Дело Хархарова на 19 февраля 2016 г.

В ходе заседания выяснилось, что кредит был выдан Дагестанским отделением Сбербанка России. Судя по показаниям начальника отдела кредитования Гаджикасума Абиева, ссуда базировалась на договоре с ООО «Дагспецстрой» о выполнении строительных работ стоимостью 250 млн, заключённом в мае 2009 года. Был подписан управляющим Дагестанским отделением Михаилом Айропитяном и Трифоновой. Деньги были перечислены Сбербанком на расчётный счёт ФГУП «ММТП». В качестве залога ММТП представил банку портовые краны рыночной стоимостью 110 млн рублей, залоговой стоимостью 82,5 млн, зерновой терминал (110 млн и 77 млн соотсветственно), а также имущество третьего лица ЗАО «Инвест Финанс – А» залоговой стоимостью 105 млн. Когда ФГУП перестало выплачивать кредит, Сбербанк обратился о взыскании задолженности в Кировский районный суд. Причём сторона защиты подчёркивает, что по материалам уголовного дела порт выплачивал кредит с января 2009 года по август 2010 года. А остановились выплаты после ухода Хархарова с поста гендиректора. На тот момент было погашено 52 млн рублей.

Абиев указал, что банк контролировал их целевое использование по предоставляемым документам и отчётам. На место строящихся объектов специалисты Сбербанка не выезжали. Через некоторое время ФГУП предоставило акты о выполнении работ специалистами «Дагспецстрой».

– У вас есть эти акты выполненных работ? – спросил Магомед Эрцалов.

– Да, конечно.

– Ваша честь, – обратился Эрцалов к судье, – в их документах этого нет. Мы нигде не можем найти акты в оригинале. Следствие и прокуратура не смогли их найти.

– По получении кредита порт предоставляет нам отчёты о проведённых работах.  Мы отчёты, в свою очередь, отправляем в Ставрополь (Северокавказский банк Сбербанка России). Т. е. требуем любые подтверждающие документы: счёт-фактуру, акты, накладные, так как должны отчитываться по выделенным средствам. Я не знаю, есть они сейчас или нет.

– У вас кредитное дело изымалось?

– Не один раз.

– А вы снимаете для себя копии, когда следователи изымают кредитное дело? – спросил Хархаров.

– Нет.

– Значит, документы исчезли, – вставил Эрцалов.

– Но он подтверждает, что там акты выполненных работ были, иначе поднялся бы скандал, – заметил экс-вице-премьер.

Новый поворот

Вокруг «Дагспецстроя» вертелись не только кредитные деньги. На выделенные федеральные средства с 2008 года велось строительство портового сортировочного парка, который соединил бы порт с путями РЖД и увеличил пропускную мощность предприятия. Дирекция по развитию и реконструкции ФГУП «ММТП» должна была контролировать работы подрядчика (он же «Дагспецстроя») и принять соответствующие документы по их завершении. Сейчас, по показаниям бывшего заместителя руководителя дирекции Манолиса Фулова, объект заморожен, строительство выполнено на 80%. По версии следствия, Эрцалов являлся заместителем гендиректора порта. Подозреваемый, в свою очередь, утверждает, что не занимал должность заместителя гендиректора порта, а возглавлял дирекцию. Вокруг фигуры Эрцалова вертится ещё одна следственная интрига.

В числе учредителей ООО «Дагспецстрой» до 2012 года находился сын Магомеда Эрцалова Эрцалав (ему принадлежали 12,5% акций). Защита подсудимого утверждает и пытается доказать, что никакого влияния или отношения к деятельности «Дагспецстроя» он не имел. В частности был приглашён Багавдин Багавдинов – экс-учредитель ООО. По его словам, подозреваемый не имел  влияния на работу и финансово-хозяйственную работу компании, за период его учредительства (а это один квартал в самом начале работы предприятия) ему такое неизвестно. Также Багавдинов отверг возможное давление или воздействие Эрцалова на генерального директора «Дагспецтроя» Виктора Рубанова. Последний, по его словам, был назначен руководителем компании по протекции другого учредителя, Шахбанова Зайнудина.

Показания Шахбанова, зачитанные представителем Генпрокуратуры в СКФО Владимиром Лозицким, подтвердили слова Багавдинова (но не все) о назначении Рубанова. Он работал в ОАО «Чиркейгэсстрой». (Занятно, что Рубанов в своих показаниях, наоборот, указывает на Эрцалова.)

«Дагспецстрой», по словам Шахбанова, учреждался путём слияния двух обществ, в том числе принадлежащего ему ООО «Дагспецстроймеханизация». В качестве вклада в уставный капитал нового ООО он перевёл технику с прежнего предприятия (как выяснилось позже, стоимостью 14 млн рублей). На момент формирования ООО с другими учредителями знаком не был. После создания организации собрание учредителей не проводилось, полученная прибыль не распределялась, а гендиректор не отчитывался перед акционерами. «В период с 2005 по 2007 год я неоднократно обращался на имя Рубанова о распределении прибыли, ответа на письма не получал. Охрана ООО «Дагспецстрой» не пускала меня на территорию предприятия. Со слов работников я узнал, что таково было распоряжение Эрцалова, который  фактически являлся владельцем общества. В суд не обращался, так как надеялся, что будет принято решение о выплате мне дивидендов. В 2008 году вышел из состава учредителей, уступив долю Кундуеву М. У. Денежных средств за это от Кундуева не получил. С ним познакомился только при подписании указанного договора», – зачитал показания прокурор.

– Это протокол дополнительного допроса. А основной где?

– То есть вы заявляете суду, что был ещё один протокол? – уточнил Лозицкий.

– Конечно, и его нет в уголовном деле, – заявил Эрцалов, требуя пригласить на следующее судебное заседание Виктора Рубанова.

Выход Шахбанова из состава учредителей в 2008 году подтверждается договором уступки своей части другому учредителю. Также к делу прикреплено заявление, в котором он пишет, что он не имеет имущественных и иных претензий к «Дагспецстрою».

По данным Фулова, всей финансовой деятельностью дирекции занимался Эрцалов. Схема документооборота была такова, что подрядчик составлял  акты выполнения работ (форма КС-2),  предоставлял их заказчику (в лице дирекции), на основании чего уже выводилась справка о стоимости данных работ (КС-3). Т. е. сначала согласовывались виды выполненных работ, а после цена. От лица дирекции подписывал данные формы Эрцалов, а в случае его отсутствия – Фулов. Ни на одной из предоставленных ему на обозрение форм свидетель свою подпись не признал. Меж тем он сообщил, что во время следствия у него отбирались образцы почерка, чтобы посредством экспертизы определить хозяина подписи. Хотя, по словам адвоката Эрцалова, эксперт не дал ответа, так как материал для сравнения ему предоставлен не был.

– Вам были предоставлены на обозрение формы. Каким периодом они датируются?

– С 2006 года.

– В 2006 году «Дагспецстрой» был генподрядчиком порта?

– Субподрядчиком. Генподрядчиком был «Чиркейгэсстрой».

– Кем составляется этот документ? – уточнил судья.

– Субподрядчик заполняет акт, после передаёт его генподрядчику, а тот, в свою очередь, заказчику.

– Кто в те годы по доверенности «Чиркейгэсстроя» работал в порту?

– ООО «ДРСУ» и ООО «КСМУ».

– Вы помните, кто был заместителем руководителя ДРСУ в те годы? Работал ли в ДРСУ Рубанов?

– Не помню, в конце, кажется, работал.

–  Ваша честь, – вмешался Эрцалов, – любую значимую бумагу, которая подписывалась в порту, я составлял в трёх экземплярах. Даю на обозрение суду справку стоимости работ, которую «подписал» в 1999 году Рубанов как представитель генподрядчика «Чиркейгэсстроя».

Отметим, что «Дагспецстрой» числится в рядах наиболее крупных должников порта (наравне с аффилированными с Хархаровым предприятиями Safinat An-Najaat и ООО «Сафинат-Махачкала», а также кипрским офшором TCF Trans Caspian Ferries Limited). Его долг составляет около 205 млн рублей.

Также на заседании 18 февраля новыми красками заиграла судьба трёх судов, которые, по версии следствия, были проданы за бесценок. В основном из-за разницы в показаниях экс-гендиректора ООО «Сафинат Махачкала» Шарипуллы Шарапилова. Судя по его показаниям, которые предоставили следователи, Шарапилов признал, что является племянником Хархарова. Именно бывший руководитель порта предложил его кандидатуру на должность руководителя ООО. В аукционе по продаже судов он от лица компании принимал номинальное участие, т. к. заранее был предупреждён, что их выкупит ООО СП «МТК Плюс». Теперь же в суде Шарапилов принял прямо противоположную позицию. Он отрицает не только своё родство с бывшим вице-премьером, но и какую-либо осведомлённость об аффилированности Хархарова с ООО «Сафинат Махачкала» и ООО СП «МТК Плюс».

Черновик