Эдуард Хидиров рассказал о том, кто стоит за его делом

Источник: Черновик

Лидер ДРО «Патриоты России», депутат Народного собрания Дагестана Эдуард Хидиров внезапно (казалось бы) стал фигурантом уголовного дела. Следственное управление СКР по Дагестану обвинило его в рейдерстве, мошенничестве и других преступлениях, а также назвало главарём ОПГ. Хидиров, в интервью нашей газете (беседа проходила по телефону), не согласен с желанием следователей навесить на него такой ярлык и напоминает, что Верховный суд Дагестана 2 декабря признал постановление о возбуждении на него уголовного дела незаконным. О том, как возникло уголовное дело, кто за этим стоит и какие последствия (политического характера) стоит ожидать, депутат рассказал нашему изданию.

– Верховный суд Дагестана принял решение о том, чтобы считать возбуждённое дело в отношении вас незаконным. Как вы прокомментируете это решение? И в связи с этим готовы ли вы вернуться в Дагестан?

– Начнём с того, что я за рубежом не потому, что в отношении меня возбуждено уголовное дело. Я нахожусь на лечении, которое уже давно необходимо было сделать, как последствие покушения на меня. (Покушение на политика было в феврале 2007 года «ЧК».) И как только закончится курс лечения и мне это разрешат врачи, то я сразу вернусь. Что касается комментариев… Считаю решение суда законным, обоснованным и мотивированным. Изначально о том, что уголовное дело в отношении меня возбуждено незаконно, говорил не только я, но и девять депутатов НС РД, представляющие все фракции республиканского парламента. Они делали официальное обращение на имя Генпрокурора РФ Игоря Чайки и председателя СК России Александра Бастрыкина о том, что уголовное дело, возбуждённое в отношение меня, – это незаконно и имеет политическую подоплёку. И то, что дело незаконное, 2 декабря подтвердил Верховный суд. Заказчики используют в своих целях Низами Абдулгамидова (экс-председатель совета директоров КБ «Нафта-банк»«ЧК»), клеветника и сутяжника… Я так говорю, потому что подавал на него в суд и у меня имеется вступившее в силу решение, признавшее его клеветником. Кроме того, в Москве на самого Абдулгамидова возбуждено уголовное дело по факту мошенничества в особо крупном размере. И меня удивляет, что показания такого человека были основанием для возбуждения дела на меня.

– Вы говорите, что некие силы, использовав Абдулгамидова, добились возбуждения уголовного дела в отношении вас. Скажите, кого вы считаете непосредственным заказчиком этого уголовного дела? Это какое-то конкретное лицо или же политическая группа?

– Я сегодня не могу назвать фамилии, потому что это может повредить следствию. Но про Низами Абдулгамидова, являющегося исполнителем заказа, я могу рассказать… Про его лжеобращения и лжезаявления в оперативные органы Дагестана, где он заинтересовал определённых лиц… А те, в свою очередь, ввели в заблуждение Следственное управление СК России по РД. Я как минимум буду требовать, чтобы Абдулгамидова привлекли к уголовной ответственности как лжесвидетеля, согласно ст. 306 УК РФ. Из-за них невинные люди, названные якобы моими соучастниками, находятся под стражей, а имидж как мой, так и этих людей, подпорчен…

– Верховный суд признал постановление о возбуждении уголовного дела незаконным. Скажите, какие шаги в этом плане приняло Следственное управление СКР по РД?

