Дагестан за проволокой: серия арестов — итог двухлетнего расследования

Отставка правительства и серия арестов в Дагестане — итог двухлетнего расследования и встречи президента России с главой республики, рассказал источник РБК в аппарате МВД и подтвердил близкий к правительству Дагестана собеседник

Облава на правительство

В понедельник, 5 февраля, в Дагестане прошла одна из самых масштабных антикоррупционных операций за историю республики. Сравнимую по масштабам зачистку в регионах силовики провели осенью 2015 года в Коми, тогда по делу о создании организованного преступного сообщества были арестованы губернатор Вячеслав Гайзер и его предшественник на этом посту Владимир Торлопов.

Вечером в понедельник, 5 февраля, врио главы Дагестана Владимир Васильев отправил правительство республики в отставку.

Оперативные действия в Махачкале, как уточнил РБК источник в центральном аппарате МВД, начались в ночь с 4 на 5 февраля. Оперативники ФСБ провели обыски в домах и на рабочих местах высокопоставленных чиновников правительства республики: врио председателя правительства Абдусамада Гамидова, врио вице-премьера Шамиля Исаева, врио вице-премьера Раюдина Юсуфова и экс-министра образования Шахабаса Шахова.

Силовики проводят следственные действия в администрациях Табасаранского района, Махачкалы, Избербаша, Ботлиха, Буйнакского и Кизилюртовского районов республики, сказал РБК источник в центральном аппарате МВД. По его словам, ситуация в Дагестане контролируется директором ФСБ Александром Бортниковым.

Как рассказали РБК источники в центральном аппарате МВД и региональном управлении ФСБ, в Дагестане в ближайшее время ожидается продолжение массовых арестов высокопоставленных чиновников. В Махачкале продолжает работать группа Генпрокуратуры — в мэрии региональной столицы ревизорам выделили отдельные кабинеты, за каждым сотрудником закреплено свое направление и ведомство, отметил источник РБК в центральном аппарате МВД.

Следственный комитет России объяснил задержания руководства республики расследованием дела о хищении средств из бюджета. Следователи возбудили дело по статье о мошенничестве в составе организованной группы либо в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК РФ). По версии следствия, задержанные с «иными лицами» похитили из бюджета средства на реализацию социальных программ. О каких программах идет речь, следователи не сказали. При обысках у Гамидова нашли золотой пистолет ТТ в кейсе, пистолеты «Беретта» и ПМ, два автомата Калашникова и патроны.

На выложенной СКР записи видно, как вооруженные оперативники осматривают коттедж дагестанских чиновников, оператор показывает большой дом из песчаника, ворота с позолоченными узорами и клетку для птиц на дереве во дворе. В кадре крупными планами показывают задержанного премьера Гамидова в наручниках, изъятое оружие, а также вице-премьеров Исаева и Юсуфова. В конце видео оперативники уводят задержанных с мешками на головах в направлении самолета.

Задержанным дагестанским чиновникам также могут предъявить обвинения в организации преступного сообщества, рассказали РБК источник в центральном аппарате МВД и собеседник, знакомый с материалами расследования. «У следствия уже достаточно материалов, чтобы возбудить уголовное дело по ст. 210 УК РФ [организация преступного сообщества]. В состав ОПС входили чиновники самого высокого уровня, а также сотрудники правоохранительных органов», — отметил собеседник.

«Как везде в России»

Источник РБК в центральном аппарате МВД рассказал, что материалы на чиновников республиканского правительства начали собирать два года назад. «Для заведения уголовных дел не хватало политического решения из федерального центра», — отметил собеседник. Теперь с приходом Владимира Васильева началась масштабная чистка системы управления республикой. «Известно, что решение о чистке региона было принято после встречи Васильева с Путиным», — рассказал источник в МВД. Информацию о двухлетнем расследовании силовиков и встрече Васильева с Путиным по этой теме подтвердил источник РБК, близкий к руководству республиканского правительства.

