Гимн «Клятва» на стихи Расула Гамзатова и музыку Мурада Кажлаева представят для рассмотрения депутатам Народного Собрания

Текст гимна:

Горные реки к морю спешат,
Птицы к вершинам путь свой вершат.
Ты – мой очаг, ты – моя колыбель,
Клятва моя, Дагестан.

Тебе присягаю на верность свою,
Дышу я тобой, о тебе пою.
Созвездье народов нашло здесь семью.
Мой малый народ, мой великий народ.

Подвиги горцев, братство и честь,
Здесь это было, здесь это есть.
Край наших предков, святыня моя,
Вместе с Россией всегда!

Похоже, совсем скоро эпопея со сменой гимна в республике завершится. Точку в этом деле должны поставить народные избранники — именно им, по иронии судьбы, нужно исполнить неоднозначно воспринятую обществом волю главы республики. Напомним: смену нынешнего гимна инициировал сам Рамазан Абдулатипов, назвав его на сессии НС Дагестана «похоронкой». Правда, добиваться смены гимна пришлось через суд, поскольку инициативная группа из общественных деятелей заявила о неправомерности смены одного из госсимволов.

Претенденты

Вариант республиканского гимна выбирали в два этапа. Первый этап конкурса проводился с 20 марта по 20 июня 2015 года. Комиссия отбирала слова. Второй этап провели с 1 июля по 1 сентября 2015 года. Комиссия отбирала из четырех вариантов: «Дагестан мой» на слова Расула Гамзатова, музыка народная (представлен группой общественных деятелей и представителей интеллигенции); гимн на музыку Ширвани Чалаева с его предложением по тексту гимна — стихами Расула Гамзатова в переводе Нины Григоренко; гимн на слова и музыку Григория Симакова; гимн «Клятва» на музыку Мурада Кажлаева с текстом на стихи Расула Гамзатова (представлен Ханом Башировым).

Не получил ни одного голоса членов комиссии гимн на слова и музыку Симакова. По одному голосу досталось гимнам «Дагестан мой» и совместному произведению Чалаева и Гамзатова. Подавляющее большинство голосов (12 из 14) набрал гимн «Клятва». Его конкурсная комиссия и рекомендовала правительству республики для рассмотрения депутатами.
В состав комиссии вошли первый зампред правительства республики Анатолий Карибов, зампред Народного Собрания Сейфулах Исаков, председатель Союза писателей Дагестана Магомед Ахмедов, председатель Союза композиторов Дагестана Хан Баширов и другие.

«Новое дело» проводит опрос по этой теме на сайте ndelo.ru.

«Именем Расула спекулируют»

Текст варианта нового гимна сразу привлек к себе внимание. Общественники указывают на «вольный» перевод строк Гамзатова в гимне «Клятва». А некоторые и вовсе сомневаются в авторстве великого поэта.

«Я категорически отказываюсь верить в то, что автором текста является Расул Гамзатов, — говорит историк Патимат Тахнаева. — Поверю только после того, когда покажут автограф текста на аварском языке. Написанный его рукой. «Если только Расул Гамзатов специально не писал плохое стихотворение, чтобы всех запутать, то это другое дело. Но в это трудно поверить», — подтвердил мои сомнения аварский коллега-лингвист. Вообще, складывается впечатление, что в данном случае именем Расула нагло спекулируют. В тексте что ни слово или строчка — просто «перлы». Тут и «море», и «горы», и «реки», и «птицы», которые «к вершинам путь свой вершат». После географии для туристов на первый план выступает идеологический пафос и насквозь фальшивый, написанный лубочными красками Дагестан — «край наших предков», который «очаг», «колыбель», он же «клятва» и «святыня» — который «вместе с Россией всегда!». Повторяю еще раз, я не верю в авторство Расула Гамзатова. Пусть этот словесный блуд останется на совести тех авторов, которые манипулируют именем покойного поэта. Но даже если этот текст каким-то образом принадлежит Расулу Гамзатову, уверена, свое недоброе дело сделали и перевод и прочие вольные вторжения в авторский текст. Что касается музыки, мне не нравятся варианты ни Чалаева, ни Кажлаева. Совершенно очевидно, что и в первом, и во втором случае это добротно выполненные самостоятельные музыкальные произведения. Но в них в прямом смысле не звучит исторический Дагестан. Общеизвестно, что исторически слова многих гимнов европейских государств писали на мелодии религиозных музыкальных произведений (церковного пения) либо известных патриотических песен. С Нового времени гимн в основном становится торжественной песней светского содержания, отличающейся героикой, патриотизмом, призывающей к сплочению и борьбе. Да, Дагестан — светская республика. Но это нисколько не мешает ей ввести в гимн ноты религиозных песнопений, с которыми горцы выходили в бой, или мотивы известных героических песен народов Дагестана. Тех самых горцев, которые совершали «подвиги», ведь гимн нас уверяет в том, что «все это было». Почему нет?»

