Чем отличается Зиявудин от Сулеймана?

Чем отличается Зиявудин от Сулеймана? Тем же, чем Рокфеллеры от Ротшильдов?

Серия публичных мероприятий, спонсированных и организованных 25 сентября в Махачкале председателем совета директоров группы компаний «Сумма» Зиявудином Магомедовым, вызвала повышенный интерес и несколько публикаций в СМИ. Дело в том, что, помимо уже привычных торжественных церемоний и презентаций проектов, Магомедов на встрече с активистами молодёжных проектов дал публичное интервью московскому журналисту и отвечал на вопросы из зала более часа. Одни сочли это политической заявкой, другие – романтической причудой олигарха, третьи – расчётливым бизнес-шагом! Противоречивость впечатлений усиливается и оттого, что такая публичность резко контрастирует с поведением другого долларового миллиардера дагестанского происхождения – Сулеймана Керимова. Что бы это значило?

ДО 47-ЛЕТИЯ

Что мы знали о Зиявудине Магомедове до этой встречи, которая состоялась в день его рождения? Первые информации в дагестанских СМИ о братьях Магомедовых появились в середине 2000-х годов с рассказами о подарках детям из интернатов. Тогда они ещё не входили в престижный список долларовых миллиардеров журнала «Форбс», но Магомед уже был сенатором (членом Совета Федерации Федерального Собрания РФ) от Смоленской области. Отсюда неофициальное название – «братья смоленские».

С избранием президентом России Дмитрия Медведева дела у Зиявудина, благодаря знакомству с вице-премьером правительства РФ Аркадием Дворковичем (они вместе учились на экономическом факультет МГУ), пошли в гору, его компании получают хорошие госзаказы, он возглавил одну из рабочих групп по подготовке Дальневосточного саммита. Магомед, правда, утратил статус сенатора и стал на время советником председателя Совета Федерации ФС РФ. Зато попал в число 5 официальных кандидатов в президенты Дагестана в 2010 году.

Затем при правлении президента Дагестана Магомедсалама Магомедова и руководстве госкомпанией «Курорты Северного Кавказа» Ахмедом Билаловым, который приходится Зиявудину двоюродным братом, появился проект горнолыжного курорта «Матлас» в Хунзахском районе, откуда они родом. К концу правления Медведева братья вошли в список миллиардеров журнала «Форбс», у них появились права на части портов в Роттердаме (Голландия), Новороссийске и Владивостоке, Зиявудин появился на центральных телеканалах с комментариями о результатах Дальневосточного саммита и по вопросам деятельности его зерновой компании.

С приходом к власти в Дагестане Рамазана Абдулатипова дочерняя компания «Суммы» – «Мостоотряд-99» – вытеснила местных конкурентов и стала получать большинство дагестанских госзаказов на строительство автодорог, которое считается одной из самых коррупциогенных сфер, впрочем, как и по всей стране. Речь идёт о нескольких миллиардах рублей ежегодно. Например, на 2015 год на строительство и реконструкцию автодорог в республике выделяется 6,8 млрд. Госзаказ на реконструкцию взлётно-посадочной полосы в махачкалинском аэропорту, стоимостью 2 млрд. рублей, был, правда, федеральным. «Суммой» был также приобретён бывший рыбный порт, но проект создания нового предприятия затормозился.

Тем не менее рост личного капитала владельцев «Суммы» заметили в «Форбс», и экспертами он уже оценивался в 2014 году в 1,2 млрд. долларов. При этом с 2014 года в информационном пространстве остался один из братьев, с чем это связано – неизвестно.

С объявлением двоюродных братьев Билаловых в розыск позиции Зиявудина были поколеблены, но его участие в свадьбе пресс-секретаря России Дмитрия Пескова, состоявшейся в Сочи в августе этого года и наделавшей много шума, вновь продемонстрировало его близость к руководству страны.

