Группы влияния в Народном Собрании

На 27 октября запланировано второе заседание Народного собрания Дагестана (НС РД) нового, шестого, созыва. Парламент должен будет определиться с персональным составом комитетов НС РД, руководители которых были избраны на прошлой сессии.

Распределение депутатов по комитетам покажет не только степень включённости народных избранников в законотворческую деятельность, но и их примерные интересы в тех или иных направлениях. Другими словами, в Народном собрании республики будет виден примерный круг лоббистов, а также конкурирующих между собой групп влияния. Прежде чем приступить к описанию групп влияния, заметим, что в условиях дефицита республиканского бюджета, падения уровня собственных доходов, роста задолженности республики перед федеральным центром (об этом довольно жёстко заявила Счётная палата России) расходная часть бюджета как 2016 года, так и бюджета-2017 должна неминуемо сокращаться, сохраняя средства на «социалку». В связи с этим конкуренция между дагестанскими финансово-политическими группами и их представителями в НС РД будет только нарастать: средств на всех не хватит, а Боливар двоих не выдержит…

Группы по интересам

Депутатский корпус, как известно, обновился на 60% (из старого состава в НС РД вернулось только 36 человек), стал моложе прежнего на 4 года (средний возраст нынешнего НС РД – 50,6 года, прошлого – 54,6).

Несмотря на жёсткий «кастинг», который проходили до парламентских выборов кандидаты в депутаты от представленных в НС РД партий, состав депутатов не однороден и в нём можно выделить примерно следующие группы:

– группа спикера НС РД Хизри Шихсаидова. Наиболее многочисленная по числу сторонников, но не самая представительная. Наиболее статусный в ней, конечно же, Шихсаидов. Как спикер НС РД и опытнейший политик и лоббист, разбирающийся до мелочей в процедурных вопросах работы парламента, он объединяет вокруг себя примерно 15–20 своих сторонников и союзников. В их числе Батдал Батдалов, Биярслан Изиев, Зарема Бучаева, Лейла Керимова, Махмуд Махмудов, Юсуп Гамзаев, Абас Кебедов, Джафар Абуев, Магомедзагир Омаров и др. В этой же группе Сефер Алиев. Он, судя по тому, что к нему не было претензий, сохранил влияние и умение убеждать, раз, несмотря на небольшой коррупционный скандал во время его нахождения в ранге министра и стоивший ему должности, вновь вернулся в большую дагестанскую политику;

группа председателя Комитета НС РД по образованию, науке и культуре Раджаба Абдулатипова. Статус родного брата главы РД Рамазана Абдулатипова, а также реноме посредника между «обществом» и «государством» даёт экс-руководителю УФМС РФ по РД Раджабу Абдулатипову огромные возможности в вопросах лоббирования тех или иных интересов. Группа не так многочисленна, как у Шихсаидова, но влиятельна и представительна. Она состоит не только из депутатов-одиночек (к примеру, Магомед Махачев,Фикрет Раджабов, Майирбег Алхасов, Ислам Нургудаев, Магомед-Султан Магомедов и др.), но и других, немного обособленных небольших групп. К последним, к примеру, можно отнести чародинскую группу, представленную в собрании Ахмедом Гаджиевым, Магомедханом Арациловым и Магомедом Садулаевым. Чародинская группа достаточно сильно представлена в  дагестанской политике: министр финансов РДБилал Джахбаров, министр образования и науки РД Шахабас Шахов, руководитель Агентства по предпринимательству и инвестициям РД Башир Магомедов, зампрокурора РД Тагир Абдулазизов, руководитель Нац-гвардии по РД Магомед Баачилов.

В зоне влияния Счётная палата РД и отделение Сбербанка в Махачкале. Вспомним также депутата Госдумы Магомеда Гаджиева, считающегося верным другом магната Сулеймана Керимова. С учётом того, что за место председателя Верховного суда РД борется Сулейман Сулейманов (тоже уроженец Чародинского района с хорошими опорными позициями в судебной системе республики), влиятельность данной группы резко возрастает и способна на определённом этапе (в случае резких перемен в Дагестане) вытеснить группу Шихсаидова из республиканской политики. На данный момент чародинская группа – надёжный союзник Абдулатиповых.

