Грозит ли «Голодному» голод в Дубаи?

Информационная кампания в поддержку обвиняемого в создании организованного преступного сообщества руководителя Пенсионного фонда по республике Дагестан Сагида Муртазалиева, набирает обороты. Помимо шумихи в прикормленной «либеральной» прессе, смазанной щедрыми финансовыми вливаниями, отмечается целая череда вбросов в соцсетях о том, что, мол, «только что объявили, что уголовное преследование Сагида Магомедовича прекращено! Ура, товарищи!», ссылающихся на несуществующие заявления официальных лиц и якобы промелькнувшие телерепортажи.

Между тем, объявление Муртазалиева в федеральный розыск состоялось официально и любые заявления по ходу расследования его преступлений и ходе розыска будут объявляться именно официально, а не через всевозможные соцсети. Поэтому не следует напускать себе холода в межъягодичную складку, читая тот или иной выплеск. Само собой, что с началом уголовного преследования «Голодного», от его участи зависит судьба множества прихлебателей, уютно прикормившихся крошками с его широкой ладони, и без этого источника пропитания им прожить будет весьма и весьма сложно.

Но нас интересует актуальный вопрос – а каково сейчас самому господину Муртазалиеву, каковы перспективы и вообще, где раки зимуют?

А раки сейчас зимуют в благодатных Объединенных Арабских Эмиратах. В Дубаях, где большинство беглых и не очень вынужденных мигрантов коротают своей безмятежный век под сенью пальм и жаркими лучами белого солнца. Мягкое море, огромная концентрация денежной массы и развитая инфраструктура делают Дубаи наиболее привлекательным местом для туристических и торговых инвестиций, дабы поддержать штаны на черный день, и «деловые люди» охотно этим пользуются. Как, например, тот же «Голодный».
Предприимчивому разыскиваемому народному депутату и выдающемуся пенсионнику голод в Дубаях не грозит ввиду довольно выгодного размещения имеемого нала и безнала. Например, весьма любопытным представляется вот этот скромный бланк, на котором в собственность верной супруги господина Муртазалиева передается замечательный земельный участок – а вернее, целый остров, которому позавидовал бы и сказочный Питер Пэн, и не менее сказочный Бен Ганн, выкопавший сокровища Флинта, и даже вполне реальный Александр Селькирк, ставший литературным прототипом Робинзона Крузо.

Однако здесь не нужно робинзонить, бегать нагишом (хотя можно), сеять просо и разводить бодливых коз. Для муртазалиевской Аллы «Пятницы», ставшей счастливой обладательницей этого участка земной поверхности, за обладание им выставлено и уплачено 46 миллионов 500 тысяч дирхамов – что-то около 12,5 млн вечнозеленых, как навозные мухи, баксов. И неудивительно – вилла располагается в престижном районе Green Hills, где год от года влачат свое мирское существование миллиардеры, магнаты, нувориши и прочая белая кость человечества.

Вполне очевидно, что заработная плата видного общественника, государственного чиновника и народного депутата, каким является Сагид Муртазалиев, позволяет ему приобрести скромный надел в 2250.95 квадратных метров на Зеленых Холмах и заботливо обустроить на нем свое неброское бунгало.

И всё же главная «изюминка» отдыха в Дубаях это отнюдь не море, солнце и золотые пляжи. Дубаи не был бы так популярен, если бы ни его знаменитые торговые центры, где туристы проводят отнюдь не меньше времени, чем на пляжах, насыщая мошну владельцев живительным потоком валютных поступлений. Естественно, что прохудившийся депутатский карман «Голодного» также нуждается в притоке финансовых средств, особенно после покупки торгового центра за 50 миллионов североамериканских (тьфу ты!) долларов.

С учетом вышеуказанного обстоятельства, истощение и голодная гибель отнюдь не грозит могучему Сагиду. Правда, чуть подпортила настроение неудачная попытка перепродажи виллы за 15 миллонов баксов, с отказом от уже вот-вотной сделки какого-то самовлюбленного индуса, оголтелого расиста, который, узнав, что торгуется с армянским зятем, внезапно передумал, боясь повторения прежнего кидалова, когда его надули армяне-процентщики в тех же благодатных Дубаях.

Гораздо больше переживаний доставляет объявление Муртазалиева в федеральный розыск. Поскольку сам «Голодный» в свое время продемонстрировал излишнюю самоуверенность, поставив себя лично в один ряд с великими деятелями эпохи современного Возрождения, то сейчас вручение от Следственного Комитета черной метки с надписью «Низложен» приводит депутата и чиновника в состояние тихой паники, с тенденцией к нарастанию.

Сидя в оплаченном звонкими дирхамами периметре и практически не покидая пределов опостылевшей виллы, мсье Муртазалиев три дня безуспешно обрывал линии трансконтинентальной телефонной связи, пытаясь дозвониться до Рамзана Кадырова, а, когда это не удалось, организовал бомбардировку инстаграма чеченского главы сообщениями от своего круга сторонников, мол, ради Аллагьа, помоги, Рамзан! Вы же сами писали, что Сагид друг и брат… Сейчас кадыровский инстаграм, увы, закрыт для неубедительных респондентов.

Рауф Арашуков

Рауф Арашуков

Пребывая в волнении, Муртазалиев обратился к небезызвестному Рауфу Арашукову, главе Хабезского района Карачаево-Черкесии, с просьбой решить его вопрос с привлечением авторитета Рамзана Кадырова. Однако умный Арашуков заявил примерно следующее: мол, на кой ты меня втягиваешь в эту тему, любезный? А потом на всякий случай взял да и сложил с себя полномочия главы Хабезского района, вдруг отказавшись от амбиций дальнейшего карьерного роста до поста главы республики, и заделавшись от греха подальше деятельным общественником.

Порой не умереть с голоду — не самое важное. Нет ничего проще, чем нагадить и скрыться. Однако в любой ситуации надо оставаться человеком. Оделять уворованным нищих и нуждающихся – это не доброта и не помощь, это, скорее, попытка нелепого самооправдания за совершенные проступки. Это надо помнить. И следить за ситуацией…

Новостной портал «Оперативная линия»