Фальстарт Хизри Шихсаидова

Утром пятницы, 13 ноября, Махачкалу взбудоражил сильный гул вертолетов. Ожидавшие поначалу новых арестов горожане были заинтригованы новостью о том, что республику посетил Дмитрий Медведев. Известно, что неожиданные визиты высокопоставленных чиновников обычно проходят в инспекционных целях и не сулят региональным чиновникам ничего хорошего.

Визит Медведева стал для Главы Дагестана Рамазана Абдулатипова третьим за последние полгода неприятным контактом с руководством страны. Первый такой контакт произошел в июле 2015 года, когда состоялась его встреча с Владимиром Путиным, в ходе которой президент страны подверг жесткой критике социально-экономическую ситуацию в Дагестане.

ПРОТОКОЛЬНЫЕ УЛЫБКИ

Июльская встреча с Абдулатиповым была озвучена на сайте Президента страны лишь в августе, при этом содержание официального пресс-релиза кардинально отличалось от подлинного смысла беседы. Столь же позитивно была озвучена в СМИ и встреча Путина с Абдулатиповым в Москве в ходе посещения им 3 ноября выставки «Дербент. Дагестан. Россия».

Беседа Путина с Главой Дагестана прошла перед выставкой настолько остро, что по ее итогам служба кремлевского протокола даже запретила Абдулатипову встать рядом с Президентом для групповой фотографии. Неловкость ситуации и напряженное лицо Главы республики наглядно видны на фотографии, которую уже вторую неделю демонстрирует на своей главной странице РИА «Дагестан».

НА ЗАДНЕМ ПЛАНЕ

На снимке отчетливо видно, что стоящему позади всех Рамазану Абдулатипову, в отличие от его пресс-секретаря Тамары Чиненной, вовсе не весело. Грусть в глазах Главы Дагестана, которой отмечены все фотографии с этого мероприятия, воочию демонстрирует утрату им того огромного кредита доверия со стороны Владимира Путина, которое и позволило ему в 2013 году возглавить Дагестан.

Неким подведением итогов трехлетнего периода правления Абдулатипова и стал приезд Дмитрия Медведева в сопровождении ряда федеральных министров, как ранее неоднократно критиковавших ситуацию в республике, так и назначенных недавно, но проявляющих повышенный интерес к Дагестану. Как, например, министр сельского хозяйства Александр Ткачев, критику в адрес которого Абдулатипов позволял себе пока тот руководил Кубанью.

УЛЫБАТЬСЯ УЖЕ ПОВОДОВ НЕТ?

Оттянуть встречу отсталого дагестанского агросектора с новым федеральным министром должна была отставка профильного вице-премьера Шарипа Шарипова, который не сумел приложить на практике свои теоретические познания. Действуя по принципу «лежачего не бьют» Медведев великодушно акцентировал свое внимание на развитии здравоохранения, с докладом о проблемах в котором выступила профильный министр Вероника Скворцова.

Рассказав про общие для всего СКФО проблемы здравоохранения, Скворцова раскритиковала работу дагестанского Фонда ОМС, который собирает меньше денег, чем получает из федерального Фонда. В бюджете Фонда образовался значительный дефицит, объясняющий не только критику Скворцовой, но и мотивацию руководящей ФФОМС Натальи Стадченковой не желавшей утверждать в дагестанском ТФОМС Магомеда Сулейманова.

ГДЕ ДЕНЬГИ ЗИН?

Еще одним неприятным, но оставшимся в тени контактом Абдулатипова с Кремлем стал телефонный звонок Сергея Иванова, приказавшего Абдулатипову немедленно покинуть Азербайджан и вернуться на рабочее место. Поводом для резкого окрика со стороны Кремля стали многочисленные встречи в Баку, которые в октябре проводил Абдулатипов, выехавший в Азербайджанскую Республику под предлогом лечения.

Заявив о лечении на малоизвестном азербайджанском курорте Нафталан, Рамазан Абдулатипов в сопровождении и.о. главы Дербентского района Магомеда Джелилова провел ряд неофициальных встреч с местными политиками и бизнесменами. В ходе этих встреч Абдулатипов успел сделать несколько комплементарных по отношению к Баку политических заявлений, в том числе назвав Гейдара Алиева своим учителем, однако после звонка из Москвы был вынужден незамедлительно вернуться в Дагестан.

С УЧИТЕЛЕМ…

Телефонный «нагоняй» из Кремля оказался настолько жестким, что вынудил Главу Дагестана начать экстренно формировать новую коалицию союзников на случай своей отставки. Союзниками предсказуемо оказались кланы Абдусамада Гамидова и Хизри Шихсаидова, которые близко знакомы Абдулатипову и которые он незамедлительно начал усиливать.