Не все согласны с этой версией. Принадлежность этих строк Расулу Гамзатову не вызывает сомнений у директора Института языка и литературы ДНЦ РАН Магомеда Магомедова и председателя Союза писателей Дагестана Магомеда Ахмедова. «Это действительно стихи Расула Гамзатова в переводе Николая Доризо, — говорит Магомедов. — Тут вопросов не должно быть. Что касается гимна «Клятва», я, честно говоря, его не слышал. Гимн, я считаю, должен пробуждать чувства. Такие, какие, к примеру, мы испытываем чувства, слушая гимн России или слова «Священной войны». Без содрогания эти произведения невозможно слушать, порой даже наворачиваются слезы. Такое воздействие, на мой взгляд, должен оказывать гимн. И, конечно, все-таки надо полагаться на специалистов в области музыки. Дилетант не может предложить или выступать либо «против», либо «за» по каким-то субъективным причинам. Тут надо доверить дело профессионалам. Что касается оценки литературной части, слова должны передавать дух Дагестана, нашу силу и единство. Гимн должен объединять, а не разобщать. На мой взгляд, можно было другие слова подобрать, помощнее…

«В подлинности текста Гамзатова сомневаться нет оснований, — подтверждает Ахмедов. — Оба автора предложенного гимна — известные в мире люди. Слова переведены российским поэтом-переводчиком, песенником Николаем Доризо. Расул Гамзатович написал стихи на аварском, но перевод он тоже видел».

Главный редактор журнала «Дагестан» Магомед Бисавалиев предположил, что стихи эти являются результатом соединения подстрочного варианта Расула Гамзатова и поэтического перевода Доризо: «Насколько мне известно, этого стихотворения на аварском языке в девятитомниках поэта нет. Я, во всяком случае, не видел. Но я допускаю, что поэт сам создал два варианта стиха: одно в оригинале на аварском, а другое — подстрочник. Скорее всего, аварский вариант, как несовершенный, он не опубликовал. А подстрочник он отправил Николаю Доризо для поэтического перевода. Доризо был неплохим поэтом, но этот вариант не ахти, конечно. Мне не нравится. Честно говоря, он не очень на Гамзатова похож, бледный стих».

Примечательно, что текст гимна, растиражированный в сети, и текст, предлагаемый депутатам, расходятся. Так, на сайте Представительства республики в Санкт-Петербурге и на других интернет-ресурсах концовка гимна звучит так:

«Ты для меня как священный Коран,
Клятва моя Дагестан».

Но в итоговом варианте для рассмотрения депутатами эти строки заменили:

«Край наших предков, святыня моя,
Вместе с Россией всегда!».

По пути Сталина…

Понятие «гимн» чаще всего подразумевает торжественную песню или мелодию, восхваляющую государство, партию и т.д. Так, например, в Белоруссии долгое время существовало два гимна. Один белорусы читали вслух, другой пели без слов. Первый был принят в 1991 году, хотя написан еще в 1913-м. Называется он «Молодая Беларусь». Именно он входит в число самых длинных гимнов мира — в нем 12 куплетов. А с 1997 года в этой стране существует еще один гимн — бывшей Белорусской ССР.

Государственный гимн СССР, музыка которого совпадает с музыкой сегодняшнего российского гимна, был официально введен 1 января 1944 года. В конкурсе участвовали более сотни соискателей. Музыку для гимна выбирал лично Иосиф Сталин, остановивший выбор на песне «Гимн партии большевиков», написанной Александром Александровым еще в 1939 году. Текст гимна тоже отбирал Сталин и специальная правительственная комиссия. Больше всего вождю понравился вариант Сергея Михалкова и Эль-Регистана, текст которого он лично редактировал. После осуждения «культа личности» Сталина в 1956 году на ХХ съезде КПСС гимн СССР стал использоваться без слов, потому что в тексте упоминался бывший руководитель страны. Хотя официально слова гимна отменены не были.

В 1977 году, при Леониде Брежневе, в СССР приняли новую Конституцию. Так как текст гимна является неотъемлемой частью Конституции, правительству требовалось принять новый вариант текста без упоминания о Сталине и внести другие коррективы в соответствии с текущим положением. Автору первого гимна Сергею Михалкову доверили создание второй редакции советского гимна. Он был утвержден указом Президиума Верховного Совета СССР от 27 мая 1977 года. В нем были исключены упоминания о Сталине, армии, знамени и добавлены слова о Коммунистической партии и коммунизме.

Вопрос о смене гимна в стране вновь встал в 1990 году. В РСФСР была образована правительственная комиссия по созданию государственного гимна. В тот год была утверждена мелодия Михаила Глинки в аранжировке Михаила Багриновского, и называлась она «Патриотическая песня». Мелодия Глинки оставалась гимном Российской Федерации до 2000 года.

Дебаты вокруг гимна возобновились в октябре 2000 года, после встречи Владимира Путина с российскими спортсменами. Они пожаловались президенту на отсутствие слов и невозможность петь гимн во время церемоний награждения медалями на летних Олимпийских играх. Путин привлек к этой проблеме внимание общественности и вынес проблему на рассмотрение Госсовета. В качестве музыки для гимна президент предложил взять бывший советский гимн, написав при этом к нему новый текст. Была создана комиссия, задачей которой являлось рассмотрение предложений о тексте государственного гимна. Комиссия получила более шести тысяч писем с текстами, но остановила выбор на стихах Сергея Михалкова. В первый раз новый гимн прозвучал по телевидению в ночь на 1 января 2001 года.

Автор : Сабина Мамаева, Рамазан Раджабов