– Хотя по закону решение апелляционной судебной инстанции вступает в законную силу с момента оглашения и обязательно к исполнению для Следственного управления СКР по РД, а также во всех органах власти, оно до сих пор не исполнено. Более того, 7 декабря мои адвокаты написали ходатайство на имя следователя СУ СКР по РД о незамедлительном исполнении решения суда и отмене следствием постановления о возбуждении уголовного дела в отношении меня. Это означает, что следствие должно отменить все принятые в рамках этого постановления процессуальные решения: заключение по стражу невиновных лиц, названных якобы моими соучастниками, аресты счетов, недвижимости, отменить федеральный розыск. Также возвращены вещи, изъятые в ходе обысков, и другие действия…

У следствия был трёхдневный срок для рассмотрения данного ходатайства и принятия решения по нему: либо удовлетворения его, либо мотивированного отказа. Но этого не произошло. Аналогичные ходатайства о прекращении уголовного преследования поданы и другими фигурантами моего дела, но никакого процессуального решения следствием не принято. Это правовой беспредел и, наверное, возможен только в нашей республике!..

– А как же протест прокурора?

– Верховный суд должен рассмотреть этот протест в процессуальном порядке и принять соответствующее решение, но сама подача прокурорского протеста не является основанием для неисполнения решения, принятого Верховным судом РД 2 декабря.

– Вы называете это дело заказным, а есть ли у вас доказательства?

– Конечно. Если помните, в своём послании президент России Владимир Путин сказал, что из всех возбуждённых уголовных дел по экономическим преступлениям до суда доходят только 15%. Ситуация со мной – классический пример этого. Нам удалось добыть доказательства, каких именно сотрудников и какие именно структуры Дагестана Абдулгамидов «мотивировал», чтобы возбудить уголовное дело в отношении меня и моих коллег, где и как он это делал. Об этом я расскажу позже, сейчас не время…

То, что это дело заказное, видно невооружённым взглядом. Дело возбуждено на основании заведомо ложных заявлений Абдулгамидова в Следственный комитет, которые он писал с 2011 года, которые в своё время проверял следственный комитет, прокуратура, МВД, ФСБ, ЦБ, налоговая инспекция… И во всех инстанциях ему было отказано. Есть соответствующие отказные постановления, решения судов… И почему-то эти необоснованные, многократно проверенные домыслы Абдулгамидова отразились 15 августа 2015 года в постановлении СУ СКР по РД о возбуждении уголовного дела на меня.

Почему-то господин Абдулгамидов публикуется на сайте «Кавказпресс» под псевдонимомТугодум, хотя он думает не туго.

Я предполагаю, что это именно Абдулгамидов, потому что на этом ресурсе вышли статьи против меня, а их стилистика похожа на Абдулгамидова.

Всего  акционеров и работников «Нафта-банка», которых могли опросить, примерно 80 человек. За всё время расследования уголовного дела – с 2013 по 2015 год – было допрошено около 60 человек. И их опрашивали с пристрастием только про меня, а не про кредиты, рейдерство или что-то иное. Их допрашивали не просто пригласив по повестке, а приходили к ним  с обыском, окружив дом ОМОНом, запугивали, требовали дать на меня показания. И 55 человек из них сказали, что я никакого отношения ни к руководству, ни к собственности банка не имею. Только пять человек – Абдулгамидов и связанные с ним акционеры и работники банка – давали с первого дня показания о том, что я возглавляю некое ОПГ. И всё это было до 15 августа 2015 года…

– А что дальше? В чём суть обвинений, которые пытались вам вменить?

– Суть в том, что меня привязывают к деятельности «Нафта-банка», пытаются доказать, что я совершил рейдерство и мошеннические операции, открывал фиктивные вклады и депозиты… Я к «Нафта-банку» никакого отношения не имею, но так как меня с 2011 года пытаются к этому банку привязать, то хочешь не хочешь, мои адвокаты изучают, что происходит в банке, какая вокруг него ситуация и когда возбудили на меня уголовное дело, мои адвокаты провели своё расследование и после возбуждения 15 августа уголовного дела подготовили жалобу согласно 125 УК РФ (данная жалоба подаётся для признания незаконным уголовного дела). И её 2 декабря удовлетворил Верховный суд РД.