Согласно сайту Кремля, Васильев был на приеме у президента 4 декабря 2017 года. «Я обращался за помощью по желанию наших граждан навести порядок в республике во всех отношениях. Хочу поблагодарить генерального прокурора за то, что он согласовал новую кандидатуру прокурора. Люди ждут этих решений: и бизнес, и граждане. Все хотят закона такого, как в России», — приводит слова Васильева пресс-служба Кремля. «Как везде в России», — поправил его Путин. Другого упоминания о присутствии в повестке встречи темы борьбы с коррупцией в сообщении пресс-службы не приводится. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков на момент написания материала не ответил на вопрос РБК, действительно ли на встрече Васильева и Путина обсуждалась антикоррупционная операция в Дагестане.

Облава на кланы

Власть в Дагестане традиционно строится на договоренностях этнических кланов, которые зачастую делятся по принадлежности к той или иной территории проживания, но на этот раз аресты идут не по принципу удара по одному из них, заметил источник РБК, близкий к руководству республики. «Гамидов — даргинец из села Мекеги в Левашинском районе Дагестана, Исаев — аварец, и они друг друга реально недолюбливали всегда и ревновали. Юсуфов вообще табасаранец. У них у всех кланы разные», — заметил собеседник РБК.

При этом сильнейший удар был нанесен по представителям так называемого клана мекегинских, в который входят выходцы из села Мекеги. По словам источника РБК в региональном управлении ФСБ, к этому клану относится задержанный Абдусамад Гамидов. Его старший брат, министр финансов республики Гамид Гамидов, погиб в 1996 году в Махачкале в результате теракта. Силовикам также известно, что интересы этой политической группы представлял исполняющий обязанности мэра Махачкалы Муса Мусаев, отметил источник. По его словам, из политических тяжеловесов к мекегинским относится также экс-глава Махачкалы, двоюродный брат Гамидова, Магомед Сулейманов. Он возглавляет территориальный фонд обязательного медицинского страхования.

Показательная порка

Атака на элиты республики связана с приходом в регион нового руководителя, генерал-полковника милиции, бывшего главы фракции «Единая Россия» в Госдуме Владимира Васильева, сказал РБК экс-министр печати и массовых коммуникаций Дагестана Нариман Гаджиев. «Это показательная порка, силовикам необходимо наладить контроль в малоконтролируемом регионе, одиозных почистить, своих людей расставить. Когда Васильев пришел в регион, он увидел масштабы воровства и коррупции», — отметил Гаджиев.

Дагестан — один из самых коррупционных регионов России, говорят жители республики, с которыми пообщался корреспондент РБК. «У нас ничего невозможно сделать без взятки. Хочешь устроиться на работу — плати, даже если ты идешь нянечкой в детский сад», — рассказала РБК об опыте поиска работы жительница Каспийска. «Сын хотел в армии служить, пришлось собирать деньги на взятку, племянник решил в полиции работать, но у семьи денег не хватило, уехал в другой регион», — рассказывает житель одного из горных сел республики.

После серии арестов 5 февраля паника у большинства чиновников правительства Дагестана и администраций городов и районов, такая же паника у главврачей и других «главных бюджетников», каждый примеряет работу комиссии силовиков из Москвы на себя, рассказывает РБК источник, близкий к руководству республики. Раз задержали руководителей правительства и мэра столицы, значит, можно прийти к любому влиятельному чиновнику, и заступиться будет некому, объясняет другой знакомый с настроениями региональной элиты собеседник.

Аресты и обыски

Еще 30 января источники РБК рассказали, что в Махачкалу прибыли следователи центрального аппарата МВД и ФСБ, а также сотрудники Генпрокуратуры. Собеседники РБК уточнили, что десант федеральных силовиков собирает доказательную базу в отношении региональных чиновников, а также представителей МВД и прокуратуры.

Облаве на правительство республики предшествовало задержание главного архитектора Махачкалы Магомеда-Расула Гитинова и мэра региональной столицы Мусы Мусаева. Мэр Махачкалы был человеком врио премьера Дагестана Абдусамада Гамидова, «поэтому можно считать, что это удар по премьеру», говорил тогда РБК источник, близкий к руководству Дагестана. Гамидов в 1990-х годах возглавлял правление махачкалинского коммерческого банка «Эльбин» — именно в этом кредитном учреждении с 1993 по 1999 год Мусаев работал начальником валютно-экономического отдела.

