Битва за наследие Сагида Муртазалиева

Сегодня Пенсионному фонда Дагестана был представлен новый руководитель — Магомед Исаев. Интрига состоит в том, что за Пенсионного фонда идет напряженная борьба между чародинской и хунзахской группой.

OnKavkaz подробно писал об этой борьбе, которая развернулась за лакомый кусок государственного бюджета, оседающий в стенах Пенсионного фонда, которая обострилась после заведенного уголовного дела на его прежнего руководителя Сагида Муртазалиева.

Идет она между хунзахской группой братьев Магомеда и Зиявудина Магомедовых и чародинской группой Магомеда Гаджиева, опирающегося на ресурсы лезгинского олигарха Сулеймана Керимова.

Еще в начале лета прошлого года ключевым претендентом на кресло главы Пенсионного фонда республики считался человек Зиявудина Магомедова, вице-премьер правительства республики, выходец из Хунзахского района Магомед Исаев.

Одновременно с этим, в своем прицеле кресло руководителя Пенсионного фонда республики держала и чародинская команда депутата Госдумы Магомеда Гаджиева, являющегося ближайшим соратником Сулеймана Керимова.

В итоге длительной подковерной борьбы в верхах, исполняющим обязанности руководителя республиканского отделения Пенсионного фонда был назначен Азнаур Гаджимирзоев, который в республике был практически не известен.

Республиканские СМИ тогда сообщили, по поводу Гаджимирзоева, что руководство Пенсионного фонда России предпочло назначить главой дагестанского отделения человека из своей системы. По сведениям же ресурса On Kavkaz, он являлся человеком чародинской команды Магомеда Гаджиева.

Ранее Гаджимирзоев работал начальником отдела организации и контроля систем безопасности территориальных органов ПФР в СКФО. Напомним, пока за управление Пенсионным фондом боролись хунзахская и чародинская команды, контроль над ним сохранял опальный Сагид Муртазалиев.

Сегодня же коллективу Пенсионного фонда республики был представлен новый руководитель – Магомед Исаев, до последнего времени работавший министром по туризму и народным художественным промыслам Дагестана. Тот самый Исаев, кандидатуру которого в прошлом мае отклонило руководство Пенсионного фонда России.

Магомед Исаев, в отличие от Азнаура Гаджимирзоева, по нашим сведениям, является человеком хунзахской группы Зиявудина Магомедова. Означает ли его назначение поражение чародинской группы Магомеда Гаджиева? И как сложится дальнейшая судьба прежнего руководителя Фонда Сагида Муртазалиева?

В этих и других вопросах мы попытались, обратившись к экспертам, специальныому корреспонденту газеты «Черновик» Магомеду Магомедову и политическому обозревателю радиостанции «Эхо Москвы Махачкала» Эдуарду Уразаеву.

С чем связано назначение нового руководителя Пенсионного фонда Дагестана? Кто проталкивает Магомеда Исаева в кресло руководителя?

Магомед Магомедов:

Пенсионный фонд Дагестана серьезная структура, которая оперирует средствами примерно в 50 млрд. рублей. Она не может долго оставаться без внимания различных политических групп, структур. Это один из способов манипулирования этими деньгами.

Определенное время им руководил Сагид Муртазалиев. После того, как его объявили в розыск, кресло считалось вакантным, независимо от того, сохраняет Муртазалиев свое влияние на политические процессы в Дагестане или нет.

Поэтому назначение Магомеда Исаева обсуждалось еще год назад. Он в силу того, что является выходцем из Хунзахского района, считался креатурой группы «Сумма», контролируемой братьями Магомедом и Зиявудином Магомедовыми.

Но как показывает жизнь, он больше креатура Рамазана Абдулатипова, нежели этой финансово-политической структуры. И как утверждают источники «Черновика», назначение Исаева в кресло главного главы Пенсионного фонда республики говорит больше о лоббистских возможностях руководства Дагестана.

Эдуард Уразаев:

Проследим за логикой событий. Очень часто Рамазан Абдулатипов комментирует назначения на различные должности, в том числе на руководство территориальных органов федеральных структур.

Но по отделению Пенсионного фонда России по Дагестану он 4 августа 2015 года лишь высказался, что у него нет претензий по работе к Сагиду Муртазалиеву, возглавлявшему эту структуру в 2011-20015 годах, а возбуждённое уголовное дело касается периода до его прихода к власти в республике.

Затем, в ноябре 2015 года, глава Дагестана заявил, что Муртазалиева испортила грязная среда и что он обговорил с председателем правления Пенсионного фонда России Антоном Дроздовым кандидатуру нового руководителя отделения. При этом называлась кандидатура Магомеда Исаева.