28 октября директором ТФОМС РД неожиданно был утвержден Магомед Сулейманов, шумная отставка которого с поста и.о. мэра Махачкалы и явилась сигналом о начале разгрома «мекегинского» клана. Пытавшийся ранее назначить Сулейманова в ТФОМС Абдусамад Гамидов едва не загремел под статью о превышении должностных полномочий, ввиду чего упорное сопротивление руководителя ФФОМС Натальи Стадченковой видимо было сломлено невероятными усилиями самого Абдулатипова.

НАДЕЖНАЯ ОПОРА АБДУЛАТИПОВА?

Буквально через день (30 октября) главой Махачкалы был избран Муса Мусаев, уже считавшийся битой картой и не проявлявший никаких политических амбиций. А уже 31 октября на должность аудитора Счетной палаты РД (приравненной к министерской) был назначен ранее отправленный Абдулатиповым в отставку бывший министр финансов Али Исламов, что полностью восстановило ранее утраченные позиции «мекегинского» клана.

За несколько дней полностью восстановив положение клана Абдусамада Гамидова, Абдулатипов переключился на укрепление позиций Хизри Шихсаидова, который видимо и является «проводником» Абдулатипова в Баку. Об этом говорит то, что Шихсаидов посещал Азербайджан за месяц до Абдулатипова, сумев в результате встречи с Ильхамом Алиевым добиться перевода под домашний арест своего сына Данияла, задержанного в августе сотрудниками ФСБ.

СПАСИБО БАКУ ЗА ДОМАШНИЙ АРЕСТ?

Усиливая позиции Хизри Шихсаидова Абдулатипов отдал ему Буйнакск, который наряду с Буйнакским, Каякентским и Кумторкалинским районами должен был стать еще одним подконтрольным Шихсаидову муниципалитетом. Назначенный и.о. главы Буйнакска аварец Ильяс Мамаев в первые же дни потерпел полный политический крах, однако это не лишит Шихсаидова желания всеми силами бороться за Буйнакск согласно излюбленной им стратегии «до последнего аварца».

Раз за разом выдвигая в Буйнакске непроходные кандидатуры аварцев, Шихсаидов в итоге представит мощную фигуру из числа кумыков, которой очевидно станет его младший сын Уллубий. Предварительно скомпрометировав все кандидатуры из числа аварцев Шихсаидов сможет выдвинуть сына наперекор всем попыткам возражения с их стороны. Обозначенное же таким образом желание Абдулатипова опереться на Шихсаидова вероятно связано с его тесными отношениями с руководством Азербайджана.

МАГОМЕД ДЖЕЛИЛОВ ЗА НАДЕЖНОЙ СПИНОЙ БАКИНСКИХ ДЕЛЬЦОВ

О большом влиянии Баку на ситуацию в Дагестане также говорит избрание главой Дербентского района Магомеда Джелилова, который почти год временно замещал эту должность. По инсайдерским сведениям кандидатуру Джелилова лоббировали крупные бизнесмены азербайджанского происхождения,занимающиеся в России промышленными поставками виноматериалов и заинтересованные в контроле над винодельческим Дербентским районом.

Спасая своего сына и свою карьеру Шихсаидов был вынужден в сентябре раскрыть своего влиятельного союзника, которым, как оказалось, является президент Азербайджана Ильхам Алиев. Обратиться в Баку Шихсаидова вынудила сложность ситуации, ведь в случае дальнейшего продления ареста его сына Данияла, сам Хизри Шихсаидов был бы вынужден уйти с поста спикера республиканского парламента и завершить политическую карьеру.

БЫЛА И НЕОФИЦИАЛЬНАЯ ВСТРЕЧА?

Именно к Алиеву за поддержкой и выехал в октябре Рамазан Абдулатипов под видом лечения. Поиск в Азербайджане нового покровителя связан с ослаблением позиций Главы Дагестана в Кремле и заметным охлаждением в отношениях с Главой Чечни Рамзаном Кадыровым. Позиции Абдулатипова в Кремле последние полтора года активно раскачивает мощная коалиция из дагестанских депутатов и сенаторов, а разочарование Кадырова связано с отсутствием реакции Абдулатипова на уголовное преследование Сагида Муртазалиева.

Управлявший дагестанским отделением Пенсионного Фонда России Сагид Муртазалиев является названным братом Рамзана Кадырова и его главной политической креатурой в Дагестане. Опираясь на поддержку Кадырова Муртазалиев рассчитывал занять пост махачкалинского мэра, освободившийся в 2013 году после ареста Саида Амирова, а позднее и лично возглавить республику.

БРАТ ИЛИ ПРОТЕЖЕ?

