История заката одного из последних влиятельных кланов Дагестана – хасавюртовского

В конце сентября прошлого года в Дагестане произошло знаменательное событие. В добровольную отставку ушёл лидер одного из когда-то влиятельных в республике кланов, мэр приграничного с Чечнёй города Хасавюрта Сайгидпаша Умаханов. Умаханов оказался последним из череды дагестанских политиков-тяжеловесов, которого, как многим ненадолго показалось, отодвинули с политического олимпа.

Начиная с 2013 года в Дагестане можно было наблюдать необычные для республики явления. Время от времени в режиме полной секретности спецназ окружал дома представителей влиятельнейших в республике кланов, следователи проводили обыски, а владельцев роскошных особняков в целях общей безопасности, после демонстрации постановлений об аресте, вывозили на вертолётах в суды соседних северокавказских регионов. Так было летом 2013 года с мэром Махачкалы Саидом Амировым. Спустя два года вертолёт прилетал за родственником руководителя дагестанского Пенсионного фонда Сагида Муртазалиева, а по совместительству главой Кизлярского района Андреем Виноградовым. Вполне вероятно, следователи прилетели бы и за олимпийским чемпионом по вольной борьбе Муртазалиевым, но глава Пенсионного фонда очень вовремя выехал за границу и больше не возвращался. Через некоторое время, в августе, вертолётные лопасти шумели уже над Буйнакском. Главу Буйнакского района Данияла Шихсаидова, сына председателя парламента Дагестана Хизри Шихсаидова, арестовали прямо в доме отца.

Одним из тех, над кем сгустились тучи, ещё несколько месяцев назад казался и многолетний мэр Хасавюрта Сайгидпаша Умаханов.

Под флагом имама Шамиля

«Буртики» – так звали выходцев из села Буртунай, многолетних хозяев северного Дагестана. 53-летний Сайгидпаша Умаханов родился в горном селе Буртунай Казбековского района Дагестана. Как и многие в республике молодые люди, активно занимался борьбой, стал мастером спорта, а в последующем тренером спортивной секции в Хасавюрте. По оперативным данным, с конца 1980-х именно воспитанники этой секции орудовали на федеральной трассе «Кавказ», в районе Хасавюрта, останавливая и грабя проезжающие мимо фуры. Оперативники, расследовавшие те преступления, рассказывали мне, что «налётчики действовали жёстко и нагло». Останавливали большегруз прямо на трассе. Вытаскивали водителя из кабины и, забрав весь товар, развозили его по многочисленным торговым точкам города.

Хасавюрт всегда был и сейчас остаётся крупнейшим центром торговли на всём Кавказе. «Оборот в сотни миллионов долларов должен был кто-то контролировать, – рассказывает «Совершенно секретно» на условиях анонимности ветеран дагестанских правоохранительных органов. – А ещё лучше, если эти деньги проходят через рынки, которые стали принадлежать твоим родственникам».

К концу 1990-х годов выходцы из села Буртунай уже контролировали весь Хасавюрт и его окрестности. Отчасти это произошло благодаря моде того времени на различные национальные движения. Самыми активными были аварцы со своим движением «Народный фронт имени имама Шамиля».

«Основной целью этих политических образований было сначала заявить о себе, показать свою силу и сплочённость, а затем уже пошли разговоры о смещении со своего поста тогдашнего главы Государственного совета Республики Дагестан Магомедали Магомедова, – говорит наш источник в правительственных кругах Дагестана. – Даргинец Магомедов формально руководил Дагестаном с 1990 года, а неформально входил в верхушку политической власти ещё со времён Советского Союза. В многонациональной республике, естественно, было полно других желающих постоять на капитанском мостике».

В «Народный фронт имени имама Шамиля» вошли, помимо самого Сайгидпаши Умаханова, тогда ещё мало кому известные в России Гаджи Махачев (погиб в автомобильной катастрофе в Москве. – Ред.), нынешний министр спорта Дагестана Магомед Магомедов по прозвищу Большой Махач, нынешний мэр Кизилюрта Магомед Уцумиев, глава Кизилюртовского района Магомед Шабанов, нынешний вице-спикер Народного собрания республики Сайгидахмед Ахмедов, получивший в народе по первым буквам имени и отчества (Сайгидахмед Салихович) имя СС. В то время власть подкреплялась закупкой большого количества оружия и привлечением в свои ряды молодых крепких бойцов.

