Гнилая Левашинская капуста № 0, или «твурду не обещал»

Сложная общественно-политическая обстановка в Северо-Кавказском регионе, в том числе и в Дагестане, вызывает у населения определённую, если не сказать большую настороженность и обеспокоенность. Активизация террористического бандподполья, убийство знаковых фигур в процессе борьбы с экстремистами говорят о серьёзности ситуации в регионе.
Федеральный центр обеспокоен обстановкой в регионе, о чём свидетельствует незапланированный визит президента страны в Дагестан и его жёсткая оценка ситуации. Д. Медведев поставил адекватный диагноз общественно-политическим процессам в Северо-Кавказском регионе. Он, в частности, обозначил основные угрозы и вызовы в регионе на современном этапе: «…огромные масштабы коррупции, просто чудовищные масштабы коррупции, системные деформации в государственном управлении на региональном уровне».

 

Причины и корни

Взяться за изложение собственных мыслей меня натолкнуло то, что наше общество не совсем правильно представляет себе смысл коррупции. Из-за этого причины и корни такого явления остаются в тени, не обсуждаются публично. Идёт лишь поверхностное хлёсткое осуждение. Поэтому, чтобы понять суть коррупции, необходимо, в первую очередь, разобраться с тем, что и кто породили и укоренили коррупцию в республике.
Сегодня только ленивый не говорит о ней. Учитывая, что практически всё общество в той или иной мере вовлечено в коррупционные процессы, каждый вкладывает свой смысл в понятие «коррупция», исходя из собственного опыта. Кто-то сталкивается с ней в родном ЖЭКе, кто-то – в детском садике или в школе и т. д. Между тем традиции горцев ставили вне закона мздоимство и прочие общественные пороки. Более того, в поведении дагестанцев нет глубоких исторических корней воровства и взяточничества. Но тем не менее эти явления стали обыденностью нашей жизни, от которых все устали, но не знают, как избавиться от них. Почему сложилась такая обстановка в республике с устойчивыми антикоррупционными представлениями в общественном сознании, имеющими корни в высокой религиозности и традиционности населения?
 Если вороватый чиновник даёт огромные деньги за хлебное место в госаппарате или в любой другой сфере, то он эти вложения любой ценой должен себе вернуть с маржей. Слабо верится, что человек, совершая такой проступок, идёт на высокий пост из романтических побуждений – служить народу. В первую очередь он рассчитывает на прибыль, которую принесёт купленная должность.
Неоднократно предпринимались попытки анализа и оценки масштабов коррупции в республике, назывались факты и фамилии. Так, в начале июля 2005 года была обнародована «Справка об обстановке в Республике Дагестан и мерах по её стабилизации», подготовленная аппаратом полпреда президента РФ в ЮФО Д. Козака. В этой справке был дан предельно чёткий сигнал о состоянии дел в республике. Ключевой вывод справки был неутешительным для республики и её руководства: «Республика из субъекта Российской Федерации с положительным имиджем за последние 15 лет превратилась в регион с неблагоприятным инвестиционным климатом, нерешёнными проблемами политического, социального и экономического характера». Ни прибавить ни убавить.

 

«Твурду не обищал»