Но исполняющим обязанности в конце 2015 года назначили Азнаура Гаджимирзоева, который по не опровергнутым сведениям, близок к группе олигарха-сенатора Сулеймана Керимова и его правой руки, депутата Госдумы России Магомеда Гаджиева.

Это назначение выглядело компромиссом, поскольку Муртазалиев, надеющийся на прекращение уголовного преследования, не хотел перехода «кормушечного» места с ежегодным потоком в 45-50 млрд рублей в «чужие» руки, а с Магомедом Гаджиевым он имел дружеские отношения.

Тем не менее, на Гаджимирзоева периодически в интернете появлялся компромат, хотя официально претензий к нему никто не высказывал. Поэтому сейчас назначение Магомеда Исаева, о кандидатуре которого говорили СМИ ещё в ноябре 2015 года, выглядит как реализация ранее данного главой Дагестана обещания возглавляемой другим олигархом Зиявудином Магомедовым «хунзахской» группе, что тоже не было опровергнуто.

А Гаджимирзоеву дали поруководить в силу ещё более раннего обещания Дроздова лоббистам от группы Керимова-Гаджиева. Между тем, попытки этой группы поставить своих людей то во главу дагестанского телевидения в 2003-2004 годах, то во главу Управления налоговой службы по Дагестану в 2007-2008 годах, то на должность вице-премьера в 2012 году получили в своё время широкую огласку и приобрели скандальный характер.

Прежний руководитель Пенсионного фонда Дагестана Азнаур Гаджимирзоев считался ставленником чародинской команды, в частности, Магомеда Гаджиева. Означает ли назначение Магомеда Исаева поражение чародинской группировки во власти?

Магомед Магомедов:

Прежний руководитель не считался ставленником чародинского клана. Да, был близок им, пытался руководить структурой, на которую претендовали все более или менее агрессивные группировки в республике. Это была, скорее всего, компромиссная фигура. Назначение Исаева не означает поражения чародинской группы влияния.

Она сохраняет свои позиции в Дагестане, финансово-экономический блок, кредитная система практически полностью ими контролируется. На сегодняшний день это самая динамично растущая по влиянию и возможностям группировка в Дагестане. Вполне возможно, что Исаев будет работать вместе с ними.

Эдуард Уразаев:

Не думаю, что это поражение чародинского клана, название которого увязывается с приобретшим большую самостоятельность Магомедом Гаджиевым, уроженцем Чародинского района. О его хороших отношениях с Абдулатиповым говорят лоббирование им кандидатуры Гаджиева на выборах депутатов Госдумы в 2016 году.

А также его присутствие на встрече главы Дагестана с членом Совета федерации России Сулейманом Керимовым, состоявшейся в кабинете Абдулатипова неделю назад. Скорее всего, это произошло согласно неким неофициальным договорённостям, в том числе, и с Сагидом Муртазалиевым.

Есть ли шансы на политическую реабилитацию Сагида Муртазалиева после ухода из власти Рамазана Абдулатипова?

Магомед Магомедов:

Подобный вопрос не решается на уровне Рамазана Абдулатипова. Этот вопрос решается на уровне президента страны. Сагиду Муртазалиеву предъявлены серьезные обвинения, за которыми стоят серьезные структуры.

И реабилитация Сагида Муртазалиева без каких-либо обоснований означает, что деятельность многих правоохранительных структур будет поставлена под вопрос. Это потеря репутации, политических возможностей, поэтому этот вопрос решается только в Кремле.

И то, если этот вопрос будет поставлен непосредственно перед Владимиром Путиным. Но сомневаюсь, что есть такие силы, которые способны этот вопрос поднять перед главой страны.

Эдуард Уразаев:

Насколько я понимаю, уголовное преследование Сагида Муртазалиева носит относительно самостоятельный характер и связано с одной из силовых «башен Кремля», которая получила карт-бланш на борьбу с терроризмом. Роль Абдулатипова в судьбе Муртазалиева, как и в случае с Саидом Амировым, неясна.

В интернете говорят больше о влиянии Сагида Муртазалиева на главу Дагестана Рамазана Абдулатипова, увязывая это с большой осведомленностью олимпийского чемпиона о политической «кухне» в руководстве республики.

Так что возможный уход из власти Абдулатипова формально не должен повлиять на ход дела. Но полностью исключать политических решений, продиктованных более высокими целями и интересами, нельзя.

On Kavkaz