Хорошую прессу получил Зиявудин Магомедов благодаря реализации малозатратного проекта по созданию бизнес-инкубатора Plug&Play, который плавно перетёк в новый проект – создание культурно-образовательного центра «Периметр». Его презентация и состоялась на этой встрече.

ВЗГЛЯДЫ НА ЖИЗНЬ В ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ

На встрече сначала показали видеоролик с кратким рассказом о деятельности благотворительного фонда «Пери», а потом выступили предприниматели и программисты, кратко рассказавшие о реализуемых ими интернет-проектах, которые нуждаются в дальнейшей поддержке. Глава РД Рамазан Абдулатипов, выступая на встрече, заявил, что «Зиявудин Магомедов никогда не остаётся в стороне от родной республики, приносит много интересных проектов в Дагестан, призванных изменить культурную среду». Он отметил строительство комплекса «Домик Петра I», помощь Фонду арабской культуры, проект «Матлас» и образовательные проекты.

Можно было ожидать, что в публичном интервью главному редактору газеты The Moscow Times Наби Абдуллаеву будут уточняющие вопросы о проектах, однако основными темами стали его общие взгляды на жизнь, её принципы и цели. Так, отвечая на вопрос о благотворительности, бизнесмен заявил: «Всё делается для слабых. Одаренные, талантливые, те, кто может изменить ситуацию, среду и общество в целом, остаются незамеченными. Для себя я решил, что благотворительность, направленная на изменение среды, важнее. Поэтому я вкладываюсь в образование».

Здесь он рассуждает о социальном проекте в соответствии с бизнес-критериями. Действительно, вкладывая в одарённого молодого человека, можно получить большую отдачу, которая в будущем расширит возможности помочь нуждающимся.

Далее Зиявудин пояснил: «Как сделать так, чтобы дагестанской молодежи хотелось учиться? Каждый в Дагестане хочет быть знаменитым. Это желание быть успешными надо поддерживать, но – взращивая понимание, что без образования успех невозможен. Поверьте, человеческий ресурс плюс зверские амбиции сделают свое дело. Да, вокруг агрессивная среда, мало ресурсов. Но именно эти два фактора помогли в свое время Израилю стать Израилем».

Надо думать, что эти слова основаны на личном опыте и такой подход в корне отличается либо от силовой, либо от дармоедской философии успеха, распространённой среди детей «крутых» отцов. И важно, что это говорит человек, добившийся серьёзного успеха.

Развивая тему, Магомедов сказал: «Не боюсь ли я, что вкладываюсь не в Дагестан, а в дагестанцев? Нет ничего страшного в том, что ребята, в чье образование мы вкладываемся, возможно, уедут из республики. Во-первых, они покажут себя миру, их обаяние и симпатия к ним окажут положительное влияние на имидж республики. Зеркальный эффект. Люди захотят сюда ездить. А во-вторых, дагестанцы всегда будут возвращаться в Дагестан».

В этом случае бизнесмен продемонстрировал эдакий патриотизм в бизнес-измерении. На научном языке это означает, что если даже инвестиции в человеческий капитал могут не дать очевидного сиюминутного эффекта, то косвенно они принесут мультипликативный эффект. Поэтому в долгосрочном плане они перспективны!

Каждому участнику встречи была подарена книга о крупном американском миллиардере Илоне Маски (журнал Forbes в 2015 году оценил его состояние в $12 млрд.), которого Магомедов считает «самым выдающимся после Стива Джобса человеком на планете Земля». Маск известен как создатель крупнейшей в мире компании-оператора электронных платежей Paypal, компании SpaceX по созданию ракет-носителей для перевозки в космос как грузов, так и астронавтов, а также компании Tesla Motors, сферой деятельности которой является создание экологически чистых электромобилей. Он убеждённый сторонник создания прорывных технологий, которые должны существенно облегчить и обезопасить жизнь людей на планете. Помимо Маска, Магомедов назвал ещё двух своих кумиров – это царь Пётр I и имам Шамиль.

