Дело Бадрудина Мусаева на 28 июня 2017 г.

28 июня, в Советском районном суде Махачкалы состоялось очередное судебное заседание по уголовному делу в отношении сына мэра Махачкалы Бадрудина Мусаева. Обвиняемый был настолько несдержан, что после многочисленных замечаний суд удалил его из зала.

Напомним, Мусаева-младшего обвиняют в применении насилия в отношении представителя власти  (ст. 318 УК) и оскорблении представителя власти (ст. 319 УК). Скандал разгорелся, после того как в Интернет попала видеозапись потасовки с полицейскими, произошедшая в ночь с 31 мая по 1 июня прошлого года на перекрёстке улиц Ярагского и Гамзатова Махачкалы. Потерпевшими были признаны трое сотрудников отдельного батальона ДПС УМВД по Махачкале: Вадим КарибовАли Магомедов и Султан Багандов, которые несли службу в ту ночь.

На прошедших судебных заседаниях потерпевшие рассказали, что в тот день, примерно в 00:30, со стороны ул. Петра I подъехала машина «Мерседес-Бенц» и начала делать виражи. Водитель не выполнил требование об остановке, открыл дверь, выразился нецензурной бранью и уехал. Через две-три минуты машина вернулась. Потерпевшие рассказали, что снова попытались её остановить, но водитель не отреагировал и проехал в сторону ул. Дахадаева на красный сигнал светофора. Через некоторое время к ним подошли несколько молодых людей, в том числе Мусаев, которые спровоцировали конфликт. Полицейские вызвали подкрепление, а к этому времени на месте скопилось уже внушительное количество людей. Задержать Мусаева удалось с трудом.

До начала заседания 28 июня обвиняемый выказывал раздражение из-за присутствия журналистов и пытался выяснить, чем им интересен «обычный бытовой конфликт между пацанами». Уголовное дело какое-то время будет вести новый прокурор,  заменяющий коллегу в отпуске. Защитой Мусаева теперь будет заниматься и новый адвокат – Заур Магомедов вместо Ахкубека Колова. По этой причине суд решил снова допросить потерпевших полицейских. На заседание была обеспечена явка всех троих. Однако новый адвокат настолько пытливо задавал вопросы, что за два с половиной часа заседания успели допросить только Магомедова, которому, согласно версии обвинения, подсудимый повредил палец, причинив вред здоровью средней тяжести. Адвокат пытался поймать его на нестыковках, настойчиво выяснял хронологию событий посекундно, задавая повторяющиеся вопросы, вызывающие раздражение потерпевшего и прокурора.

Он огласил показания потерпевшего, которые были даны на другом судебном заседании по аналогичному уголовному делу в отношении Даци Хазамова. Напомним, в ту ночь он сидел на переднем сиденье машины, которой управлял Мусаев. Хазамов обвиняется в аналогичных деяниях, но его дело находится в отдельном производстве. Психолого-психиатрическая экспертиза показала, что он страдает психическими расстройствами, поэтому освобождён от уголовной ответственности, и к нему применены принудительные меры медицинского характера. Согласно озвученным данным протокола, тогда потерпевший Магомедов не опознал в Мусаеве водителя. Потерпевший заявил, что не говорил такого, и повторил, что за рулём был именно подсудимый.

В суде была изучена запись с камеры видеонаблюдения, установленной на здании Дагпотребсоюза. Она запечатлела, как машина, не подчинившись требованию об остановке, проехала по улице Ярагского в сторону моря, а через несколько минут вернулась и проехала по Гамзатова в сторону площади. Запись усугубила конфронтацию между прокурором и защитником, которые были разного мнения о том, подходил ли полицейский к двери водителя или нет (на записи это плохо видно из-за света фар). Прокурор обещал принести более качественную запись на следующее заседание.

Защита и нападение

Судя по тактике нового адвоката, он решил руководствоваться постулатом о том, что лучшая защита – это нападение. Во время допроса потерпевшего он пытался представить ситуацию так, будто его подзащитного спровоцировали на действия, в которых обвиняют.

Прокурор и адвокат за время заседания успели несколько раз вступить в перепалку. Гособвинитель заявлял, что адвокат пытается давить на потерпевшего, тот, в свою очередь, говорил, что не получает ответов на свои вопросы.

Адвокат продемонстрировал другое видео инцидента (из YouTube), в котором, по словам судьи и самого потерпевшего, ничего не понятно. Подсудимый во время процесса вёл себя несдержанно. Всё время ёрзал на стуле, перебивал своего защитника, выкрикивал с места, жаловался, что ему не дают задавать вопросы. Когда, наконец, ему предоставили слово, спросил, как именно он оскорбил потерпевшего. Тот ответил, что не может произнести вслух, так как в зале «присутствует женский пол». Судья Патимат Махатилова облегчила ему задачу, предложив классифицировать высказывания обвиняемого на нецензурную брань или угрозы. Тот ответил: «всё вместе». Поведение Мусаева-младшего, судя по всему, раздражало и его адвоката, который несколько раз попросил его: «помолчи, пожалуйста». В итоге судья удалила обвиняемого из зала.

В ходе допроса адвокат пытался выяснить, как именно потерпевший задерживал его подзащитного, за какую часть тела его хватал, как применял силу. Тот затруднялся ответить. Защитник также пытался выяснить, почему из всех участников конфликта был задержан именно Мусаев. Потерпевший ответил, что Мусаев дёрнул ему руку и порвал китель. Несмотря на это, защитник продолжал задавать этот вопрос снова и снова. Под конец он заявил, что дело сфабриковано, потому что «он сын мэра!»

– У вас было указание задержать сына мэра? – спросил он у потерпевшего, который уже еле держался на ногах.

– Потерпевший уже не в состоянии отвечать, я предлагаю завершить допрос, – предложила судья.

– Вы спровоцировали его, вы применили оружие! – заявил адвокат.

Напомним, один из полицейских во время потасовки применил оружие, выстрелив в воздух.

Адвокат так же по-своему пытался интерпретировать тот факт, что машина, уехав изначально по ул. Ярагского в сторону моря, потом вернулась. «Если всё было так, как вы говорите, то почему они вернулись?» – спросил он у потерпевшего. Судья сняла вопрос, так как он не может ответить за других людей. «Почему освобождённый от уголовной ответственности Хазамов туда вернулся – это вопрос к нему, но он в психиатрии», –  объяснила она.

«Не исходило ли от вас что-то такое, что заставило их вернуться?» – не унимался адвокат. Он заявил, что действия самого полицейского не расследованы в этом деле. Тот предложил ему их расследовать.

Судебное заседание завершилось очередной перепалкой адвоката с гособвинителем, в которой прокурор обещал проследить, чтобы его коллега вёл процесс «как положено». Отметим, что применение насилия в отношении представителя власти предполагает наказание в виде лишения свободы сроком до десяти лет. Следующее заседание назначено на 18 июля.

 

Черновик