Зная об этих амбициях, но не желая портить отношения с влиятельным Кадыровым, Абдулатипов успешно лавировал относительно выдвижения Муртазалиева в мэры Махачкалы, пока в конце июля тот не был объявлен в международный розыск по обвинению в организации убийств и финансировании терроризма. В отличие от Абдулатипова реакция Кадырова на уголовное дело против Муртазалиева была незамедлительной и оставила о себе след в Instagram, где Глава Чечни ведет свой фотоблог.

Так, в конце июля Кадыров провел знаковую встречу с курирующим внутреннюю политику в Администрации Президента РФ Вячеславом Володиным, после которой стало наблюдаться явное переосмысление Володиным своих отношений с Главой Дагестана. Будучи знакомым с Абдулатиповым со времен совместной работы в Саратовской области, Володин ранее заметно патронировал ему, помогая решать в Кремле возникающие по Дагестану вопросы.

У ВОЛОДИНА НА КАВКАЗЕ НОВЫЕ ДРУЗЬЯ?

С июля отношения с Володиным, как и в целом ситуация в Кремле, стали меняться для Абдулатипова в не лучшую сторону. Из неофициальных источников достоверно известно, что незадолго до напряженной июльской встречи с Абдулатиповым президент Владимир Путин приглашал для проведения консультаций по Дагестану одного из местных депутатов Госдумы, который обозначил ключевые проблемы республики и представил свой план их решения.

Встреча Путина с депутатом ознаменовала начало активных консультаций в Кремле с различными экспертами о положении дел в Дагестане. Эта ситуация сильно напоминает события, которые отмечались в 2012 году за полгода до отставки Магомедсалама Магомедова. По признанию самого Рамазана Абдулатипова и нескольких других депутатов Госдумы от Дагестана, они также приглашались на прием к Владимиру Путину для проведения таких консультаций.

ДЕЖАВЮ СПУСТЯ ТРИ ГОДА?

Спустя три года подобные консультации возобновились и про их начало известно не только в Кремле. Неоднозначная реакция на ослабление позиций Абдулатипова заметна в рядах его собственных союзников. Несмотря на все более расширяемые Абдулатиповым их полномочия и преференции союзники Главы Дагестана явно приступили к поиску новых покровителей. Это говорит о том, что Абдулатипов верит в своих друзей гораздо больше, чем они в него.

Подтверждением этому выводу может служить торжественную встречу Рамзана Кадырова в Махачкале, устроенную ему Хизри Шихсаидовым в день правительственного совещания под руководством Дмитрия Медведева. Прибыв 13 ноября в Махачкалу,Рамзан Кадыров неожиданно начал свой визит в Дагестан с посещения дома Хизри Шихсаидова, о чем традиционно и написал в своем аккаунте в Instagram.

КадыровШихсаидов

НОВЫЕ БРАТЬЯ КАДЫРОВА В ДАГЕСТАНЕ?

Формальным поводом для встречи с Шихсаидовым стала обеденная молитва, которую Кадыров совершил в его доме пока Рамазан Абдулатипов сопровождал Дмитрия Медведева в Дербенте. Однако проявленное Шихсаидовым гостеприимство вызывает вопросы потому, что затронуло не всех руководителей регионов СКФО, а только Рамзана Кадырова, а также потому, что никаким образом не было согласовано с самим Абдулатиповым.

Размещенная Кадыровым публикация в Instagramтакже рассказывает о том, что после домашнего приема Хизри Шихсаидов организовал для него встречу в стенах Дома Правительства РД, в которой принял участие и Абдусамад Гамидов. Таким образом в торжественном приеме Кадырова приняли участие оба дагестанских политика, на которых сегодня пытается опереться Рамазан Абдулатипов.

РАШИД ТЕМРЕЗОВ СЕГОДНЯ В ТРЕНДЕ

Характерно, что среди нескольких публикаций, размещенных Рамзаном Кадыровым в своем блоге от 13 ноября нет ни одной, которая была бы посвящена Рамазану Абдулатипову, чего раньше Кадыров не допускал. Демонстративно проигнорировав Главу принимающей республики, Кадыров разместил в своем Instagram фотографию с Главой Карачаево-Черкессии Рашидом Темрезовым, которого неожиданно назвал своим братом, что лишь подчеркнуло охлаждение его отношений с Абдулатиповым.

Осознавая ослабление позиций Рамазана Абдулатипова, предусмотрительные Шихсаидов и Гамидов исполнили перед Рамзаном Кадыровым изощренный «реверанс», напомнивший манеры знатных вельмож при дворе французского короля. Правда, этим вельможам следовало бы помнить, что истинным королем дворцовых интриг в Дагестане является Рамазан Абдулатипов, чей внушительный багаж подковерных побед в Кремле вселяет твердую уверенность, что и в этот раз ему удастся обыграть всех интриганов, а позднее и покарать неверных союзников.

Джамал Кубатов