По мнению некоторых блогеров, на основе этих и других заявлений бизнесмена и его ответов на вопросы журналистов и участников встречи вытекает вывод о том, что Зиявудин Магомедов не рвётся к власти, а все его кажущиеся политическими шаги обусловлены правилами, сложившимися в нашей стране. Именно этим бизнесмен объяснил финансирование им хоккейного клуба «Адмирал». На самом деле Зиявудин является приверженцем научно-технического прогресса и модернизации общества на его основе, но предпочтёт действовать в условиях сложившейся системы общественного и государственного управления в стране, то есть не изменяя модели власти («а-ля Пётр I»). Поэтому Магомедова и относят к «прогрессорам». Подкрепить такое впечатление должно было интерактивное шоу «Бал роботов», организованное в том же шатре, где проходила встреча.

Однако желаемого бизнесменом разговора с продвинутой махачкалинской молодёжью о жизненных принципах и прогрессе не получилось, т. к. аудитория на эти темы не откликнулась.

ЗИЯВУДИН НА ФОНЕ СУЛЕЙМАНА

Чтобы понять личность Зиявудина Магомедова, лучше сравнить его сСулейманом Керимовым («Форбс» оценивал его состояние в 2007 году в более чем 16 млрд. долларов, а в 2014 – в 3,6 млрд.). Керимов прославился в Дагестане ежегодной отправкой за его счёт 3-5 тысяч паломников, продвижением ФК «Анжи» на европейский уровень, оплатой лечения детей с тяжёлыми заболеваниями, премиями за победы на ОИ и ЧМ борцам вольного стиля.

Если Зиявудин занимается строительством, транспортом, торговлей зерном и научно-образовательными проектами, то Сулейман работает в основном на финансовых рынках, скупает и продаёт акции предприятий, используя для этого банковские кредиты. Строительство Керимовым Каспийского завода листового стекла и приобретение ФК «Анжи» были, скорее всего, связаны с выполнением задач, поставленных Владимиром Путиным и Дмитрием Медведевым по инвестированию в свою малую родину и воспитанию молодёжи. Теперь он от предприятия и клуба хочет избавиться, но продав их по хорошей цене, как это ему часто удавалось сделать. В этом году он не стал финансировать хадж. Зато Керимов пока не отказался от планов реконструкции комплекса зданий махачкалинского аэропорта и строительства аэропорта около Дербента. Более того, его интерес к родному городу усилился, судя по выдвижению главой Дагестана Рамазаном Абдулатиповым кандидатом в мэры Дербента Малика Баглиева, приходящимся Керимову, по неподтверждённым, но и неопровергнутым данным, дальним родственником. Этот шаг сделан почти одновременно с тем, что Александр Хлопонин на встрече с президентом России Владимиром Путиным 5 октября сообщил, что готовится программа дальнейшего социально-экономического развития города-юбиляра.

Наконец, он пока не отказался участвовать в строительстве курортов на побережье Каспийского моря…

Тем не менее по их делам очевидны различия в бизнес-интересах наших олигархов в отраслевом разрезе. Поэтому они вызвали у меня ассоциации со знаменитыми миллиардерами Рокфеллерами (преимущественно нефтяной бизнес и промышленность) и Ротшильдами (банковский бизнес и рынок ценных бумаг). Признаюсь, что в плане бизнеса мне симпатичнее первые, чем вторые.

В политическом разрезе Магомедов участвует в рабочих группах правительства РФ и всё лучше выступает перед аудиторией. У него, как сообщил он сам на встрече в Махачкале, дружеские отношения с Дмитрием Песковым. Касаясь скандальных сообщений о том, что он арендовал в августе для свадебного путешествия пресс-секретаря президента РФ Пескову фешенебельную яхту за 26 млн. рублей, Зиявудин заявил: он отдыхал с детьми, друзьями и знакомыми, «никогда не платил за то, чем сам не пользуюсь». Почему-то хочется воскликнуть: а что же ты полтора месяца не объяснял, а отвергал?