В справке приводятся данные о том, что местные власти совершали финансовые махинации или расходовали государственные средства на строительство предприятий и объектов, которые затем оказались в собственности родственников власть имущих.
Это был «приговор» сложившейся в республике системе мздоимства и воровства в особо крупных размерах. Причиной такого положения, на мой взгляд, является лицемерие и двуличие власти в то время, которые стали стилем работы руководителя республики
М. Магомедова. Он всегда говорил одно, а делал совершенно другое. К его «гениальным» деяниям федеральный центр до определённого момента относился снисходительно, учитывая обстановку в республике. Что лежало в основе деятельности Магомедова на посту председателя Госсовета? Банальная алчность. Любой дагестанец знал, сколько стоила та или иная должность на любом уровне власти или экономики. Чего стоит знаменитое выражение «Твурду ни обищал» (в переводе с местного жаргона «Твёрдо не обещал»), когда за ночь, продав за большие деньги должность министра одному «деятелю», затем, чтобы не возвращать деньги «обиженному», уже бывшему министру, создавал «игрушечное» министерство – так сказать, утешительный приз. Зато министром остался, гордо хвастался последний.
Приватизация госсобственности обрела в годы правления Магомедова форму самой настоящей прихватизации. Без серьёзного экономического анализа и целесообразности отдавались на откуп самые лакомые «куски» экономики, земельные угодья и так далее. Типичный пример: незаконная приватизация сельхозугодий пригородного посёлка Махачкалы бывшим депутатом Госдумы Г. Омаровым по стандартной схеме: сговор с коррумпированными чиновниками. Многотысячное население посёлка, которое осталось без земли, сегодня требует её возврата. Этот случай сегодня имеет огласку и серьёзный общественный резонанс. Таких примеров по республике – множество.
В годы правления Магомедали Магомедова сформировалась разветвлённая сеть незаконно приватизированных предприятий, которые в большинстве своём вели теневую деятельность, прикрываемую выдвынутыми и «грамотно» расставленными в различных контролирующих органах чиновниками, близкими семье Магомедова. Эту систему и называют аналитики сегодня клановой. Скептики могут усмехнуться: ничего, мол, удивительного тут нет. Однако вопросы национальной безопасности, даже будущего республики во многом зависят от того, кто находится на том или ином посту: саботировать можно любое верное решение.
 Магомедов в первую очередь создал мощную систему своих ставленников – выходцев из родного Левашинского района. При его непосредственном патронаже мэрами четырёх городов республики стали его земляки-левашинцы. Министром финансов при нём же стал тоже выходец из данного района, а заместителем министра внутренних дел – родной племянник. «Племянники» занимают особые позиции в республиканских органах. Два брата Халалмагомедовы – племянники Магомедали Магомедовича – до сих пор занимают крупные посты в республике: один – председатель комитета по виноделию и владелец коньячного завода, другой – начальник портовой таможни.
Учитывая особую роль суда, судейскому прикрытию М. Магомедов придавал особое значение, его «грамотному» кадровому обеспечению. Так, близкий родственник и тесть его сына долгое время возглавляет Верховный суд Дагестана, а его сын – казначей столицы республики.

 

Хлеб и вода – всему голова?

 Следует отдать должное тогдашнему руководителю-даргинцу как маркетинговому стратегу, который выбрал для себя незаметные секторы экономики, не замахнулся на крупные отрасли и предприятия, а втихаря забрал то, что в перспективе будет давать стабильный и хороший доход, при этом особо не раздражая народ. Собственно, семья М. Магомедова положила глаз на «воду» и «хлеб» – на те продукты, которые имеют повседневный спрос. При распределении между сыновьями одному досталась «водная» отрасль – производство безалкогольных напитков, другому – переработка хлебопродуктов, а третьему – вопросы взаимодействия с нефтегазовым бизнесом совместно с крупными российскими и зарубежными компаниями. Он является крупным акционером зарубежной компании «Wintershall», которая занималась разработкой нефтяных месторождений на Каспии, но ничего толком не сделала, кроме строительства великолепного спорткомплекса в Левашах. Как говорится, и на том спасибо. Кроме того, нефтяным сектором в клане также занимается двоюродный брат Магомедсалама М. Алиев – владелец крупного нефтеперерабатывающего производства.
Чтобы не быть голословным, упомяну, что его сыновьям принадлежит завод «Хлебопродукт», также крупный развлекательный комплекс «Сити». Внуку, сыну дочери принадлежит картонажная фабрика, снохе – сеть салонов красоты. Большинство имущества предусмотрительно оформлено на дальних родственников Магомедовых. Кстати, Магомедсалам Магомедов – опора и надежда М. Магомедова. Являясь заведующим кафедрой в госуниверситете, преподавательской деятельностью там не занимается. Он сегодня выступает в роли флагмана реванша – возврата к власти клана.
Да и сам глава клана вроде ушёл, а вроде и не ушёл из власти. В отличие от предшественников, он не отдалился от дел. Источники, близкие к правительству, говорят, что он активно вмешивается в дела нынешнего правительства, пытается лоббировать те или иные решения. После ухода М. Магомедова в отставку его сын Магомедсалам стал вторым лицом в Дагестане. Правда, через год Магомедова-младшего на посту спикера парламента сменили. Тем самым был нанесён ощутимый удар по клану Магомедова, которыйперед уходом смог создать себе статус Почётного председателя теперь уже не существующего органа – Госсовета Дагестана, обеспечил себе беспрецедентные материальные блага, транспорт, помощников, правительственную и специальную связь, медобслуживание, ежемесячное денежное обеспечение. Он добился для себя предоставления пожизненно государственной дачи, охраны, а также огромной зарплаты – тоже пожизненно.