До 5  ноября 2013 года банк работал, занимал одно из первых мест по ключевым позициям, считался одним из лучших, причём и по рейтингам «Черновика». 5 ноября в рамках дела, возбуждённого в отношении руководства одной из компаний, обслуживавшейся в этом банке, и под предлогом выемки документов этой компании в «Нафта-банке» проводят «маски-шоу». Необходимости в «маски-шоу» не было,  их можно было спокойно изъять в рабочем порядке… Абдулгамидов одновременно с этим распространяет по Махачкале слухи, что у банка проблемы. Это было на фоне ситуации с банком «Экспресс» (в начале 2013 года он рухнул, а затем проходил процедуру банкротства«ЧК»), поэтому клиенты «Нафта-банка» сразу же вывели из него свои средства, тем самым банк потерял текущую ликвидность… Поэтому у него 28 ноября была отозвана лицензия.

По поводу рейдерского захвата. В постановлении написано, якобы я угрожал Абдулгамидову и потом сфальсифицировал решение общего собрания акционеров банка, прошедшее в конце 2011 года, сменившее руководство банка. Даю справку. Смена акционеров в «Нафта-банке» произошла не в конце 2011 года, а в конце 2009 года, когда Низам Абдулгамидов пригасил туда других акционеров, так как было требование ЦБ увеличить капитал банков до 90 млн рублей. И тогда, в декабре 2009 года, его доля в «Нафта-банке» уменьшилась до 20%, потому что он сам, своими подписями ввёл в состав акционеров банка третьих лиц. Уменьшение его доли произошло естественным образом… Управление контрольным пакетом «Нафта-банка» Абдулгамидов потерял в конце 2009 года, а не в 2011-м. И к этому я никакого отношения не имею. В конце 2011 года произошло следующее. Несмотря на снижение доли Абдулгамидова, акционеры оставили его  во главе банка, а председателем правления поставили его человека. И в тот период между ними внутри произошёл конфликт. К 2012 году по требованию ЦБ банки снова должны были увеличить свой капитал до 180 млн рублей. Акционеры стали говорить Абдулгамидову, что есть такое требование ЦБ и надо увеличить капитал. Но тот этого не делал. Акционеры его предупреждали, что если он не начнёт увеличивать капитал банка, то они проведут собрание и снимут его с руководящих должностей… Если бы это собрание было незаконным, то ЦБ перепроверил бы эти данные 50 раз, прежде чем внести изменения в соответствующие документы. То же самое произошло бы и в налоговой инспекции, регистрирующей изменения в уставе и пр. Получается, если верить Абдулгамидову и авторам постановления о возбуждении уголовного дела по этой статье, то мошеннические действия я делал совместно с ЦБ и налоговой инспекцией Дагестана?

Руководство банка сменилось на законных основаниях. Более того, когда акционеры смогли увеличить капитал, то предложили Абдулгамидову прийти и снова участвовать в руководстве банка. Но он не согласился и с той самой минуты начал писать во все инстанции. И все эти обвинения – рейдерский захват и прочее –  были направлены в ФСБ, МВД, ЦБ и так далее. На основании публикации Абдулгамидова в СМИ прокуратура республики дала поручение руководителю Следственного управления СКР по РД разобраться в данных, изложенных автором. Было дано поручение Магарамкентскому МРО СО СУ СКР по РД провести доследственную проверку (то есть органу следствия по месту нахождения головного офиса банка). Они опросили и допросили всех акционеров банка, сделали все необходимые запросы, экспертизы и так далее. В декабре 2012 года пришли к выводу, что Эдуард Хидиров никакого отношения к банку не имеет и рейдерского захвата и мошеннических действий не осуществлял. На основании этого решения я обратился в Советский суд Махачкалы и, как уже сказал, привлёк Абдулгамидова к ответственности за клевету.

– Это подтверждается актами проверок или ещё как-то?