Керимов же, являясь сенатором, а ранее депутатом, почти не ходил на заседания Госдумы и Совета Федерации ФС РФ и нигде никогда публично не выступал, интервью не давал. Зато, вложив в строительство и реконструкцию Московской Соборной мечети 170 млн. долларов, сумел на днях вернуть себе расположение Владимира Путина и стоял в одном ряду с ним и президентом Турции Реджепом Эрдоганом во время церемонии открытия красивого культового комплекса.

Зиявудин, как бы навёрстывая упущенное, этим летом подарил муфтию Ахмад-хаджи коня и 5 «лад-приор» победителям скачек его имени, а также средства на завершение упомянутой мечети.

Магомедов в порочащих связях с женщинами не замечен, а Керимов… Достаточно назвать телепродюсера Тину Канделаки и балерину Анастасию Волочкову.

Зиявудин любит науку и технику, а Сулейман – поп-музыку и английский футбол.

Наконец, у Магомедова отношения с Абдулатиповым такие, как с дядей родным, а у Керимова – вопрос. Хотя по возрасту они близки.

ЧТО ИХ ОБЪЕДИНЯЕТ?

Несмотря на различия, у Зиявудина Магомедова и Сулеймана Керимова есть общие черты. Во-первых, оба являются олигархами, что в соответствии с наукой означает соединение в их деятельности бизнеса и власти. Керимов был депутатом Госдумы и стал в 2007 году сенатором от Дагестана, пролоббировал назначение вице-премьером правительства Дагестана Олега Липатова, ранее гендиректора его компании «Нафта-Москва», и т.д.

Брат Зиявудина Магомед был сенатором и кандидатом в президенты Дагестана, он дружит с зятем главы Дагестана Магомедом Мусаевым, их человек Загид Хучбаров назначен Рамазаном Абдулатиповым руководителем Агентства по дорожному хозяйству, а Саид Юсупов продвинут на должность главы Хунзахского района.

Популярность они приобретали не через встречи с избирателями и личную медиаактивность, а в основном с помощью информаций в СМИ о благотворительных акциях и поддержке спортивных и инвестиционных проектов. Исключением стала рассматриваемая встреча Магомедова.

Что касается жизненных ориентаций, то оба любят зарабатывать деньги, верят в Аллаха и силу дагестанских традиций, поклоняются многим западным ценностям, держат нос «по ветру» в политике, не лишены тщеславия, иногда проявляют сентиментальность. Но в деловом поведении и Керимов, и Магомедов являются жёсткими бизнесменами, и все дела рассматривают с точки зрения экономической, социальной и политической выгоды. Оба являются по-английски селфменами, то есть личностями, сделавшими себя сами. Вместе с тем они стали продуктами эпохи, воплощая в себе противоречия и недостатки переходного периода, несовместимые ценности и ориентации.

КТО ЛУЧШЕ?

Богаче Сулейман Керимов, и он сделал для дагестанцев больше, чем другие бизнесмены-земляки, но в нём не видно искренности, у него мало друзей, он кажется циничнее и авантюрнее, а потому опаснее.

Зиявудин Магомедов представляется человеком более открытым, искренним и с элементами романтики. Он более традиционалист, что подчёркивается и одеждой с воротником-стойкой. В то же время олигарх, как я уже сказал, немного романтик, поскольку верит в силу научно-технического прогресса и полезную амбициозность дагестанцев. Хотя, судя по разбросанным сообщениям, по ряду проектов дела у него в последнее время выглядят неважно, он смотрится в моих глазах симпатичнее.

Однако насторожил меня его ответ на вопрос о том, что он будет делать, если благоприятные условия, которые, на его взгляд, сложились в последние два года в Дагестане, изменятся. «Мы этого не допустим», – последовал ответ. А я, как и многие другие, ожидал, что его планы не зависят от конкретных личностей и конкретных обстоятельств!

Поэтому приходится отказаться от иллюзий и оценивать не по словам, а конкретным делам!

Эдуард Уразаев, газета «Свободная республика»