 

Бомбы замедленного действия

Самое циничное из того, что Почётный председатель Госсовета обеспечил своим «бедным» потомкам-членам семьи, – это пособие в шестикратном размере минимальной пенсии, а также сохранение за ними служебного транспорта и спецмедобслуживания. Воистину алчность не имеет пределов. Хотя, что греха таить, Магомедали Магомедович не был бы самим собой, если бы напоследок не хапнул бы «любимый» бюджет. Кто его осудит? Он же – ПАМЯТНИК, как говорил герой символической комедии «Джентльмены удачи». Эти условия влетают государству в копеечку. Для дотационного бюджета это ощутимая ноша, не говоря о моральной стороне дела. Удивительно, куда смотрит «друг» семейства Магомедовых, адвокатХинштейн, или ему сейчас за это никто не платит?
Кланом Магомедовых через племянника З. Газиева издаётся газета «Р», которая фактически ведёт информационную войну с республикой. Тактика, выбранная им называть устами ангажированных журналистов чёрное белым, белое – чёрным, направлена на дезинформацию читателя. Любой позитивный факт на страницах газеты отражается в виде пасквилей. Геббельсовский тезис «Чем невероятнее ложь, тем легче в неё поверить» используется на всю катушку, за неимением серьёзных фактов.
 Вот в одном из последних номеров газеты «Р» главный идеолог клана Магомедовых из пальца высасывает проблему и пишет: «Дискредитировав идею демократического светского государства своим аморальным поведением и жаждой стяжательства, дагестанская власть толкает лучшую дагестанскую молодёжь в поисках справедливости к идеологам шариатского государства». Этот тезис – верх цинизма и лицемерия. Любой дагестанец знает, кто был проводником аморальности, двуличности и стяжательства в Дагестане – М. М. Магомедов. При всём своём несовершенстве нынешняя власть – невинный ягнёнок по сравнению с той машиной насилия и стяжания, которую запустил прежний хозяин Белого дома (говорят, он до сих пор там апартаменты имеет). Далее «гений» политанализа пишет: «Ещё три года назад всё было иначе – сегодня из маргинального течения салафизм превратился в массовое явление».
 На самом деле реальную угрозу единству, светскому характеру республики, её безопасности представлял созданный в самом стратегически важном узле Дагестана экстремистский анклав – Кадарский «джамаат», не говоря о проникновении и укоренении экстремистов в республике благодаря политической близорукости и бездействию Магомедали Магомедова как руководителя республики. Именно экстремистский «спрут», созданный там, бросил вызов всему Дагестану, его единству и благополучию; его щупальца чувствуются до сих пор. Думаю, мы ещё узнаем о роли чиновников, чья халатность допустила эту трагедию.
Президент Дагестана М. Алиев сегодня напоминает минёра, который, ловко маневрируя, идёт по минному полю, усеянному «бомбами замедленного действия», которые ставил Магомедали Магомедович, решает в «пожарном» режиме старые, нерешённые проблемы, вызывающие протесты у населения.

