К осени 2016 года в Дагестане завершился очередной этап смены правящих лит

Доверие дагестанцев к региональным властям окончательно смыли ливневые дожди, ставшие причиной массового отравления жителей Махачкалы. «Водному» скандалу предшествовали митинги родственников, погибших от рук силовиков жителей, а также недовольства в связи с проблемами вывоза мусора и многое другое.

Системные проблемы, которые копились годами, обрушились на главу Дагестана, обнажив кризис созданной им власти. Весь октябрь и начало ноября прошли в республике на фоне стихийных митингов, обращений жителей республики в федеральные структуры. Главу Дагестана Рамазана Абдулатипова обвинили в кумовстве, коррупции и неспособности управлять регионом.

Скандал вокруг коммунального коллапса в Дагестане дошел до Кремля. Он стал предметом обсуждения на встрече президента России В. Путина и руководителя Дагестана. Лидер Дагестана смог заверить Москву в своей невиновности, сославшись на природные катаклизмы и проблемное наследство, доставшееся ему от прежнего руководства. Более того глава Дагестана заверил Путина в том, что по темпам развития Дагестан находится в первой пятерке российских регионов. Одним из показателей стабильности Абдулатипов назвал успешные выборы в республиканский парламент и в Госдуму, где большинство голосов получила «Единая Россия».

Однако стабильность в республиканском парламенте, обеспеченная доминированием «Единой России», как показала осень, далеко не означает социальную стабильность. Видимо, в силу того, что на практике исход выборов никак не зависит от электорального поведения населения.

Глава Дагестана Рамазан Абдулатипов возглавляет республику в сентябре 2013 года, сменив на этом посту Магомедсалама Магомедова. Главной миссией Рамазана Абдулатипова на посту главы республики стала борьба с коррупцией и кумовством. Сам он позиционировался в республике как человек независимый от кланов, ведущих многолетнюю борьбу за ресурсы в Дагестане. Его предшественник — Магомедсалам Магомедов был сыном экс-председателя Госсовета Дагестана Магомедали Магомедова, представителем одного из самых влиятельных даргинских кланов. Магомед Магомедов бессменно руководил республикой на протяжении многих лет (с небольшими перерывами он был руководителем Дагестана с 1983 года, в 1990 году возглавил Верховный Совет республики, а 1994 году, когда был создан Госсовет Дагестана, стал его председателем). Правление клана Могомедовых было на короткое время прервано появлением опытного функционера Муху Алиева, назначение которого было призвано снизить напряжённость в Дагестане вокруг войны кланов за портфели и сферы влияния в бизнесе.

Однако его оторванность от родовых связей, его независимость от «федеральных смотрящих», в условиях Дагестана, обернулись для Муху Алиева отставкой. В 2010 году, когда истек президентский срок Алиева, в колоде кандидатов на пост главы республики, предложенных тогдашнему президенту Медведеву, снова оказался представитель клана Магомедовых.

Трудно понять, чем руководствовался президент России, когда вверял Дагестан Магомедову, который ассоциировался в Дагестане с прежними коррупционными схемами и клановыми войнами?

Возможно, в Кремле надеялись, что авторитет отца «поможет его сыну объединить кланы и стабилизировать ситуацию. Возможно, определённые силы в самой Москве рассчитывали через Магомедова запустить руки в «дагестанский кошелек».
Какими бы мотивами не руководствовались в Москве, Магомедсалам Магомедов не продержался больше одного президентского срока. Республику сотрясали теракты и диверсии боевиков, клановые войны. Москве ничего другого не оставалась, как снова искать миссию в старой обойме советских функционеров.

Так выбор пал на Абдулатипова. Заявленный им курс на «очищение» республики был начат достаточно жестко: трижды в течении первого полугодия 2013 года полным составом распускалось правительство. Затем последовали аресты высокопоставленных чиновников, которые представляли влиятельные в республике кланы. Наиболее громким из них стал арест одиозного мэра Махачкалы Саида Амирова.

Как в свое время отметил журналист Кирилл Шевченко, Саид Амиров являлся главной фигурой в даргинско-левашинском клане. Шевченко сравнивает деятельность Амирова с сицилийской мафией. Показательные и решительные действия нового главы укрепили доверие жителей Дагестана к руководству.

Однако появление родственников Абадулатипова на ключевых должностях сказались на еще хрупком имидже главы Дагестана. Сын Рамазана Абдулатипова — Джамал стал заместителем главы администрации города Каспийска. Второй сын Абдулатип Абдулатипов был назначен советником руководителя аппарата администрации главы Дагестана. Его зять — Магомед Мусаев возглавил Стратегический совет при главе республики, деятельность которого направлена на содействие социально-экономическому развитию республики (через данное ведомство проходят самые крупные инвестиционные проекты). Племянник – возглавил автопарк президентской администрации. Двоюродный брат стал главой Тляратинского района. Троюродный — главой Комитета по лесному хозяйству республики. Один из двоюродных племянников Басир Курбанов стал помощником президента. Второй Алибек Алиев стал начальником отдела по работе с органами местного самоуправления. Факт назначения главой исполкома Стратегического совета при президенте республики Магомеда Мусаева, которому было поручено освоить 10 заявленных главой Дагестана «приоритетных нацпроектов» на миллиарды рублей федеральных средств, до сих пор не сходят с уст местной прессы. Массу вопросов вызвали у жителей республики и назначения вице-премьеров в дагестанском правительстве: на момент назначения один из них- Гаджи Махачев имел судимость, полученную им в середине 1980-х за «нанесение телесных повреждений». Двое остальных — Магомед Насрудинов и Абусуптьян Хархаров находились под следствием по подозрению в финансовых махинациях и мошенничестве. Впоследствии, оба были арестованы и продолжают ждать приговора суда.

Также успешно главе Дагестана удалось почистить от оппонентов Народное собрание Дагестана. В результате, в дагестанский парламент не пропустили никого «лишнего», состав правительства сформировался исключительно из «ближайшего круга». Не смотря на многочисленные жалобы ЦИК и протесты не вошедших в состав правительства оппонентов Абдулатипова, выборы были признаны состоявшимися в рамках закона и без существенных нарушений.

Таким образом, к осени 2016 года в Дагестане завершился очередной этап смены правящих лит. На смену одному клану пришел новый, представленный родственниками главы республики. Трудно сказать, чего добивается Москва, молчаливо наблюдающая за коллапсом власти в Дагестане. Очевидно другое: республика исчерпала советское наследство, которое по инерции сдерживало сложный регион от катастрофы. Что будет дальше, покажет время.

Caucasus Times