– Конечно. Когда банк выдаёт кредит – крупную сумму – юридическому лицу, в течение трёх дней ЦБ требует документы и проверяет, законно ли выдан кредит, есть ли риски. После ситуации с «Экспрессом» такие проверки были ежедневными. Весь кредитный портфель с выездом на место  проверялся не просто сотрудниками банка, а сотрудниками банковского надзора ЦБ. И если ЦБ обнаруживал подобное, то немедленно выписывалось требование закрыть этот кредит, либо чтобы был создан резерв, равный сумме кредита.

Все банки проверяются ЦБ с выездом на место раз в два года. А из-за жалоб Абдулгамидова «Нафта-банк» проверялся раз в полгода по два-три месяца. Что такое проверка? Два-три месяца 15 человек фактически живут в этом банке и проверяют всё. И в итоге на 500, 1000 листов составляют акт проверки, где всё это расписано. Конечно, были небольшие нарушения в работе банка, которые тут же устранялись. Если бы не устранялись, то ЦБ моментально забрал бы лицензию.

То же самое по вкладам. В постановлении указано, что я дал указание нарисовать вклады на 200 с лишним млн рублей. АСВ сразу после отзыва лицензии банка выступило с заявлением, что в «Нафта-банке» есть сомнительные вклады, в реальности которых они сомневаются, и признало законными вклады только на 80 млн рублей, а 180 млн рублей – это вклады с признаками фиктивности. Поэтому их, заявляло АСВ, без дополнительной проверки с помощью сотрудников правоохранительных органов выдавать не будут. Они же написали, что добросовестные вкладчики могут обратиться в банк, ответственный за выплаты вкладов. В итоге добросовестных вкладчиков оказалось на сумму более 180 млн рублей. Их мучили полтора года проверками, требовали, чтобы они дали на меня показания, якобы это были не реальные вклады, а фиктивные. В итоге из 180 млн вкладов с признаками якобы фиктивности они выплатили около 140 млн рублей. Остальные вклады находятся на рассмотрении у АСВ. В банк не обратились только некоторые рассеянные вкладчики, потерявшие документы и, следовательно, деньги. АСВ убедилось (после проверки с участием правоохранительных органов), что фиктивных вкладов не было, хотя в постановлении о возбуждении уголовного дела написано, что «Хидиров дал указание…». Видимо, я дал указание АСВ России, ФСБ России, УБЭиПК, всем дал команду… Тогда все, кого я назвал, должны входить в организованную преступную группу, так получается?

– Скажите, эта негативная информация о вас, она сильно сказалась на результатах выборов?

– Выборы были 13 сентября, на тот период информация о возбуждении в отношении меня дела в официальных источниках ещё не была опубликована. Но, к примеру, в Каспийске, где наша партия имела хорошие шансы, эту информацию использовали и ввели в заблуждение избирателей. В итоге наша партия в Каспийске не прошла на выборах в городское собрание… Частично этот же метод наши конкуренты использовали и в Махачкале. Отмечу, что в Махачкале это делала не «Единая Россия», а другие наши конкуренты. В Каспийске же это могло исходить и от местной администрации. И в других муниципалитетах эту информацию наши конкуренты использовали как давление на избирателей. Разве это правильно? Теперь будет сложно достучаться до своих избирателей и объяснить, что не виновен…

– Тем более когда новость о том, что вы возглавляете ОПГ, разошлась по миру…

– Я считаю это ещё одним признаком заказа. 6 ноября 2015 года новость о том, что на меня возбуждено уголовное дело, появляется на сайте Следственного комитета. Если нет тут политики, то зачем на сайте размещать эту информацию? В чём была проблема просто тихо и спокойно расследовать уголовное дело, а когда вина будет доказана и дело будет направлено в суд, тогда информировать население? Информация о том, что якобы я возглавляю банду мошенников, благодаря сайту СК России растиражирована по всему миру. А информация пресс-службы партии, что уголовное дело на меня отменено – опубликована лишь немногими изданиями. А ведь Верховный суд РД подтвердил, что само постановление о возбуждении уголовного дела незаконно.

