Конфуз Рамазана Абдулатипова и Абдусамада Гамидова на Дне победы

День победы в Дагестане не обошелся без конфуза с руководством республики. Уже второй день дагестанский сегмент сети обсуждает фотосвидетельство, зафиксировавшее чрезмерную заорганизованность и чиновничью угодливость на этом празднике.

Рамазан Абдулатипов во главе полка

В День победы в Дагестане, как и по всей России, жители республики массово вышли на акцию «Бессмертный полк». Руководитель Дагпатриотцентра минмолодежи Гамзат Муслимов сообщил, что в этом году в акции по всей республике приняло участие свыше 300 тысяч человек, из которых более 15 тысяч — в Махачкале.

По его словам, в прошлом году в Махачкале в шествии «Бессмертного полка» приняло участие более 9 тыс. человек, в целом по региону — свыше 200 тысяч человек. Также в  этом году участие в акции принял глава Дагестана Рамазан Абдулатипов.

Кроме него на акцию вышли премьер-министр Абдусамад Гамидов, спикер Народного собрания Хизри Шихсаидов, руководители министерств дагестанского правительства, а также большое количество известных не только в республике дагестанцев. К

Так, в «Бессмертном полку» также шли экс-чемпион мира по боксу Султан Ибрагимов, чемпион мира по смешанным единоборствам Магомед Маликов, серебряный призер Олимпиады в Афинах по вольной борьбе Магомед Ибрагимов и другие.

Гордость каждой семьи

Все участники акции «Бессмертный полк» вышли в этот день с заранее подготовленными портретами своих родственников и простых дагестанцев, которые участвовали в Великой Отечественной войне.

Сам глава республики Рамазан Абдулатипов сообщил в своих аккаунтах в социальных сетях, что он присоединился к шествию «Бессмертного полка» с портретом своего отца, защитника Севастополя – Абдулатипа Гаджимурадова.

Такое несовпадение фамилии и отчества у Рамазана Гаджимурадовича Абдулатипова и его отца Абдулатипа Гаджимурадова не должно никого смущать. Поскольку в первые десятилетия советской власти в Дагестане система присвоения фамилий и отчеств среди горцев только складывалась.

И зачастую при записи данных в метрики возникала путаница. Таких примеров, когда сыновья и отцы, или родные братья и сестры оказывались записанными под разными фамилиями, большое количество не только в Дагестане, но и по всему Кавказу.

Суть конфуза

Однако суть конфуза в другом. А именно в том, что на фотографии, бурно обсуждаемой в сетях, с портретом отца Рамазана Абдулатипова оказались запечатлены и сам Рамазан Абдулатипов, и премьер-министр республики Абдусамад Гамидов.

Несмотря на то, что по данным дагестанских журналистов семьи аварца Рамазана Абдулатипова и даргинца Абдусамада Гамидова решили породниться на уровне подрастающих поколений, очевидно, что у них не может быть общего предка в лице заслуженного тляратинского горца Абдулатипа Гаджимурадова.

Более того, многочисленные фотографии с данной акции зафиксировали, что с портретом отца Рамазана Абдулатипова к «Бессмертному полку» присоединился не только Абдусамад Гамидов, но и еще большое количество простых дагестанцев.

Судя по всему, им всем просто раздали заготовленные заранее в большом количестве портреты отца Рамазана Абдулатипова. Реакция дагестанских пользователей и комментаторов на данный инцидент в сетях просто зашкаливает.

Отчего такое угодничество?

Известный дагестанский адвокат и политический комментатор Расул Кадиев в своей колонке на сайте «Кавказская политика» пишет: «Они, конечно, могут сказать, что готовы были нести и другие портреты ради уважения к погибшим, но «адъютанты» подвели…»

Здесь Кадиев упоминает о том, что в Махачкале сотрудники МВД вышли на акцию не с портретами своих родственников, участвовавших в Великой Отечественной, а с фотографиями своих сослуживцев, погибших в стычках с боевиками.

Более того, портрет дважды Героя Советского Союза Иссы Плиева пронесли в рядах «Бессмертного полка» в китайском городе Далянь совсем другие люди. А прокурор Крыма Наталья Поклонская вышла на акцию с иконой Николая II.

Суть дела даже не в том, почему Абдусамад Гамидов и другие дагестанцы вышли на акцию не с портретами своих родственников, участвовавших в войне. А в том, почему они все оказались с портретами именно отца главы республики?

Начало авторитаризма

В принципе именно этот момент государственно-чиновничьего диктата, когда любая благая акция в республике, будь то парад Победы, или концерты дагестанских деятелей культуры в Москвы, или празднование юбилея Дербента, превращаются в бенефис одного человека, и подвергается жесткой критике со стороны жителей республики.

Причем с самой жесткой критикой в адрес такого подхода Рамазана Абулатипова к управлению всеми сторонами общественной жизни республики выступают и некогда его самые близкие друзья, как например, заслуженный врач Магомед Абдулхабиров. Или же бывшие члены кабинета Абдулатипова, как например, бывший замминистра образования Миясат Муслимова.

А что касается обсуждаемого конфуза в День победы, пользователь Facebook Гамид Ильясов пишет «Полная дискредитации акции «Бессмертный полк» Дагестане… Хоть бы подготовились хорошо… Бестолковое окружение у АРГ…»

Уже цитировавшийся Расул Кадиев подмечает в своей колонке: «Надеюсь, что в следующем году «Бессмертный полк» избавится от излишней опеки властей и станет настоящей гражданской акцией поминания не просто родственников и только парадом гордости, но и скорби».

Бессловесное окружение

Причем эту тенденцию последних лет даже авторитаризмом руководителя назвать нельзя. Поскольку при классическом авторитаризме со стороны жесткого правителя должны исходить хоть какие-то репрессии в отношении непокорных.

А в случае Дагестана мы имеем дело больше в бессловесной готовностью республиканских чиновников сносить любой прокол, перегиб, ошибку и заблуждение руководства ради сохранения своих кресел во власти.

Поразительный пример того, во что превратилось дагестанское чиновничество, приводит главный редактор «Черновика» Маирбек Агаев. С его слов, на одном из совещаний с членами кабинета министров Рамазан Абдулатипов открыл собрание словами: «Добрый день, казнокрады-козлы…»

«В ответ – полное молчание и опущенные головы, — удивляется Агаев, — Хоть бы кто из них стукнул по столу или хлопнул дверью, гордо смотря вслед уходящей должности. Никто даже не подумал харакири себе сделать, дабы смыть позор».

А может, и надо было…, — резюмирует Агаев.

onkavkaz