И снова Толстикова

Заур Газиев

Как и предсказывал мой коллега Магомедтагир Муртазалиев в своей статье «Загадочная Екатерина Андреевна», Толстикова надолго о себе забыть не дала. Как в воду глядел мой молодой коллега. Страшный кизлярский теракт оказался вытеснен скандалом из Минимущества Дагестана. На пресс-конференции Толстикова сидела, вжавшись в себя и изображая жертву. Может быть, мы поверили бы ей, если бы не предыстория, что шлейфом тянется за этой уроженкой Крыма.

И в который уже раз ситуация стала бесконтрольной из-за хамского поведения Екатерины Толстиковой. На этот раз уже в Минимуществе РД. Надо сказать, что в Минобрнауки Дагестана подобное случалось регулярно. Люди, работающие там, все как один говорили о проявлениях хамства и высокомерия со стороны этого человека. Её бесконечные заседания, длившиеся порою до двух часов ночи, оставляли в недоумении и директоров школ, и учителей. Складывалось впечатление, что у Толстиковой нет никакой личной жизни и она с огромным удовольствием уничтожала её у других. О трудовом законодательстве она и слышать не хотела. Надо сказать, что никто из работников Минобрнауки, которых я знаю, об её уходе не жалел.

Похожая песня началась и на новом рабочем месте Толстиковой. Люди в этом ведомстве видели всякое и уже, казалось, приспособились к её паталогическому бюрократизму, но потом выяснилось, что это только цветочки. Никто с ней не спорил по поводу бесконечных конкурсов и собеседований. В конце концов, думали люди, может так и нужно. Но меня удивляет другое: почему никто не спрашивал, насколько Толстикова вообще уместна в Дагестане после того, что она наговорила в Пятигорске? Почему она вдруг стала незаменима? Вероятно, те, кто её переназначал на новую должность, надеялись, что, удалившись от образования, она проявит хоть какую-то компетентность. Ведь на своей предыдущей работе (откуда она была изгнана министром образования Васильевой) Толстикова работала именно в этой области. Но нет, жизнь её ничему не научила. Девушка, кажется, так и не поняла, что она не у себя дома, где, возможно, принято унижать своих работников.

И вот началось… Однажды навстречу ей вышел охранник после омовения, и у Толстиковой случилась истерика. Всё, что было нужно, – вежливо предупредить человека, что правила изменились, и этого больше не повторилось бы. Но ей в радость было оставить мужчину без работы. Однако даже не это было каплей, переполнившей чашу терпения работников. Екатерина Андреевна начала запрещать намазы и посещение рузмана, закрыла комнату, в которой проходили омовения, молитвенную комнату. И тут терпение людей лопнуло. Они и начали бить в колокола. Если за день до этой новости самым ненавидимым человеком в Дагестане был Хизри Мухумаев, придумавший письмо кизлярских русских к Рамзану Кадырову, то сейчас пальму первенства отобрала у него Екатерина Толстикова.

***

На пресс-конференции, на которую по этому поводу собрались разные СМИ, Екатерина Андреевна сидела и ангельским голоском что-то щебетала про уважение к самобытности Дагестана, про то, какая у нас уникальная республика. Но не было той надменности и самоуверенности, что она обычно демонстрирует своим подчинённым. Она, кажется, только сейчас поняла, что работает с людьми, а не с рабами. За что получила хорошую оплеуху. На вопрос, запрещала ли она делать намаз, ответить, что действительно запрещала, просто побоялась. Однако у её работников ведь нет амнезии, они же всё помнят! И врать им нет смысла никакого. Тем более что любой человек с жизненным опытом, просмотрев видеозапись импровизированной пресс-конференции с нескольких ракурсов (а камер было много), скажет, что Толстикова лгала. Возможно, на этот раз из чувства самосохранения. Но проблема в другом: человек, который так ненавидит и презирает Дагестан, уже не сможет быть другим.

Мы столкнулись с тем, что Екатерине Андреевне никто не объяснил, что она просто менеджер по найму, не белая госпожа, которая приехала порадовать собой чёрных туземцев. Но сейчас, несмотря на контекст всего происходящего, мне за неё страшно. Она сама себя подставила, ей действительно нужна охрана. Сегодня любой зомбированный фанатик, дабы заслужить довольство Всевышнего, может просто начать на неё охоту. Мы должны понимать то, где живём. Спящие ячейки просыпаются неожиданно. И у Толстиковой есть причины опасаться за свою жизнь. Играть с чувствами верующих с её стороны очень опрометчиво. Полагаю, если есть люди, которых беспокоит будущее Толстиковой, лучше бы её вывезти подальше от Дагестана. Лучше для всех. Проблема ведь не только в Минобрнауки и Минимуществе. Толстикова будет создавать зоны напряжения везде, куда ступит её нога. Для наэлектризованного Дагестана такое поведение все равно что поджигать бикфордов шнур. Кому-нибудь это нужно перед выборами?

