Багаудин Узунаев о могильщиках дагестанской культуры

Друзья, к сожалению, я поздно обратил внимание на ту жаркую дискуссию в связи с публикацией «открытого письма» М. Кажлаева о состоянии Дагестанской культуры, вызванного отставкой г-на Р. Абдулатипова…

Наверное, следовало чуть раньше высказать свое мнение по этой теме. Но лучше поздно, чем никогда… Тем более что в дело уже вступила «тяжелая артиллерия» в лице московского дагестанского «правдоруба» г-на Магомеда Абдулхабирова, который напрямую, почти панибратски обращается к новому главе Дагестана, издали дает безапелляционные оценки делам в нашей республике, подает ему советы насчет ведения кадровой политики…

Это несколько смущает, ибо непонятно: откуда такая уверенность в своем праве на подобное поведение? Смущение усиливается, когда читаешь список лиц, которых г-н Абдулхабиров рекомендует новому главе в качестве «обоймы», способной исправить плачевное состояние Дагестана? Особенно это касается госпожи Миясат Муслимовой, которая, как я знаю на своем опыте, одержима жаждой власти и идет к ней напролом, не выбирая средств…

И вот же совпадение! В одном из постов в ФБ, подписанном неким Юнусом Юнусовым, именно она подозревается в организации всей этой истории с «открытым письмом» М. Кажлаева. Сначала его предположение показалось мне реальным, но маловероятным. Однако после того как я увидел ее имя в списке «правдоруба» М. Абдулхабирова, оно мне уже не кажется таким уж маловероятным. Окольные пути ей не чужды. Как, похоже, и самому «правдорубу»…
Но вернемся к «открытому письму» Кажлаева.

Было совершенно ясно, что первой реакцией соцсетей на этот «шедевр» будет вопрос: а почему же маэстро молчал до сих пор? Я имею в виду его молчание о нынешнем плачевном состоянии, как он пишет, «профессиональной культуры» Дагестана. Про замену же гимна, также упоминаемой в нем, он в свое время высказывался — публично и гласно. В «Дагправде» за 3 июля 2014 года можно прочесть следующие его слова: «Принимать участие в создании нового гимна не собираюсь. Нет моего любимого соавтора, да и гимн дважды не создаётся. В комиссию по оценке новых гимнов входить не собираюсь. Мой поезд в этом направлении уже ушёл…».
Высказывание вроде бы нейтральное, но слышится в нем и нотка осуждения инициативы бывшего главы РД Абдулатипова произвести этот сомнительный для большинства дагестанцев кульбит с заменой гимна. Тем не менее, это свершилось.

Что это было? Как это произошло? То ли мы имеем дело с ситуацией, когда говорят: без меня меня женили… то ли композитора как-то закулисно убедили не возражать, не спорить… то ли он, отказываясь в «Дагправде» от чести быть автором Дагестанского гимна лукавил, ибо есть информация, что он все же не сидел сложа руки, пока глава спихивал старый гимн, а и сам активно участвовал в этих действиях… Все это покрыто мраком неизвестности, но налицо результат: гимн Чалаева, названный бывшим главой «похоронкой», отправлен в небытие, а под новым мы видим имена М. Кажлаева и его «любимого соавтора» Р. Гамзатова.

Но может быть, Кажлаев возражал хотя бы против свершившегося факта незаслуженного избиения гимна своего коллеги? Публично – нет, не возражал. Более того, есть клип с новым гимном Дагестана, где «одаренные» питомцы Кажлаева с упоением исполняют «шедевр» своего учителя и патрона под древними стенами Нарын-Калы. Наверное, он не смог остановить их порыв сделать ему приятное… Ну, да приятное! Ибо имеется информация, что маэстро, который публично открестился от соучастия в грязном деле по замене гимна, не постеснялся участвовать в подготовке этого клипа, в разучивании его с оркестром… Министерства обороны РФ! Это как-то плохо согласуется с его «Дагправдинскими» заявлениями о желании дистанцироваться от некрасивой истории.

Но попробуем все же понять, почему Кажлаев не попытался препятствовать инициативе Абдулатипова, зная, какова будет общества на его молчаливое согласие на унизительный и несправедливый публичный акт в отношении его коллеги и соплеменника? Боялся, не хотел портить отношений с действующим главой? Или тот «купил» его, устроив ему пышный юбилей в связи с его 80-летием?

Первый мотив – боязнь конфликта, второй – ложное чувство благодарности. Но художник, тем более такой крупный, как Кажлаев, слову которого многие верят, доверяют, должен ли бояться вступить в конфликт в интересах справедливости и правды? Кто же, если не такие фигуры, как Кажлаев, будет подавать нам пример принципиальности в деле отстаивания справедливости и правды? Второй мотив – еще менее оправдательный: выходит, наши моральные авторитеты и маяки легко переходят на сторону оппонентов правды и справедливости, если те готовы щедро оплатить этот переход? Не все, конечно. Есть пример самого Чалаева, который отринул руку главы с подарочным юбилеем к его 80-летию. Правда, это случилось после унижения с заменой гимна, тем не менее, это был поступок, достойный подражания…

Да и, откровенно говоря, Кажлаев был авторитетом и маяком, я бы сказал, в несколько пассивном варианте: он никогда не был замечен в откликах на те или иные значимые общественно-политические события, не давал оценок сомнительным – с точки зрения общества – действиям и шагам дагестанской власти и т.п. Как бы немного сторонился общественной жизни, занимал позицию «моя хата с краю». Может быть, считал, что, перефразируя Пушкина, «музыка композитора – суть дела его…»? Тем не менее, общество было уверено, что он, как крупный художник, композитор с мировым именем просто по определению должен отстаивать правду и справедливость, тем более что в случае с инцидентом вокруг гимна Дагестана они были на стороне общества и народа. Но в то время, в разгар борьбы, он смолчал. Что, безусловно, снизило градус смелости, проявленной им теперь, потому что теперь она выглядит, как пляска на крышке гроба поверженного противника. А такие пляски порядочными людьми всегда осуждались, и вызывали у них брезгливое чувство. И, между прочим, в тех текстах, которые мне пришлось читать по поводу его «письма», оно так же присутствовало.

