Эксперты рассказали о плюсах и минусах работы Абдулатипова за четыре года

Ровно четыре года назад, в январе 2013 года, в Дагестане неожиданно для многих сменилась власть. Досрочно ушел в отставку три года руководивший республикой Магомедсалам Магомедов, и на его место пришел 67-летний депутат Госдумы Рамазан Абдулатипов. Четыре года — это целый срок полномочий для главы государства и губернаторов во многих странах. В России тоже в недавнем прошлом было так. Это достаточный срок для главы республики, чтобы изменить ситуацию в республике в лучшую или худшую сторону. Эксперты посчитали успехи и упущения работы дагестанской власти под руководством Абдулатипова.

Исчез страх перед «лесными»

Советник главы Дагестана Деньга Халидов среди положительных итогов правления Абдулатипова называет повышение уровня безопасности граждан, управляемости в регионе, решение социальных задач и т. д. По его мнению, в республике удалось изменить психологическую атмосферу в обществе, исчез страх перед «лесными» и «нелесными» террористами, интегрированными в систему власти; прекратились убийства как результат мафиозно-коррупционных разборок при дележе бюджетного «пирога»; правоохранительная и судебная системы в гораздо большей степени работают, опираясь на закон, без страха получить «метку» от самых «крутых» местных олигархов. Хотя и там тоже хватает проблем.

Второй успех, по словам Халидова, — это высокие показатели роста в промышленности и в сельском хозяйстве, как бы ни «хохмили» вокруг этих показателей некоторые «эксперты». Кроме того, считает советник Абдулатипова, очень много социальных объектов введено в строй (более 100). Это больше, чем за предыдущие 15 лет вместе взятых. Асфальтировано и построено дорог заметно больше, чем в прошлые годы. До 2018 года асфальтированные дороги будут доведены до всех райцентров.

«Система управления республикой стала управляемой, простите за тавтологию. Ушли в прошлое времена, когда главы муниципальных районов ни за что не отвечали и чувствовали себя удельными «князьками» на местах, а министры и руководители ведомств, занимаясь текучкой, мало за что отвечали перед главой республики и перед народом. В системе управления такая степень централизации и «диктатуры», которая не дает ей расслабляться. Кроме того, у главы республики высокий авторитет в федеральных органах власти как у опытного политика федерального масштаба, благодаря чему удается многое из задуманного. В частности, удалось увеличить помощь из федерального бюджета на сумму около 20 млрд руб. на 2017 год, и республиканский бюджет составляет около 100 млрд руб.», — сказал советник Абдулатипова.

Беззаконие в отношении прихожан мечетей

Халидов перечислил и то, что не удалось сделать за эти четыре года. Не удается, по его словам, обеспечить бум инвестиций в республику. Дают о себе знать страхи, связанные с местной спецификой, и ложные стереотипы, внедренные центральными телеканалами. Все еще много фактов беззакония в отношении прихожан некоторых мечетей, что связано, по рассказам правоохранителей и силовиков, со страхами нового возрождения терроризма в республике. «Они не понимают, что таким образом порождают нелояльность и новые волны потенциальных экстремистов. Эту задачу надо решать в 2017 году на основе объективного (и научного) анализа и выработки адекватных подходов», — сказал Халидов.

Среди прочих неудач он также назвал неспособность противостоять хорошо проплачиваемому в СМИ негативу в отношении главы республики и органов власти. «Не то чтобы в органах власти все нормально, но очень много злобной зависти и ревности, оскорбительных роликов и прочего, порою этнически украшенных. Это не украшает дагестанцев», — заявил он.

Экономика стагнирует

Старший научный сотрудник Института проблем рынка РАН Михаил Чернышов отметил несколько результатов, которые ставила перед собой республиканская власть, и подвел итоги четырех лет. Так, в 2013 году и. о. президента Дагестана Рамазан Абдулатипов анонсировал «Приоритетные проекты Президента Дагестана», которые, по его словам, группа Булата Столярова разрабатывала при его непосредственном участии. В них были обозначены несколько конкретных целей, которые должны быть достигнуты в 2016 году. Чернышов сравнивает планы с результатами.

Проект № 3.1. — «Привлечение федеральных инвестиций». Согласно этому проекту планировалось принятие федеральной целевой программы с федеральными инвестициями от 100 млрд рублей. На данный момент принята только подпрограмма Госпрограммы развития СКФО по Дагестану с объемом федерального финансирования в 2016 году 1,396 млрд рублей, в 2017 году — 1,344 млрд рублей, в 2018 году — 1,18 млрд рублей. Цель достигнута примерно на полтора процента от плана.