Гаджи Махачев – дагестанский политик, один из лидеров «Фронтa имени имама Шамиля» и «Северного альянса»

махачев

«Локомотивом национального аварского движения был Гаджи Махачев, – рассказывают наши источники. – С Сайгидпашой Умахановым его связывали родственные отношения. Оба выходцы из Буртуная. Именно поэтому, люди называли их «буртики». Из тех же мест ведут сегодня свою историю многие нынешние высокопоставленные республиканские чиновники».

Дедушка-миротворец

Дедушка – так называли в народе первого главу Дагестана Магомедали Магомедова. В начале 1990-х национальное движение имени имама Шамиля и его лидеры активно противопоставляли себя республиканской власти. Участвовали в митингах. Скандалили в Народном собрании Дагестана. Но недолго. Тогдашний глава Дагестана Магомедали Магомедов был опытным политиком с советским прошлым. Со своими противниками он любил действовать по принципу «задушить в объятиях». Дедушка фактически сломил волю аварских лидеров, раздав им должности в районных и республиканских государственных структурах.

Одним из них был Гаджи Махачев, в прошлом обладатель нескольких судимостей, в том числе за корыстные и насильственные преступления. Долгое время он возглавлял «Дагнефть», и по богатству его можно было сравнить с одиозным мэром Махачкалы Саидом Амировым.

Потом он стал депутатом Народного собрания, затем вице-премьером республиканского правительства. Последней ступенькой в карьерной лестнице стало кресло депутата Государственной думы от Дагестана. В конце декабря 2013 года Гаджи Махачев, не справившись с управлением автомобилем, разбился в Москве, на Кутузовском проспекте. В республике его называли «дагестанским Жириновским».

В мае 1998 года, во время попытки захвата группировкой братьев Хачилаевых здания республиканского Государственного совета и правительства, произошло сразу несколько забавных и характерных для дагестанской политики эпизодов.

Члены правительства, министры и чиновники уровнем пониже решили, что в республике произошёл государственный переворот, и ринулись со своими семьями в аэропорт, по дороге бронируя билеты в Москву и Турцию.

На месте остался только тогдашний вице-премьер правительства Гаджи Махачев (с братьями Хачилаевыми у него были выстроены «компромиссные» отношения). Многие дагестанцы со смехом вспоминают моменты, когда в течение нескольких часов Махачев появлялся на экранах телевизоров с речью, то как высокопоставленный республиканский чиновник, то уже как оратор, выступающий на стороне оппозиции, с зелёной исламской повязкой на голове. И так около 10 раз подряд, с интервалом в 15–20 минут.

По утверждению наших источников, кресло мэра Хасавюрта Сайгидпаша Умаханов тоже получил вследствие успешной политической торговли с тогдашним главой республики Магомедали Магомедовым. После этого лидеры «Фронта имени имама Шамиля» стали контролировать не только сам Хасавюрт, но -и Хасавюртовский, Кизилюртовский и Казбековский районы. А также имели влияние в Тарумовском, Кизлярском и Ногайском районах, то есть практически на территории всей северной зоны Дагестана. Но Дедушку такой худой мир устраивал.

Таким же образом первый глава Дагестана Магомедов разбирался и с другими национальными движениями, которые выступали против его политики – лакским, кумыкским, ногайским. Всем непримиримым раздавались посты, и накал страстей резко остывал.

«Северные» надбавки

В 2003 году лидеры аварцев решили, что одних северных территорий им мало. К тому же, по их мнению, политическая обстановка в республике накалена, а достигнутые ранее договорённости с Магомедовым перестали действовать.

В Дагестане появляется оппозиционный политический блок «Северный альянс». Он объединил вокруг себя более десятка влиятельных дагестанцев того времени, в том числе и брата мэра Хасавюрта Ахмедпашу Умаханова. Но главными действующими лицами оппозиции были сам Сайгидпаша Умаханов, Сагид Муртазалиев, олимпийский чемпион и тогда ещё глава Кизлярского района, и время от времени примыкающий к «северянам» Гаджи Махачев, ставший после событий 21 мая 1998 года постоянным представителем Дагестана при Президенте России.

Главная цель нового оппозиционного образования, как и в 1990-е годы, – смещение главы Дагестана Магомедали Магомедова. Только теперь поддержку оппозиционерам оказывали серьёзные московские финансовые и административные связи.