Также в группу Раджаба Абдулатипова входит и давний союзник чародинской группы Сапиюла Карачаев– депутат нескольких созывов, брат министра экологии и природных ресурсов Набиюлы Карачаева. Он фактически возглавляет ГКУ РД «Дирекция единого государственного заказчика-застройщика» (директор этого ГКУ Шамиль Кадиев, а также сын спикера НС РД – глава Буйнакского района Даниял Шихсаидов – задерживались в августе 2015 года по обвинению в мошенничестве «ЧК»). Сфера его интересов – строительство, экология. По слухам, с подачи Карачаева в медиасреде (соцсети и отдельные СМИ) поднимается вопрос о защите озера Ак-Гёль и Эльтавского леса от массовой застройки в пику главе администрации Махачкалы Мусе Мусаеву.

Появление Раджаба Абдулатипова в НС РД и реакцию на него в парламенте можно рассматривать как своего рода двоевластие: привыкшие стоять в приёмной УФМС теперь будут стоять в приёмной депутата, председателя комитета с надеждой «решить вопрос». Кстати, по некоторым данным, депутат Абдулатипов будет располагаться в кабинете, который будет иметь свою приёмную и комнату отдыха. Для комфорта такого непростого депутата, как говорят источники «Черновика», было решено объединить три кабинета. (Заметим, что подобную привилегию – приёмную и комнату отдыха – в НС РД имеет только Шихсаидов.) В довесок у Раджаба Абдулатипова своя охрана…

Два капитана

Говоря о двоевластии, надо сказать, что, по данным «Черновика», подковёрная борьба двух политиков началась ещё на этапе формирования списков кандидатов в депутаты НС РД: они старались продавить свои кандидатуры в парламент, и, как показала практика, Шихсаидову пришлось немного уступить. Из списка кандидатов в депутаты НС РД от «Справедливой России», по словам источника «Черновика», с подачи Раджаба Абдулатипова был сначала исключён Даниял Шихсаидов, затем – заручившийся поддержкой спикера НС РД Ислам Гусейханов, а зять спикера – Гамид Алигишиев – был вынужден пропустить вперёд Рашида Аскерханова.

 Вынужденный политический союз депутатов НС РД Сиражудина Гамидова (брата премьер-министра РДАбдусамада Гамидова) и сына республиканского прокурора Артура Шахнавазова (избирался от Серкогалинского района) и их сторонников тоже можно назвать политической группой. Пока она небольшая и включает в себя до 4 человек, но имеет все шансы увеличиться вдвое. Отдельные депутаты-одиночки (вне зависимости от фракций) будут вынуждены для защиты интересов примыкать к тем или иным группам.

Ситуация вокруг водоснабжения Махачкалы показала, что возможности прокуратуры РД, которую возглавляет Рамазан Шахнавазов, готовы (отчасти) работать на защиту интересов мэра Махачкалы Мусы Мусаева (считается креатурой премьер-министра Гамидова). Нахождение в парламенте родственников Гамидова и Шахнавазова (брата и сына соответственно), думается, будет продолжением их политики. В то же время надо понимать, что наблюдаемое резкое ослабление позиций Абдусамада Гамидова и возможная в ближайшее время его отставка могут оторвать Мусаева от «мекегинского клана» и прижать к новой  сергокалинской группе.

В НС РД есть и статусные группы, то есть группы, насчитывающие не больше двух-трёх человек. Можно выделить группу Умахановых, в которой Мухтарпаша и Якуб Умахановы – брат и сын, соответственно, министра транспорта и энергетики РД Сайгидпаши Умаханова, и группу Махачевых, состоящую из Далгата Махачева и Муслима Гиндиева. Присутствие этих групп в НС РД на самом деле носит представительский характер. Другими словами, это является данью уважения властей республики тем или иным влиятельным дагестанским фамилиям и своего рода гарантией того, что они хоть и отдалены руководством от серьёзного влияния на политику, но номинально всё ещё находятся рядом. (Как пример этого – требования Управления Росприроднадзора по РД лишить махачевскую «Дагнефть» лицензии.)

Чем отличается нынешний состав НС РД от предыдущего – так это своей разобщённостью: в ней есть относительно небольшое властное ядро (группа Шихсаидова и группа Абдулатипова) и значительная часть независимых депутатов, от которых (если они будут выражать позицию в одиночку) в буквальном смысле на республиканском уровне ничего не зависит.

В то же время резкое сокращение количества комитетов НС РД (от 12 до 8), а также депутатских вакансий на профессиональной основе от 40 до 28 человек (то есть деятельность только 28 депутатов будет оплачиваться из республиканского бюджета) может вызвать раздражение в отдалённых от бюджетного пирога депутатских рядах. Заметим, что это раздражение проявляется и в настоящее время, так как в НС РД идёт подготовка к распределению мест в парламентских комитетах, и, как говорят источники «Черновика», проходит она непросто.