— Было в планах добиться принятия указа Президента РФ об опережающем развитии Республики Дагестан с закреплением 10–12 крупных инфраструктурных проектов. На сегодня принято Постановление Правительства РФ «О первоочередных мерах по обеспечению опережающего развития Республики Дагестан», которое не прописывает ни одного крупного инфраструктурного проекта. Оно просто регулирует вопросы юбилея Дербента, переселения лакского населения Новолакского района, достройки Гоцатлинской ГЭС и т. д. Цель не достигнута, реальной масштабной отдачи от постановления не наблюдается.

Проект № 3.2 — «Диаспора – сила Дагестана». Планировалось создание полноценной системы государственно-частного партнерства с центральным звеном — Корпорацией развития Дагестана с передачей ей из республиканской казны земель и иного госимущества на 5 млрд рублей, а также средств Сбербанка, Внешэкономбанка и «Абу Даби Invest AD» ещё на 15 млрд рублей. К концу 2016 года Корпорация развития с трудом вышла из предбанкротного состояния. Кроме государственных земель и имущества иных инвестиций и ресурсов привлечено не было. Цель не достигнута.

— Сумма инвестиций диаспоры Дагестана должна была достигнуть 100 млрд рублей, в том числе планировалось запустить 10 крупных инвестпроектов на 15 млрд рублей. Факт: инвестиции диаспоры в Дагестан снижаются, большинство проектов свергнуты или заморожены.

— Налоговые поступления должны были вырасти в 5 раз за счет вывода бизнеса из тени (уменьшение теневого сектора минимум в 2 раза). В реальности же объем налогов в бюджетную систему РФ в 2015 году составлял 21,5 млрд, в 2015 году — 27,5 млрд, в 2016 году (оценка) — 29,9 млрд. Рост — 39% с учетом инфляции при плане 500%. Цель достигнута на 8% от плана, объем теневой экономики вырос на 29%.

Проект № 4 — «Обеление экономики». В планах был рост до конца 2014 года вклада налогов в ВРП до среднего уровня по СКФО (10 процентов). Факт: «доля поступлений в налоговую систему РФ в валовом региональном продукте» в 2012 году составляла 5,7%, в 2013 году — 5,3%, в 2014 году — 4,9%, в 2015 году — 4,4%. При прогнозе объема валового регионального продукта на 2016 год в 609 млрд рублей, доходы бюджета должны были составить свыше 60 млрд рублей (фактически собрано в 2 раза меньше). Цель не достигнута.

— Государственная нефтегазовая компания Республики Дагестан объявила о планах войти в число российских лидеров в своей отрасли: нарастить годовую добычу нефти до 6–7 млн тонн, газа — до 5-7 млрд кубометров и газового конденсата — до 0,5 млн тонн. По факту же, в Дагестане в 2016 году оценка добычи нефти — 163 тысячи тонн, газа — 185 млн кубометров. Государственная нефтегазовая компания Дагестана не добывает ни нефти, ни газа. Цель выполнена на 3% (за счет добычи существующих компаний).

«Общий вывод из всего этого — декларируемые в так называемых «приоритетных проектах» и публичных заявлениях цели развития с горизонтом планирования в 2016 году не выполнены, дагестанская экономика стагнирует, масштабных частных и федеральных инвестиций не наблюдается, имеющиеся государственные ресурсы используются нерационально, реальные доходы населения и потребительский спрос сокращаются», — отмечает Чернышов.

Разрушение кланов и дискредитация чиновников

Из того, что удалось Рамазану Абдулатипову, эксперт назвал разрушение имевшейся в Дагестане клановой системы, выстраивание вертикали власти, повышение политизации дагестанского общества, обеспечение роста гражданского правосознания. При этом значительно консолидировалась протестная часть общества. В качестве доказательства этому эксперт приводит более 160 тысяч подписей под петицией об интернате «Забота». Она показывает, что численность политически активных граждан приближается к критическому 10-процентному рубежу. Абдулатипову удалось дискредитировать чиновничий аппарат и республиканский парламент как несамостоятельные и полностью зависимые структуры. А самому — оставаться в медиасфере одним из топовых региональных политиков.

Среди неудач главы Дагестана эксперт назвал неспособность наладить эффективное государственное управление. А так называемое «проектное управление» не работает. Провалена работа с кадровым резервом. Легитимность государственной власти находится на самом низком уровне за всю постсоветскую историю. Де-факто дагестанцы лишены права выбора своих представителей на муниципальном, региональном и федеральном уровне. Не удалось изменить существующий инвестиционный климат и снизить уровень коррупции.