Почему же столь уважаемый человек, знаменитый композитор пошел на такой шаг? Тут я хотел бы вновь сослаться на публикацию Юнуса Юнусова, который попытался посмотреть на данный инцидент немного шире, и, на мой взгляд, дал ряд верных оценок как персональных, так и профессиональных. Пытаясь разобраться в мотивах поступка Кажлаева, он предположил, что «при внимательном чтении текста ловишь себя на том, что из него торчат знакомые уши… Нет, не Ларисы Гаджиевой, которая два слова, конечно, сможет связать, но с большим трудом… А вот ее напарница по непрошенному опекунству над культурой Миясат Муслимова – та вполне могла сварганить это полное злобных инсинуаций письмецо и подсунуть его на подпись доверчивому композитору. Ведь она первой разместила его на своей странице с одобрительными восклицаниями и междометиями…».

Вот это место я имел в виду, говоря выше о подозрениях Юнусова о ее роли в организации инцидента с «открытым письмом» М. Кажлаева о состоянии современной Дагестанской культуры.
То есть, по мнению Юнусова, письмо Кажлаева, вызвавшее такие сильные эмоции, было ему просто подсунуто – то ли кем-то одним, то ли некой группой лиц, заинтересованных в нагнетании негатива вокруг деятельности Министерства культуры Дагестана.

Причем этот «кто-то» замахнулся на всю культуру в целом. Партитура поделена между Мурадом Кажлаевым и Ларисой Гаджиевой так, чтобы первый сказал «а», дав повод второй сказать «б». И вот, в соответствии с этим сценарием, Кажлаев вступает и резко критикует состояние «профессиональной культуры» Дагестана… Затем вступает Лариса Гаджиева со своей партией, громогласно заявляя, что в Дагестане мертва не только профессиональная, но и народная культура. Таким образом, дуэт «Кажлаев – Гаджиева» исполнили реквием по Дагестанской культуре в целом, в обеих ее ипостасях: профессиональной и народной. Но точно ли они мертвы? Не преувеличены ли слухи об их смерти господами Кажлаевым и Гаджиевой? О профессиональной – уже сказали свое слово профессионалы (см. посты в ФБ Валерия Хлебникова и других деятелей культуры, дагестанских и федерального уровня, которые, наоборот, дают ее состоянию в Дагестане высокую оценку…).

Что касается состояния народной культуры, то тут далеко ходить не надо: ее бурная жизнь, ее активная творческая деятельность протекает из года в год у нас на глазах, в городах и районах республики. Утверждения, что народная культура Дагестана находится в плачевном состоянии, что она мертва — попросту необъективны. Только слепой может не видеть республиканские и международные фестивали и праздники, концерты и конкурсы, шествия и действа, проходящие в республике с участием самодеятельных артистов Дагестана и зарубежных гостей нашей республики.

Буквально недавно в центре Махачкалы, на площадке Русского драматического театра им. Горького проходил Республиканский фестиваль народной культуры в честь 160-летия образования нашей столицы. На нем выступили фольклорные ансамбли и группы Дагестана, в том числе и детские танцевальные и вокальные коллективы, что особенно важно для воспитания в наших юных поколениях здоровых эстетических чувств и восприятий. Международные фестивали, которых в Дагестане тоже проводится немало, проходят с участием зарубежных самодеятельных артистов из разных стран и континентов. Кроме артистов, на них съезжаются журналисты, культурологи, искусствоведы, просто любители народного творчества.
Мероприятия эти проходят в обстановке такого духовного подъема, такой эмоциональной полноты, что у людей формируется новое, более оптимистическое умонастроение. И эти праздники, эти эмоции и восторги дарят дагестанцам представители народной культуры, самодеятельные артисты! Но Ларисе Гаджиевой они кажутся… похоронами. Может быть, потому, что она, как пишет Юнус Юнусов, «сама уже ушла в небытие, как артистка, и ей белый свет не мил и везде мерещатся покойники?!..»

Увы, если это правда, то ей, а также ее коллегам Миясат Муслимовой и Магомеду Абдулахиброву не позавидуешь: жить в царстве теней, злобясь на весь свет, это же просто испытание.

Б. Узунаев.

Источник

ЧИТАЙТЕ В СЕРОМ ЖУРНАЛЕ:

Дело банды Руслана Тотурбиева на 6 марта 2015 г.
Фанаты «Кубани» и «Анжи» устроили массовую драку в центре Краснодара. Видео
Как две девушки из Петербурга отправились в Дагестан и пожалели об этом
Задержания не было
С чем связаны последние громкие задержания республиканских чиновников?
"Бонни и Клайд" нетрадиционного разлива
Будет ли Васильев реально бороться с коррупцией в Дагестане
Долгое молчание Владимира Васильева прекратилось
В правительстве Дагестана должна пройти «Операция Оптимизация»