Вообще я, как человек и как депутат, против, чтобы на таких стадиях уголовного дела, возбуждённых в отношении общественных и политических деятелей, в СМИ появлялась информация об этом. На данных стадиях человек только подозревается. А ведь подозрения могут не подтвердиться! Дело может до суда не дойти, в суде развалиться… А негативная информация идёт и нарушает конституционные права мои, как гражданина, и моих избирателей, получающих ложную информацию. Почему же теперь, когда суд признал дело незаконным, сайт Следственного комитета не пишет об этом? Я буду официально обращаться по этому поводу к Бастрыкину.

Я буду выходить с законодательной инициативой внести поправки в законодательство, запрещающие оглашать информацию о возбуждении уголовного дела в отношении общественных и политических деятелей на ранних стадиях.

– Если развивать тему о политике… Сейчас конец 2015 года, следующий год – это новый избирательный цикл…

 – Да. И как вы думаете, те люди, актив партии, что у нас есть, те сильные личности, которые могли от нас баллотироваться в Госдуму, Народное собрание, будут идти с нами или нет?

– Скорее нет, чем да. Потому что есть репутационные потери…

– Вот в этом и заключается ответ на вопрос, почему дело в отношении меня политическое! Если бы это было не нужно с политической точки зрения, то возбудили бы на меня дело и возбудили! Оно шло бы своим процессуальным путём… А в данном случае зачем нужно было тиражировать всё это в СМИ?!

– Такой вопрос… Этот информационный шлейф сильно влияет на партию. А не приведёт это всё к тому, что  дагестанское отделение партии или фракция в НС РД может прекратить своё существование?

– Дело в том, что у заказчиков уголовного дела, в числе которых и Абдулгамидов, одна из целей была – рейдерский захват нашей партии и влияния. «Патриоты России» за 10 лет заняли определённые позиции в республике, особенно в Южном Дагестане. Поэтому был расчёт на то, что после оглашения информации о возбуждении уголовного дела, меня снимут с руководящих партийных должностей и исключат из числа «патриотов». Но это им не удалось, этого не произошло. И то, что я временно сложил свои партийные полномочия – тоже моя инициатива. Что касается прогнозов по сохранению фракции в НС РД… Я не был бы так категоричен. Наша партия, несмотря на то что испытывала давление, неплохо выступила на выборах в муниципалитеты 13 сентября. Кроме того, партия состоит не только из Эдуарда Хидирова, и, соответственно, даже при худшем для меня сценарии в парламенте будет фракция «патриотов». Пусть даже в не том количестве, что раньше. В небытие мы не уйдём. А с учётом того, что дело признанно незаконным и преследование будет прекращено к началу избирательной кампании, то мы сможем дойти до каждого нашего избирателя, объяснив ему, что это был заказ и давление. Поэтому не исключаю и улучшения позиций партии в конечном итоге.

– Вы говорили о рейдерском захвате партии. Рейдерство подразумевает силовую смену руководства. Правильно ли я понимаю, что хотели сменить руководство «патриотов» и уже под брендом партии идти во власть?

– Да. Как только 6 ноября озвучили информацию о возбуждении уголовного дела, так сразу пошли ходоки к руководству партии искать выходы к окружению главы Дагестана…

– А на вас не выходили с какими-либо предложениями подкупа или предложениями заплатить за закрытие уголовного дела?

– Нет, это же одна группа инициировала моё преследование. Таких переговоров со мой никто не вёл. Наоборот, мне стали звонить однопартийцы, наши сторонники со словами поддержки…

– Скажите, какова позиция руководителя партии Геннадия Семигина? Ему известно, что происходит в Дагестане с «патриотами»?

– Конечно, ему всё известно. Все обращения актива партии, все заявления, решения, к примеру, о том, что Казибеков будет вместо меня – всё известно. В дагестанском отделении партии ничего не происходит без согласования с федеральным руководством партии. В газете «Коммерсантъ» позицию политсовета партии по ситуации в Дагестане озвучивалаНадежда Корнеева, заместитель Семигина.