По нашей информации, перед активной фазой противостояния с республиканской властью лидеры «Северного альянса» – Умаханов, Махачев и Муртазалиев в узком кругу поклялись: при любом развитии событий все трое идут до конца к намеченной цели. Инициатором этой клятвы был Сагид Муртазалиев. В 1990-е годы он активно занимался профессиональным спортом, иначе бы знал, что мэр Хасавюрта Умаханов и на тот момент депутат Государственной думы Махачев – не совсем те люди, с которыми можно заключать подобные политические сделки.

Магомедали Магомедов – опытный и хитрый политик. В результате закулисных переговоров лидерам «Северного альянса» и их окружению были предложены руководящие посты в республиканской вертикали власти взамен на снижение накала политических страстей.

«Согласились практически все. И Умаханов, который получил полный карт-бланш в Хасавюрте, а его брат Ахмедпаша стал руководить местным отделением Сбербанка, – говорит на условиях анонимности высокопоставленный сотрудник республиканской администрации, – и Гаджи Махачев. Резко против был только Муртазалиев».

И тем не менее ситуация в республике продолжила накаляться. В Москву одно за другим шли донесения о коррупции в высших эшелонах власти, на свет появлялись коллективные обращения и аналитические записки в Администрацию Президента России, а на улицах Махачкалы практически ежедневно гремели взрывы.

Представители «Северного альянса» на встречах Магомедали Магомедова с депутатами Народного собрания и просто с людьми всячески пытались спровоцировать главу республики на конфликт и устраивали скандалы.

«В какой-то момент, на ситуацию в республике обратили внимание в Кремле, – рассказывает ещё один наш источник в Дагестане, – там рассматривали разные варианты. Но Магомедову, согласившемуся уйти, удалось убедить федеральный центр, что радикальная смена власти приведёт к ещё большему росту напряжённости. Промежуточной фигурой стал бывший спикер парламента Дагестана Муху Алиев. С его назначением весной 2006 года фактически потеряло всякий смысл и существование «Северного альянса».

Алик из «Крестов»

Впрочем, первый глава Дагестана Магомедов никогда не забывал про своих обидчиков. За два года до самоликвидации «Северного альянса», в противовес Сагидпаше Умаханову, он ставит главой Хасавюртовского района молодого, дерзкого, а самое главное, своего человека – Алимсолтана Алхаматова по кличке Алик. Знающие Алика люди характеризуют его как человека дерзкого, но деловитого, вышедшего из полупрофессионального спорта.

Кандидатуру Алхаматова в Хасавюртовский район, по нашим данным, посоветовал Магомедову тогдашний премьер-министр Дагестана Атай Алиев, бывший директор кондитерской фабрики «Тарки-Тау» – за что получил прозвище Кемпет (кемпет означает «конфета». – А.И.), кумык по национальности, Алиев считался одно время реальным преемником Магомедова.

«Кемпет-Атай поручился за Алхаматова, – рассказывает «Совершенно секретно» оперативный сотрудник одного из силовых ведомств республики. – Мол, парень свой, не подведёт, буду его опекать и контролировать. Единственной проблемой было то, что Алхаматов сидел в питерских «Крестах». Но Дед решил эту проблему за два дня».

Алимсолтан Алхаматов возглавил Хасавюртовский район в 2004 году. И практически с первых же дней началось противостояние между ним и Сайгидпашой Умахановым. Цена вопроса – контроль за местным бизнесом и перераспределение бюджетных средств, поступающих из республиканского бюджета в город и район.

Наши источники рассказывают, что Алик ни в чём не уступал хозяину Хасавюрта Умаханову. И последний, поняв это, через некоторое время успокоился. Главы города и района в какой-то момент договорились о нейтралитете в отношениях. Но не успокоилось их окружение. Кумыки со стороны Алхаматова и аварцы Умаханова постоянно конфликтовали между собой. Драки, перестрелки и мелкие стычки происходили у ресторанов, спортивных клубов, государственных учреждений.

Алимсолтан Алхаматов. Знавшие Алика люди характеризовали его как дерзкого, но деловитого бандита.

Фото: kazma.ucoz.ru

Братские узы

Начало открытой войне положило убийство 29 апреля 2009 года младшего сына Ахмедпаши Умаханова. Старший, Хабиб, пообещал отомстить за брата.

«Нужно понимать, что Хабиб Умаханов – это беспредельщик, – рассказывает «Совершенно секретно» оперативный сотрудник дагестанского МВД. – Его имя упоминалось в связи с практически всеми громкими убийствами на севере республики. Особенно если это касалось противников или конкурентов умахановского клана. Он поддерживал ваххабитские группировки, которые орудовали в районе. Перевозил боевиков по территории республики, доставал им оружие и финансировал».