Много Азербайджана в Дагестане

Власть научилась даже катастрофические провалы свои преподносить как достижения и победы. Трудно определить, где достижения, а где провалы, отмечает известный врач Абдурашид Саидов. По его мнению, в широко и помпезно отмеченном юбилее Дербента был один очень важный отрицательный аспект, который может перечеркнуть все положительное. «Как зритель, наблюдавший за происходящим, я не понял, Азербайджан отмечал этот юбилей или Дагестан? Говоря об истории и культуре Дербента, больше говорили об Азербайджане, чем о дагестанских народах, населяющих Южный Дагестан», — отметил Саидов. Присвоение имени Гейдара Алиева улице в Дербенте, установка памятников Алиевым в Дагестане при всех их заслугах перед компартией (именно компартией, а не страной и не республикой!) — это излишества, которые через годы и десятилетия могут больно отразиться, считает Саидов. «Геополитические игры могут привести к изменению границ, и это всегда пахнет кровью. Вчера и Украина была братской страной», — сказал врач.

Культура: худсовет из одного человека

«Рамазан Абдулатипов все дома культуры, клубы в районах превратил в Центры традиционной культуры народов России. Вообще, что такое «традиционная культура»? Я понимаю, культура есть культура, но традиционная культура, традиционная религия — все это выдумки, служащие для фильтрования, цензурирования как религии, так и культуры. Что, в Хунзахском таком Центре про якутскую культуру рассказывают или ставят спектакли ханты-мансийские? В Ахтынском — про калмыцкую культуру и в бубны бьют? Глупость и ненужные траты денежных средств! Уж если про культуру, как можно обойти смену гимна республики? Практически те же депутаты, утверждавшие старый гимн, единогласно признали его «похоронным»! Специалисты по музыкальной культуре, понимаешь! А известные музыковеды и композиторы сказали свое слово об отмененном гимне, но у нас один и композитор, и сценарист, и поэт, и художник. Он же и худсовет», — сказал Саидов, комментируя культурные старания главы республики.

Убитые братья и молчание власти

По мнению Абдурашида Саидова, с 2013–2014 годов начались массовые нарушения прав человека. Тогда пошло небывалое преследование молодых ребят в Дагестане, что породило поток покинувших республику: кто на Ближний Восток, кто на Запад, а кто-то и в лес. Вместо налаживания диалога между конфликтующими, глава республики занял место с одной из сторон, решил искоренить «зло» путем полного игнорирования и уничтожения представителей второй стороны. А это, пусть даже не очень хорошие, но дагестанцы, граждане России.

«Этого власть понимать не хочет. Убийство детей в Шамильском районе — позорное звено в этой цепи, в цепи нетерпимости и вражды, насаждаемой поголовной подозрительности ко всем молодым ребятам, которую с годами лишь накаляют. Республиканская власть обещала, что произошедшему будет дана соответствующая правовая оценка. До сих пор никто не наказан за расстрел ребят, а власть просто молчит. Вот такие достижения за эти четыре года. А на диаграммы и графики роста, которые нам «впаривают», пусть на ночь смотрят те, кто не знают Дагестан и его проблемы», — заявил Саидов.

«Риторика СМИ губительна»

Министр информации и печати Дагестана Бурлият Токболатова считает, что с приходом главы Дагестана мы стали жить в совершенно другое время, хотя на первый взгляд это и незаметно. Мы стали совершенно другими людьми, считает министр, и сегодня все больше предъявляем требования.

«Рамазан Абдулатипов пришел в республику, которую он назвал средневековой, невежественной. И был прав, поскольку незаметно для себя мы давно перестали быть той силой вольных горных обществ, характеризуемых как самодостаточные, мудрые, мужественные народы, не привыкшие поступаться совестью, честью. Прогибаясь перед власть имущими, мы стали привыкать к тому, что только деньги определяют человеческие отношения», — считает Токболатова.

По ее словам, не всем нравится жесткий курс главы республики Абдулатипова, направленный на реализацию приоритетных проектов. А многие СМИ не замечают беспрецедентную борьбу против тех, кто «орудует в лесах». Примером доблестной борьбы против экстремизма и терроризма стал подвиг Магомеда Нурбагандова.

«Патриотизм не рождается одномоментно. И это должно стать новой идеологией в противовес той мощной ударной силе, которая ведется против нашей страны, а значит, и нашей республики. И сегодня пользоваться ситуацией, ослабляя информационный фон, вбрасывая в медиапространство провокационные материалы, напрямую поддерживающие экстремистские организации, запрещенную в нашей стране ИГИЛ, цинично и жестоко», — сказала министр.

Токболатова сказала и об ответственности журналистов за ситуацию в республике.

«Сегодня разобщенность многочисленных дагестанских СМИ очевидна, несмотря на то, что свободные издания чувствуют себя комфортно на полях информационного поля. Вместе с тем, если проследить их заряженность, то уже по первым строчкам можно определить политические пристрастия того или иного издания. На первый взгляд, это вполне соответствует демократическим нормам. Но, к сожалению, борьба компроматов зачастую переходит из политической в коммерческую плоскость. На самом деле, риторика таких СМИ губительна, поскольку они формируют общественное мнение определенной части дагестанцев. Но правда, смешанная с ложью, гораздо опаснее открытого противостояния и рождает в обществе недоверие к власти, провоцируя протестные настроения.