Деление депутатов на группы – это лишь поверхностная попытка классифицировать народных избранников в зависимости от их принадлежности к финансово-политическим группам. Уточнять их классификацию в зависимости от отрасли, интересы которой они будут защищать, лучше после того, как будут сформированы комитеты. Надо понимать, что, несмотря на включение депутатов в разные группы, все они, конечно же, сторонники нынешнего руководства республики. В широком смысле этого слова все они – группа Рамазана Гаджимурадовича Абдулатипова! Но, в случае острого или латентного конфликта лидера какой-либо группы с главой РД, 95% сторонников того или иного лидера группы тут же отвернутся от него, так как в дагестанской политике личные интересы всегда выше коллективных. В качестве примера достаточно вспомнить 2010 год, период грядущих перевыборов руководства Дагестана, когда только два депутата из всего корпуса парламентариев – Амучи Амутинов и Абусупьян Хархаров – поддержали кандидатуру тогдашнего президента республики Муху Алиева. Остальные, несмотря на декларировавшуюся ими денно и нощно поддержку, решили по-иному…

Совпадение? Не думаю…

Тем временем в Дагестане усугубляется общественно-политическая ситуация: тех, кто столкнулся с силовиками – родственников похищенных дагестанцев – уже не пугают ни возможные аресты, ни высокие штрафы за их митинговую активность, они готовы протестовать несмотря ни на что. Те же, кто продолжает отстаивать политические права, в частности, опальная для дагестанского отделения КПРФ ячейка коммунистов, ищут новые способы выражения протеста. Объявленная две недели назад голодовка закончилась двумя попавшими в больницу сторонниками, а также решением провести митинг в Махачкале. Встречи с чиновниками, в том числе с председателем ИК РД Магомедом Дибировым, ни к чему не привели. Дибиров так и не смог убедить их в том, что административные и правоохранительные органы проводят реальную работу по установлению того, что же происходило на избирательных участках Буйнакска и как так случилось, что, несмотря на протоколы участковых комиссий, итоговый результат оказался другим. Эту невысшую математику, думается, руководитель дагестанского избиркома объяснит не смог. В то же время судебные органы власти начали рассмотрение исков, поданных командами кандидатов в депутаты ГосдумыОлега Мельникова и Джамала Касумова. Их представитель в суде, член Общественной палаты ДагестанаШамиль Хадулаев сообщил со страниц своего профиля в соцсетях, что 25 октября в ОП РД пройдут общественные слушания, связанные с выборами, а 26-го и 27-го – в Советском районном суде Махачкалы продолжится рассмотрение иска, поданного Мельниковым к участковым избирательным комиссиям. В подтверждение того, что данные протоколов участковых избирательных комиссий, с трудом полученные у председателей УИК, существенно отличаются от официальных итогов ИК РД по конкретным участкам, он готов представить соответствующие доказательства.

Отметим, что о предсказуемости выборов как в Госдуму, так и в Народное собрание Дагестана «Черновик» писал задолго до дня голосования. Это было и в период проведения «Единой Россией» праймериз (внутрипартийного голосования), выдавшего предсказуемый (в силу предопределённости руководством республики) результат. Это повторилось и в августе. Тогда, за месяц до дня голосования, «Черновик» в №32 от 19 августа 2016 года опубликовал статью «Я прошу не надо Орден! Я согласен…», где привёл такой тезис: «Отчасти о возможном отсутствии легитимности на выборах в Народное собрание Дагестана говорят слухи о том, что уже определено, какое количество депутатов и от каких партий сформируют дагестанский парламент. Слухмейкеры утверждают, что НС РД сформируют фракции «Единой России» (предполагается, что она будет состоять из 70 человек), «Справедливой России» и КПРФ (разделят остаток мандатов)». Рядом была приведена таблица, в которой давались фамилии тех, кто уже был уверен, что является депутатом, а выборы – это формальность. Мы повторяем эту таблицу, чтобы вы могли сравнить, сильно ли «Черновик» ошибся в своих данных… (Жирным выделены фамилии, которые не совпали с предположениями «ЧК».)

С учётом того, что дагестанский парламент обновился на 60% и что многие из депутатов – люди на политической арене новые и не обладают таким авторитетом, что можно было бы сказать: «Вот он точно будет депутатом!» – тезис «Черновика» (с опорой на надёжные источники в НС РД) об отсутствии легитимности выборов подтверждается.

Источник: Черновик