Чего ждать мэрам других городов республики от московских силовиков?

Мэр Махачкалы Муса Мусаев решением суда отстранен от своей должности. Такой поворот стал для него полной неожиданностью. Поскольку ему казалось, что его позициям ничего не может угрожать.

Дагестан обсуждает ту удивительную беспечность и безмятежность, с которой Мусаев продолжал управлять Махачкалой с приходом нового руководителя Дагестана Владимира Васильева. Неужели он думал, что Васильев будет продолжать обеспечивать его иммунитет на этом посту, как и прежний глава Рамазан Абдулатипов?

Однако сигналы всей дагестанской элите с приходом к власти Владимира Васильева были даны четкие. Первые заявления нового руководителя о том, что «в Дагестан пришла Россия»… Приезд в республику спецкомиссии МВД РФ… Высадка специального десанта из московских прокуроров…

Теперь, как мы писали ранее, после ареста и отстранения Мусаева от должности , руководители других муниципальных образований Дагестана осознали под каким ударом все они оказались. Но более опытный дагестанский политик Эсенбулат Магомедов, почувствовал изменение правил игры намного раньше, чем остальные.

Напомним, что Эсенбулат Магомедов при Рамазане Абдулатипове возглавил город Южно-Сухокумск. Однако с назначением новым руководителем Дагестана Владимира Васильева, Магомедов спешно покинул пост мэра Южно-Сухокумска и вернулся в кресло депутата Народного собрания.

Подобная спешная рокировка Магомедова была связана с тем, что он ровно 20 лет назад – в 1998 году попал в разработку первой московской спецкомисии, которая нагрянула в Дагестан под руководством первого заместителя министра внутренних дел России Владимира Колесникова.

В ту пору Магомедов возглавлял одну из наиболее влиятельных организаций республики — Западно-Каспийское бассейновое управление («Запкаспрыбвод»), в функции которого входит охрана и разведение осетровых рыб. Тогда Магомедов был взят под стражу с предъявлением обвинений в хищении 800 тыс. рублей, выделенных управлению из госбюджета.

Владимир Колесников в разгар этих дел месяцами жил в Дагестане. Дагестанские журналисты тогда окрестили Колесникова Ураганом, а народ поверил в реальную борьбу с кланами. Однако, вскоре первая попытка Москвы зачистить Дагестан от кланов была свернута.

В последующем Магомедову удалось вернуться в политическую обойму Дагестана и даже возглавить при Абдулатипове Южно-Сухокумск. Однако, назначение главой республики генерала экономической безопасности Владимира Васильева Эсенбулат Магомедов оценил предельно быстро и трезво.

В отличие от Мусаева, у которого такого опыта соприкосновения с генералами федерального уровня еще не было. Теперь для Дагестана самое интересное, работа каких еще муниципальных образований, кроме Махачкалы, заинтересует московскую команду силовиков, высадившихся в республике?

Своими прогнозами относительно возможного развития событий в республике с порталом On Kavkaz делятся Магомед Магомедов, специальный корреспондент дагестанской газеты «Черновик» и Милрад Фатуллаев, главный редактор РИА «Дербент».

После задержания мэра Махачкалы Мусы Мусаева, главам каких городов Дагестана стоит опасаться попадания их работы в фокус внимания прокурорско-следственной бригады, высадившейся в Дагестане?

Какие претензии и по каким конкретно эпизодам у московских силовиков могут возникнуть к главам Дербента, Хасавюрта, Буйнакска и Избербаша?

Магомед Магомедов

Система взаимоотношения республиканских властей и модель поведения глав муниципальных образований Дагестана вообще у всех одинакова. Она направлена на то, чтобы больше привлекать республиканские бюджетные средства и неэффективно их расходовать на своей территории.

Можно догадываться, куда поедет прокурорско-следственная бригада. Но куда они не отправились, нарушения будут однообразными – в сфере земельного законодательства, земельных норм, распределения бюджетных средств, вопросы выплаты заработной платы, создания инфраструктуры.

Сейчас не имеет смысла гадать, куда именно они поедут. Можно быть твердо уверенным лишь в том, что, куда бы ни поехали, они везде найдут нарушения.

Милрад Фатуллаев                     

Приезжая группа прокуроров не занимается следствием. Они призваны решить несколько задач. Первое – ревизия прокуратуры. У нас все проблемы оказались реальными, потому что республиканская прокуратура сработала с точностью да наоборот.

Следом идут проверки по земельному законодательству, градостроительству и соблюдение норм строительства. Далее исследование реализации крупных проектов, связанные с вопросами земли. Четвертое направление — деятельность основных муниципалитетов. По некоторым уже начались проверки, например, по Махачкале, но не столь охотно.

Исследование мэрии Махачкалы по соблюдению норм градостроительства, строительства и бюджета. К Каспийску будет уделено внимание. В этом город команда Абдулатипова имела серьезные виды. В пользу Каспийска выделялись земли Кумторкалинского района, были вопросы с ипподромом и много других вопросов.

Третий город – Дербент. «Башня Легенд» Абдулатипова построена с большими нарушениями законодательства, речь об уничтожении памятника всемирного наследия.  На территории Дербентского завода шлифовальных станков идет строительство жилых комплексов. Это происходит благодаря незаконному выделению территорий.

Дербент в числе городов, где существует проблема обманутых дольщиков. Они на протяжении 14 лет просят о возвращении денег. И еще одна проблема – реализация программы ветхого и аварийного жилья. Еще могли бы посмотреть, какая ситуация сложилась в Хасавюрте после 18-летнего правления Сайгидпаши Умаханова. Город сегодня управляется его преемником.

В Избербаше проверки возможны в комплексе. Они будут свидетельствовать о том, что проверки начались в ближайшем окружении Абдусмада Гамидова. Мэр Избербаша Абдулмеджид Сулейманов и глава ТФОМС Дагестана Сулейман Магомедов являются родными братьями и одновременно родственниками премьер-министра Гамидова. Они люди из одного клана.

Сразу же после назначения Владимира Васильева врио главы Дагестана мэр Южно-Сухокумска Эсенбулат Магомедов отказался от своей должности и предпочел вернуться в кресло депутата Народного собрания республики.

Как вы думаете, почему? Он мог предвидеть неизбежное начало проверок деятельности глав городских администраций и заранее предпочел депутатский иммунитет от возможных претензий со стороны силовиков?

Магомед Магомедов

На мой взгляд, Эсенбулат Магомедов поступил правильно. Когда он возглавлял город, то был встроен в существующую модель власти, то есть был человеком Рамазана Абдулатипова. И именно Абдулатипов был гарантом его юридической безопасности.

Не думаю, что Эсенбулат Магомедов хочет находиться на посту главы города, население которого достигает едва 15 тысяч человек, не самого развитого и экологически удачного, и нести за него ответственность перед республиканскими властями.

Это титанический труд. Ему проще и безопаснее находиться в кресле депутата Народного собрания Дагестана, потому что этот статус не зависит от настроения главы республики и т.д. В данной ситуации он сам себе хозяин.

Предвидеть начало проверок он не мог, но у него есть опыт в том, что с приходом нового руководителя республики в муниципалитетах следуют проверки, к этой работе подключаются силовики и т.д. На мой взгляд, он правильно перешел в орган, который представляет основные финансово-политические группировки в республике.

Милрад Фатуллаев

Эсенбулат Магомедов известен давно. В последнее время о нем мало слышно. На днях в Южно-Сухокумск направлен новый прокурор из Табасаранского района. Возможно, со сменой прокурора связано начало проверок в городе.

Не исключается, что в ближайшее время узнаем об интересных делах. Уход Магомедова в Народное собрание Дагестана ни о чем не говорит и никак его не оградит от вопросов со стороны следствия.

К каким именно сельским районам и по каким эпизодам у московской бригады могут возникнуть претензии? Может ли дойти дело до задержаний отдельных глав и отстранения их от должностей?

Магомед Магомедов

К любому городу, району, главе при желании можно найти уголовное дело. Это вопрос лишь к фантазии московских прокуроров, и к тому, насколько главы сельских районов окажутся удачливыми, попадут ли они в число тех, кого проверят.

Что касается задержаний, это политический вопрос. У нас есть юриспруденция и политика, это два взаимодополняющих явления. Если будет команда или пожелания из республиканского или федерального центра, то аресты будут.

Если это непринципиально, то могут оставить их на свободе. В данной ситуации можно быть уверенным, что могут прийти к любому. К сожалению, у нас пока нет идеально чистых и честных муниципалов.

Милрад Фатуллаев

Серьезные нарушения связаны с земельным законодательством. Это ликвидный актив, к которому есть повышенное внимание. С землей связана возможность реализации бизнес-проектов. Без возможности получить землю в Дагестане провалился не один проект, даже имеющий за собой финансирование и поддержку влиятельных фигур.

В этой связи вопросы могут возникнуть к главам Кумторкалинского, Каякентского, Карабудахкентского и Кизилюртового районов. Здесь реализовывались крупные проекты Рамазана Абдулатипова, которые провалились. Под них отчуждались земли. Думаю, это происходило не без нарушения закона.

Земельные эпизоды будут расследованы, так как они связаны с огромными суммами, ущербом для республики. Нельзя снимать со счетов ситуацию в Тляратинском районе. Львиная доля различных грантов ушли именно в этот и близлежащие районы.

 

On Kavkaz

ЧИТАЙТЕ В СЕРОМ ЖУРНАЛЕ:

Криминальные новости Дагестана на 11 декабря 2013 г
Криминальные новости Дагестана на 8 декабря 2014 г.
И.о. главы Дербентского района Яхья Гаджиев, сложил полномочия
Крохоборы в "Дагестанской правде"?
Дело об убийстве Мусаила Алаудинова на 10 февраля 2016 г.
Зиявудин Магомедов заявил о возможном запуске поездов Hyperloop из Москвы в Сочи и Петербург
Дочь Мусы Бажаева написала из Америки, что «везде лучше, чем в Рашке»
Твердыня хана Делимханова
Ход генерала