Дядя (мэр Хасавюрта Сайгидпаша Умаханов) не мог ничего сделать со своим племянником. Судя по всему, большое влияние на Хабиба оказывал его собственный отец – Ахмедпаша Умаханов. Будучи ещё руководителем хасавюртовского отделения Сбербанка, Ахмедпаша стал активно погружаться в религиозную деятельность. Впоследствии он стал ярым сторонником салафитского течения в исламе, из-за этого ему даже пришлось покинуть должность в банке. На свои деньги он построил самую крупную в Хасавюрте мечеть, где пропагандировали радикальный ислам. После посещения проповедей в этой мечети молодёжь стала в большом количестве пополнять ряды боевиков и, как говорят на Кавказе, «уходить в лес».

Удивительно, но во время вторжения боевиков Басаева и Хаттаба в Дагестан в 1999 году мэр Хасавюрта Сайгидпаша Умаханов был одним из активных лидеров народного ополчения, вставшего на защиту республики от нашествия чеченских сепаратистов.

Алика Алхаматова расстреляют в конце сентября 2009 года на Новочерёмушкинской улице в Москве. В 2013-м в Германии арестуют, а затем выдадут России одного из пяти исполнителей убийства – Хабиба Умаханова. Племянника мэра Хасавюрта суд приговорит к 15 годам лишения свободы.

Ещё одна важная деталь: после убийства Алхаматова вся его многочисленная охрана «ушла в лес» и стала мстить умахановскому клану.

Новый тренд

Когда пошли посадки влиятельных дагестанских чиновников, а в Дагестан стали прилетать вертолёты со спецназом, мэр Хасавюрта Сайгидпаша Умаханов, по рассказам очевидцев, пал духом. Настроение многолетнего хасавюртовского главы испортилось ещё больше, когда во время коллегии МВД в Чеченской Республике весной 2014 года Рамзан Кадыров открыто назвал Умаханова бандитом.

На что Умаханов с намёком ответил Кадырову: «Я хотел бы сказать, что никогда не вмешивался в чужие дела. Никому я ни разу не дал повода для обвинений в этом, потому хочется, чтобы и мне люди отвечали тем же. Булат не гнётся, а золото не ржавеет».

При этом в народе сразу заговорили о скорой смене власти в Хасавюрте. И действительно, в конце сентября 2015 года Сайгидпаша Умаханов публично заявил о своей отставке. После этого, по некоторым данным, срочно покинул пределы России и уехал в Объединённые Арабские Эмираты к своему брату. По информации наших источников, Ахмедпаша Умаханов построил в Дубае на знаменитых искусственных островах роскошный особняк стоимостью в несколько сотен миллионов долларов. Рассказывают, что по своей роскоши он затмил даже дворец шейха эмирата Дубай.

Впрочем, извилисты пути дагестанской политики. Назначение Сайгидпаши Умаханова в последний день ноября 2015 года министром транспорта, энергетики и связи правительства Дагестана стало для многих полной неожиданностью.

По информации наших источников, это результат закулисных переговоров между Умахановым и главой Дагестана Рамазаном Абдулатиповым. Умаханов «не лезет в политику, политика не лезет в северные территории». Но время, когда Сайгидпаша был полноправным хозяином Хасавюрта, ушло безвозвратно. В республике новый положительный тренд, который чётко задал Рамазан Абдулатипов, – люди с неоднозначным прошлым освобождают свои места обычным чиновникам с коммерческой жилкой.

«Совершенно секретно»

ЧИТАЙТЕ В СЕРОМ ЖУРНАЛЕ:

Приговор взяточнику из УФМС Джамалдину Магдиеву
В отношении Данияла Шихсаидова & Co возбуждено уголовное дело
У Бадрудина Мусаева малолетний ребенок и положительные характеристики
Житель Дербента Кямал Рамазанов стал фигурантом дела об убийстве Гаджиахмеда Казиахмедова
Террористами в РФ могут быть только кавказцы?
Чем владеет в Чечне Адам Делимханов
Адвокат Мурад Мусаев о своем уголовном преследовании и «крыше Кадырова»
Следственный комитет не установил факты преследования гомосексуалистов в Чечне
Как похитили, а потом вернули Ибрагима Казибекова