И я спрашиваю своих коллег, многих из которых я уважаю за позицию, профессионализм, можно ли утверждать, что свободная пресса является транслятором объективной, а не заретушированной правды. Носителями каких ценностей они являются. Во благо или во зло используется то, что они пропагандируют на страницах своих печатных и интернет— изданий. Но в одном уверена, что каждый журналист осознает, к чему приводят заигрывания с закулисными политиками, зарубежными общественными организациями, любыми способами пытающимися привести к расколу в южном российском регионе. Я думаю, что здесь необходимо заниматься не «тараканьими бегами», а по-настоящему аналитической работой, результатами последних четырех лет.

Уверена в том, что эти итоги были бы еще более впечатляющими, если бы наша страна, а значит и республика, не столкнулись с мировыми санкциями, затянувшими удавку на российской экономике, которая только-только стала обретать силу. Сегодня, даже не вдаваясь в статистику, мы наблюдает заметный рост в экономике, промышленности, других областях. Мы стали крепче и независимее, и, уверена, обязательно преодолеем существующие трудности. Только каждому из нас важно помнить, что Дагестан — наша общая земля, наша родина. И ответственен за нее не только глава республики, но и каждый из нас, иначе какие же мы дагестанцы», — сказала министр информации и печати.

Прозрачный ЕГЭ

По мнению ректора Дагестанского государственного университета Муртазали Рабаданова, для главы Дагестана четыре года — слишком малый срок для того, чтобы добиться ощутимых успехов. Тем не менее, считает ректор, итоги положительные заметны. Один из главных итогов — выстраивание управляемой вертикали власти. Это позволило активизировать работу муниципалитетов, контролировать расход бюджета. «Меня как ректора главного дагестанского вуза радует внимание, которое уделяет Глава Республики Дагестан Рамазан Абдулатипов области науки и образования. То, что в республике за кратчайшие сроки удалось в корне изменить систему ЕГЭ и сделать ее прозрачной, самым положительным образом сказалось на деятельности вузов, которые пополнились целеустремленными и знающими студентами. Нужно отметить, что и массовый экстернат с ЕГЭ-туризмом также исчез. Многие из ребят получили возможность поступить в желаемый вуз собственными силами, не пользуясь деньгами и связями родителей», — сказал Рабаданов.

Он также отметил строительство школ, садиков, дорог, развитие промышленности и сельского хозяйства и в целом улучшение экономической ситуации и снижение дотационности.

Ректор сказал, что глава республики уделяет внимание культуре. А это — «моральный облик республики».

«За это время террористические угрозы сведены к единичным случаям. Это колоссальное достижение. Создаются благоприятные условия для пребывания туристов в Дагестане, которых до этого практически не было видно последние 20 лет. Я уверен — то, что не удалось, это только вопрос времени. Не полностью введено в республике проектное управление. Инерция в работе чиновников, отсутствие инициатив с их стороны тормозит прогресс в этом направлении. Хотя надо сказать, что Рамазан Абдулатипов одним из первых в стране ввел проектное управление. Очень важно найти правильные векторы развития республики. Это проблема не только нас, но и всех кавказских республик, но достигнутые успехи в управлении республикой позволяют думать, что скоро мы продвинемся и в этом направлении», — сказал Муртазали Рабаданов.

В самом начале 2013 года никто и не мог предположить, что республику возглавит Рамазан Абдулатипов. К тому времени он успел поработать в правительстве России, в посольстве России в Таджикистане, ректором Московского государственного университета культуры и искусства и, казалось бы, завершает свою политическую карьеру. Разговоры о том, что Магомедсалам Магомедов покидает должность главы республики, появились сразу после его встречи с президентом России 14 января 2013 года. В последующем команда Магомедова опровергала эту информацию, называя ее слухами. На волне этих слухов 24 января Абдулатипов сам «подлил масла в огонь». На вопрос делового портала Business FM «Отказались бы вы или нет возглавить республику?», он ответил: «Отказаться невозможно, потому что кроме меня, я убежден, более или менее стабилизировать обстановку вряд ли кому удастся на данном этапе». Через три дня в телефонном комментарии главному редактору портала «Кавказская политика» Максиму Шевченко Абдулатипов подтвердил свое назначение исполняющим обязанности главы Дагестана. А официальный приказ о назначении был подписан только 28 января. На следующий день, во время первого выступления перед парламентом страны, Абдулатипов сказал, что отныне политикой в республике будет заниматься только он сам.

 

Новое дело