***

Самое неприятное впечатление оставляют те, кто почему-то уверен в компетентности Толстиковой. Они пытаются представить, что она компетентная-компетентная, а ей мешают работать плохие дядьки – ретрограды и коррупционеры. И вот вся такая героическая Екатерина Андреевна выбирает лучших из худших, которые ей достались. И вся такая в белом упарилась работать на Дагестан. Ну и ехала бы домой! Никогда не поверю, что человек без своей выгоды будет сидеть среди тех, кого считает чуть ли не папуасами. А если есть выгода, так, может быть, всё-таки стоит хоть немного быть благодарной тем, кто ее терпит? Может, есть кто-то более эффективный, кого можно поселить вместо Толстиковой в «Приморской».

Я в том возрасте, когда уже давно не верю словам. Особенно не доверяю людям, которые притворяются бедными овечками. С таким типажом сталкивался не один раз. Это, конечно же, личное дело властей, кого они хотят видеть и на каких постах, к нам, гражданам, никакого отношения не имеет, но ситуация с Толстиковой всё больше напоминает ситуацию с предыдущим главой Дагестана. Не нужно ждать, пока начнут лопаться гроздья гнева. Задержанные коррупционеры – это ещё не весь пар, который вышел. Как бы неприятно это не было осознавать.

***

И ещё один спорный вопрос. Намазы и рузманы. Я далёк от религии и считаю научную картину мира более убедительной, но глубоко убеждён, что чувства людей нужно уважать. Как нужно уважать их права, свободы, достоинство. Если человеку, работающему со мной, важно ходить в пятницу в мечеть, я перестрою своё расписание. Это не подвиг с моей стороны, а уважение к людям. Уважение к их праву быть счастливыми. И они всегда отвечают мне тем же. На том и стоят человеческие отношения. А ещё нельзя унижать окружающих только потому, что они ниже тебя в социальном отношении. Нельзя выгонять человека с работы за то, что он не упал перед тобой на колени, когда ты увидела его босым и с мокрыми ногами. Если мы сами не показываем пример терпимого и уважительного отношения к людям, никогда не получим его в свой адрес. Снисходительность к тем, кто слабее тебя, есть проявление силы, а не слабости. Если в ведомстве конфликт, в этом в первую очередь виноват его руководитель. Не может целый коллектив министерства состоять из саботажников.

В конце концов, Минимущества Дагестана не ракеты в космос запускает. Можно отпустить людей в мечеть, а на другой день задержать их на то время, что они отсутствовали. Или Толстикова никогда людей не задерживала после 18:00? В любом случае необходимый объём работ будет выполнен. Ситуация с Толстиковой показывает, насколько она скверный руководитель. Это ее руками создан конфликт, который уже объединил против неё и салафитов, и тарикатистов.

***

Есть люди, с которыми невозможно договориться и которых невозможно переубедить, но все же большинство из нас готово к разумным компромиссам. Если Толстикова не смогла убедить в своей правоте сотрудников, то не они в этом виноваты. Это вина самой Толстиковой. Виноват руководитель, который не мотивировал своих сотрудников на новый стиль работы, если таковой, конечно же, был. Люди готовы многое простить, если есть польза, которую вы приносите, терпение, которое вам свойственно. Может, в Екатерине Толстиковой есть знания, есть какое-то новое видение того, как должна быть организована работа в государственных органах. Может быть. Но её отношение к людям всё сводит к нулю.

Понятно, что Толстикова выросла в другой среде, где принято другое обхождение с людьми. Но не мы приехали к ней. Когда мы воспитывает своих детей, то объясняем, что в жизни им встретятся другие люди. И они не всегда похожи на нас, но это – люди, нужно быть с ними тактичными. Толстиковой этого в детстве не объяснили. И вот теперь она здесь такая, какая есть. Как выяснилось, для кого-то – незаменимая. Чем всё это закончится, могу только догадываться, но скажу сразу – ничем хорошим. Она нам о себе ещё напомнит.

Источник