 

Коррупция. Дело № 1 (вода)

 Пожалуй, нет ни одного дагестанца, который не знает продукции известной компании «Денеб». Сегодня это высокоэффективный сегмент на рынке производства безалкогольных напитков. Крупный налогоплательщик. Остаётся только радоваться за этот бренд. Однако становление и столь успешное развитие данной компании, её прорыв на рынок безалкогольных напитков не только Дагестана, но и всего региона, вопреки экономическим реалиям в республике, вызывает множество обоснованных вопросов.
Общеизвестно, что «Денеб» принадлежит семейству Магомедали Магомедовича. Как бывает в таких случаях, на становление компании серьёзное влияние оказало создание особых условий за счёт госказны. Сам процесс появления «Денеба» напоминает детектив с множеством действующих лиц, которые целенаправленно создавали предприятие за счёт без того куцего бюджета республики, чтобы затем его спокойно украсть. Если следовать современной терминологии, то это чистой воды рейдерский захват государственного имущества мошенническим путём.
Давайте по порядку рассмотрим весь путь компании «Денеб», чтобы понять суть коррупции в действии.
Итак, жило-было предприятие, созданное в бытность премьером Правительства Дагестана А. М. Мирзабековым – ГУП «Центр-Тара». Оно было призвано обеспечить упаковкой предприятия республики, острая потребность в которой по сей день наблюдается. Работало. Выпускало продукцию. Занимало свою нишу на рынке. Вдруг в недрах правительства кому-то захотелось его преобразовать, если так можно выразиться. Ловкими манипуляциями чиновников Минимущества республики госпредприятие «Центр-Тара» преобразовывается в ГУП «Денеб».
 Следует учесть, что этому акту предшествовали подготовительные мероприятия в виде угроз и запугивания руководителя данного предприятия  Г. Я. Ивановой, которая вынуждена была навсегда покинуть республику. Далее распорядительными документами Правительства РД создаются «тепличные» условия для становления предприятияПод витиеватыми формулировками в2001 году на баланс ГУП «Денеб» передаётся оборудование по упаковке чая в разовые пакетики, которое находилось в распоряжении ГУП «ИнтерПакСтиль», по оценочной стоимости.
Маркетинговая стратегия «Денеб» – бутилирование напитков, столь востребованных в республике в летний сезон, для чего правительством республики имущество ЗАО «Дагуинекс» по производству безалкогольных напитков, принадлежавшего, по нашей информации,
М. Карачаеву, передаётся на баланс ГУП «Денеб» якобы в счёт погашения задолженности ЗАО перед бюджетом и по инициативе данной фирмы. Фактически без суда конфисковывается и незаконно передаётся «Денебу». ГУП «Денеб» в результате получает мощности стоимостью более 30 млн рублей.

 

Настало время

За все эти действия следовало бы похвалить правительство республики, которое так печётся о государственной казне, создаёт эффективное предприятие. Но вот незадача: все эти действия госорганов не смогли сохранить такое перспективное предприятие; финал государственного имущества в лице ГУП «Денеб» – хищение госсобственности под видом приватизации. Когда была достигнута цель и создано эффективное и востребованное на рынке предприятие, назрела необходимость его приватизации. Правительством Дагестана в 2003 году ГУП «Денеб» преобразовывается в ОАО «Денеб», а в 2004 году весь пакет акций ОАО продаётся на аукционе единственному покупателю – ЗАО «ДАКО», которое принадлежит клану Магомедали Магомедова, в частности его сыну Г. М. Магомедову. Всем процессом присвоения государственного имущества руководил вышеупомянутый председатель комитета Правительства Республики Дагестан по виноградарству и алкогольной промышленности М. Халалмагомедов, а по совместительству родной племянник М. Магомедова.
Простое арифметическое действие подсказывает, что аукционные торги были подложными. Зная реалии тогдашних приватизационных аукционов, нетрудно догадаться, что это была формальная процедура, для видимости законности хищения.
 В голове не укладывается логика чиновников, которые принимали решение приватизировать ГУП «Денеб». Спрашивается: зачем резать курицу, которая несёт золотые яйца? Тем более, что в последующие годы ОАО «Денеб» получило ещё сотни миллионов рублей из республиканского бюджета то на погашение кредитов, то на реконструкцию.
Настало время дать правовую оценку данному факту, более того – провести экспертизу всех актов приватизации на предмет наличия коррупционных основ. Это вполне укладывается в логику объявленной республиканской и федеральной властью борьбы с коррупцией.
 
Бадрудин Гаджиев

ЧИТАЙТЕ В СЕРОМ ЖУРНАЛЕ: