Интервью террориста в милицейских погонах

В «Чёрном дельфине» отбывает пожизненный срок бывший начальник одного из отделов уголовного розыска МВД Дагестана Зубайру Муртузалиев, осужденный за покушение на известного на всю страну мэра Махачкалы Саида Амирова – ныне арестованного и обвиняемого в тяжких преступлениях. Предлагаем короткое интервью Муртузалиева, которое он дал журналистам через несколько лет после прибытия в колонию Оренбургской области.

Для справки:

Начальник отделения уголовного розыска Карабудахкентского РОВД республики Дагестан подполковник З.О. Муртузалиев приговорён к высшей мере наказания (пожизненное заключение) за участие в покушении на меры Махачкалы Саида Амирова. (смотрите фото приговора с разъяснениями).

Коротко суть дела. 4 сентября 1998 года напротив дома Амирова был взорван микроавтобус «УАЗ», начинённый взрывчаткой. Мэр не пострадал, но взрывом были разрушены 29 домов, 18 человек погибли, более 100 получили ранения, без крыши над головой остались 140 человек. 10 апреля 2000 года шестерым исполнителям теракта был вынесен приговор. Подполковник милиции Зубайру Муртузалиев и бывший председатель отделения пенсионного фонда Буйнакского района Дагестана Тимурлан Алиев приговорены к пожизненному заключению. Сотрудник тюменского ОМОНа Виктор Мезенцев, изготовивший и установивший взрывное устройство, получил 25 лет, а нажавший на пульт дистанционного управления Исмаил Исмаилов – 22 года. Еще двое преступников осуждены на 14 лет и на 4 года.

В отношении мэра Махачкалы Саида Амирова в настоящее время возбуждено несколько уголовных дел. Чиновника, в частности, подозревают в убийстве сотрудника СКР по республике Дагестан Арсена Гаджибекова и приготовление к совершению террористического акта. Амиров находится в московском СИЗО.

– Мне на следствии и суде инкриминировали пособничество в посягательстве на жизнь общественных и государственных деятелей, в частности покушение на мэра Махачкалы Саида Амирова, начал разговор Муртузалиев. В отделе разрабатывал преступную группу, я работал под прикрытием, и когда бандитов арестовали, меня вовремя не вывели из неё, генерал один подвёл.
– Фамилию не назовете?
Министр внутренних дел Дагестана Магометтагиров (был убит тремя попаданиями снайпера в Махачкале 5 июня 2009 год).
– Очень интересно.
– Да, я отработал в органах более 28 лет, окончил Саратовскую следственную школу и Академию МВД СССР в 1986 году. Был на разных должностях: начальник криминальной милиции, начальник уголовного розыска в управлении. Как-то вызывает к себе Магометтагиров и говорит: «Надо разрабатывать группу. Ты по ней уже работал». Я согласился. Получил командировочное удостоверение, деньги, автотранспорт и перешёл в подчинение министра. Внедрился в группу как коррумпированный работник милиции, стал сообщать о преступлениях письменно и устно. В августе 1986 года Магометтагиров пригласил меня на беседу. В его кабинете присутствовали несколько известных высокопоставленных генералов МВД и Российской Армии. В разговоре речь шла о преступной банде некоего Мусаева, собиравшегося стать председателем Госсовета республики, но не прошедшего на выборах (впоследствии застрелен киллером в Москве – прим. редакции). Я сообщил, что мусаевцы вскоре собираются произвести выстрел из гранатомета по зданию администрации города. Генерал похвалил: «Молодец, Муртузалиев, продолжай работать!». Через несколько дней со мной встречались генерал-лейтенант Х. из МВД страны и заместитель министра МВД Дагестана генерал О. Им я доложил, что имеется информация следующего характера: в республику на днях прибыл опытный взрывник из России. Находится он по такому-то адресу. Меня похвалили. Я работал с группой уже больше месяца, как вдруг — покушение на Амирова. Стреляли по его окнам рабочего кабинета из гранатомета. Правда, никто не пострадал.

– Мне удалось выявить заказчиков и исполнителей террористического акта. Магометтагиров сказал: «Аналогичная информация у меня тоже есть». Но в этой банде, кроме тех людей, которых я разрабатывал, оказались еще и несколько чеченцев. Министр обругал меня: «Мол, не придумывай — это не соответствует истине» и отправил меня на прежнее место службы. 4 сентября опять покушение: взрывают «УАЗ» возле дома Амирова. Группу арестовали. Один из мусаевцев дал против меня показания. Министр успакаивал: « Не волнуйся, Муртузалиев, мы тебя вытащим, сиди тихо и ничего не говори». Но меня арестовали и я решил всё рассказать следователю. По моим показаниям ни одного генерала не вызвали, не допросили, командировочные из дела исчезли. Только замминистра О. подтвердил мою невиновность. За это его выгнали с работы.

– Почему же вас осудили пожизненно?
– Вот именно, вот именно! Можно было дать 5-10 лет, не больше.
Выписка из приговора Верховного суда Дагестана:
10 апреля 1998 года Верховный суд Республики Дагестан признал Муртузалиева Зубайру Омаровича виновным в совершении преступлений и приговорил:
По ст. 33 части 4,5 и 223 части 2 УК РФ — к 5 годам лишения свободы.
По ст. 33 часть 5 и 277 УК РФ — к 18 годам лишения свободы.
По ст. 33 часть 5 и 105 часть 2 п.п. «а», «е», «ж» УК РФ —  к пожизненному заключению.
По ст. 33 часть 5 и 111 часть 3 п. «а» УК РФ — к 8 годам лишения свободы.
По ст. 33 часть 5 и 112 часть 2 п.п. «а», «г» УК РФ — к 4 годам лишения свободы.
По ст. 33 часть5 и 167 часть 2 УК РФ — к 3 годам лишения свободы.
На основании части 3 ст. 69 УК РФ окончательно назначить пожизненное лишение свободы.
– Что же не жалуетесь?
– Я ни чем не виноват!
– Вы верите, что когда-нибудь справедливость восторжествует?
– Конечно, конечно! На суде должны были предъявить тридцать первую статью. В ней говорится: «Пособник освобождается от уголовной ответственности, если он своевременно сообщал правоохранительным органам и родственникам потерпевших о преступлении, независимо от того, предотвращено преступление или нет». Я сообщал брату и зятю Амирова. Они, кстати, подтвердили это на следствии и суде, но никто к ним не прислушался. Генералы бросили меня и отправили в Соль-Илецк.
– Как вы думаете, почему не помогли? Может, они коррумпированы?
– Нет, генералы с преступными группами не связаны. Они просто боялись за свои погоны, боялись признаться в своих ошибках. Зачем трястись и терять место, когда можно посадить одного полковника.
– У вас какая последняя должность в милиции была?
– Начальник уголовного розыска.
– На вашем счету много задержаний преступников?
– Конечно. Я на Доске почета был, когда меня арестовали. У меня ордена всех степеней, медали «Отличник милиции» и за «Отличную службу в органах МВД». В 1974 году был награжден боевым орденом «Красной Звезды».
– А дети есть?
– Шестеро. Старший сын работает в милиции.
– Вы давно уже здесь?
– В общей сложности два года… Я всё равно выйду на свободу…

Разные люди содержатся в ИК 25/6: бомжи, работяги, интеллигенты, военнослужащие, милиционеры. Есть даже контрразведчик. По разным данным, сегодня в России насчитывается от трех до трех с половиной тысяч пожизненно осужденных. И каждый из них надеется когда-нибудь выйти на свободу. Теоретически это возможно через двадцать пять лет, если, конечно, кто-нибудь из зеков доживет до этого времени. Судя по режиму содержания и несчастные лица смертников, вряд ли. «Черный дельфин» как губка впитывает в себя души преступников, и этому не будет конца. Даже если в стране вдруг отменят смертную казнь, нынешние «полосатики» будут продолжать тихо гнить в темных казематах Илецкого острога. Ведь закон обратной силы не имеет.