До ареста Мусаева, 13 января, Владимир Васильев рассказал о скором приезде в Дагестан специальной группы из Москвы. Прокуроров заинтересовало соблюдение требований земельного, градостроительного и природоохранного законодательства в столице Дагестана — проверка была инициирована генпрокурором России Юрием Чайкой. Визиту предшествовали сигналы со стороны республиканского управления Федеральной антимонопольной службы о нарушениях в мэрии. 26 декабря антимонопольщики обвинили комитет по управлению имуществом администрации Махачкалы в ограничении доступа к торгам по продаже недостроенного здания с земельным участком. В ноябре УФАС сообщило, что за три месяца мэрия Махачкалы незаконно изменила виды разрешенного использования 12 земельных участков общей площадью более 7,5 тыс. кв. м.

Вскоре после этого, 16 января, Счетная палата республики опубликовала результаты собственной проверки деятельности администрации Махачкалы, по итогам которой заявила о нарушениях на общую сумму почти 3 млрд руб. Среди претензий Счетной палаты: нецелевое и неэффективное использование бюджетных средств, завышение стоимости строительных работ, нарушения при муниципальных закупках.

«За колючей проволокой»

Задержание министров, как и арест мэра Махачкалы в середине января, вызвало негативную реакцию экс-главы республики Рамазана Абдулатипова, при котором они и заняли руководящие должности в республике. В разговоре с РБК он назвал происходящее «кампанейщиной» и сравнил ситуацию с предложением Владимира Жириновского оцепить Северный Кавказ «колючей проволокой». Абдулатипов​, занимающий пост спецпредставителя президента по вопросам сотрудничества с государствами Каспийского региона заявил РБК, что, «если есть конкретные обвинения по конкретным вопросам, надо разбираться, а не проводить кампанию и держать республику в таком нервно-психологическом напряжении».

Абдулатипов ушел в отставку 3 октября. Еще в конце сентября источники РБК сообщали, что его экстренно вызвали в администрацию президента, где предложили ряд должностей и обсудили с ним кандидатуру возможного преемника. Предложение об отставке было неожиданным для Абдулатипова, поскольку он рассчитывал доработать до конца, ​ рассказывали источники РБК в окружении главы региона.

Отобрали индульгенцию

Антикоррупционная зачистка в Дагестане означает окончательный крах старой модели управления в регионе, сказал РБК старший научный сотрудник РАНХиГС Константин Казенин. «Местная элита, внутри которой есть баланс между разными влиятельными кланами, обеспечивала относительную стабильность в регионе и за это получала индульгенцию на разного рода действия, не всегда вписывающиеся в российские законы. От этой модели управления уходили давно, а сейчас однозначно решили покончить с ней целиком и полностью», — уверен Казенин.

Казенин напомнил, это не первая серия арестов высокопоставленных чиновников в республике. В 2013 году был задержан и позже осужден на пожизненный срок влиятельный клановый лидер, мэр Махачкалы Саид Амиров, «но образовавшийся вакуум заполнили другие клановые группы, влияние которых расширилось», — отметил Казенин.

Эксперт полагает, что возможным итогом прихода Васильева на пост главы станет рост влияния приехавших из других регионов чиновников. С ним согласен политконсультант Дмитрий Фетисов: Васильев, по его словам, при помощи федеральных силовиков бросил вызов практически всей местной элите. «Теперь перед ним встанет задача решения кадрового вопроса, когда никому из местных нельзя доверить ключевые должности, а из других регионов ехать работать в Дагестан нет особо желающих», — отметил эксперт.

Коррупция в Дагестане создает дополнительную нагрузку на местный бюджет, мешая Кремлю выполнять социальные обязательства перед президентскими выборами — и это может быть еще одной причиной начала зачистки властной верхушки в Дагестане, считает политолог Николай Миронов. Чистки в Дагестане могут быть сигналом и другим регионам, указал РБК Миронов.

Рамазан Абдулатипов, напротив, считает, что зачистка может помешать перед выборами — из-за облавы силовиков фактически «дискредитируется вся власть республики».

РБК: https://www.rbc.ru/politics/05/02/2018/5a78680d9a79474a72f4c662