«Лучшего, чем я, в Дагестане главы не было!», «Моя должность — Абдулатипов!»

Глава Дагестана Рамазан Абдулатипов заявил о своей готовности досрочно сложить полномочия. Официально — по достижении предельного возраста службы (в этом году ему исполняется 71 год). Однако реальные причины — и всем это понятно — совсем другие: Абдулатипов не справился со своими обязанностями. Ошибка, совершенная еще при его назначении, повлекла за собой годы ошибочных действий в одном из самых нестабильных российских регионов.

«Я всю жизнь знал, что буду главой Дагестана, мой народ меня ждал», — так в феврале 2013 года сообщил «Новой газете» только что назначенный глава республики, 67-летний дипломированный философ и депутат Государственной думы Рамазан Абдулатипов. Это и последующие нелепые заявления в духе «я пришел освободить дагестанцев от двадцатилетнего рабства» уже тогда дали понять: Абдулатипов воспринимает свое назначение слишком поэтически.

Проживший всю свою жизнь за пределами Дагестана, Абдулатипов имел безошибочное номенклатурное чутье. Преподаватель научного коммунизма в отделе агитации и пропаганды Мурманского обкома КПСС, председатель Совета национальностей Верховного совета РСФСР, короткое время — министр национальной политики, сенатор от Саратовской области, посол РФ в Таджикистане, ректор Московского университета культуры и искусств, Абдулатипов не имел ни малейшего понятия, что происходит на его малой родине. Соответственно, не имел и собственного клана, а значит, выступал компромиссной фигурой.

Именно это, помимо давнего и близкого знакомства с Вячеславом Володиным (на тот момент — первый замруководителя администрации президента РФ), и послужило основным аргументом для его назначения на пост главы республики в 2013 году.

Поначалу назначение Абдулатипова в республике восприняли с энтузиазмом. С ним связывали надежды на перемены. И уровень его поддержки среди населения был высок — около 75%. Однако почти сразу же после прибытия нового главы в Дагестан и его первых решений надежды стали таять. Уже спустя несколько лет рейтинг Абдулатипова едва дотягивал до 10%.

При этом Рамазан Абдулатипов в своих многочисленных интервью неустанно рассказывал о небывалых успехах его личного детища — программы экономического обновления и очищения республики от клановости и коррупции.

О борьбе с клановостью Абдулатипов заявил сразу же. Он действовал тонко: где — подковерными интригами, где — с помощью центра. При этом внешне он был полностью отстранен от процессов, что позволяло ему сохранять лицо. Как, например, в случае с ключевой политической фигурой республики, мэром Махачкалы Саидом Амировым. Его показательный арест летом 2013 года превратился в шоу. Когда вертолет со спецназом посреди рабочего дня приземлился на центральной площади Махачкалы, эту картинку транслировали все федеральные каналы. А сам глава Дагестана в это время был на футбольном матче в Грозном и с возмущением комментировал происходящие дома события.

В очередное шоу превратились и обыски в домах другого влиятельного политика, из аварского клана, — бывшего главы дагестанского пенсионного фонда Сагида Муртазалиева и его зятя, главы Кизлярского района республики Андрея Виноградова. Эти дома федеральный спецназ брал штурмом.

Итог: Саид Амиров осужден на пожизненный срок. Дело Андрея Виноградова, обвиняемого в финансировании терроризма, находится в суде. Сагид Муртазалиев по аналогичному обвинению объявлен в международный розыск и скрывается в Дубае. В свете всех этих событий вынуждены были покинуть свои посты и другие влиятельные политики — мэр Хасавюртовского района Сайгидпаша Умаханов, мэр Дербента Имам Яралиев.

Мощные этнические кланы, правившие республикой еще с 90-х, лишились ключевых фигур. Но вот парадокс: на смену им, жестоким, но умным и дальновидным политикам, вырос новый — хлипкий, но с большими амбициями абдулатиповский клан. (Его еще зовут тляратинским — по названию высокогорного села Тлярата, откуда Абдулатипов родом). Своих земляков и родственников Абдулатипов начал массово назначать на различные ключевые должности, и назначения эти были весьма неоднозначны. Недавний пример: начальник управления охраны здания правительства республики Магомед Омаров летом этого года оказался главным подозреваемым в деле о похищении министра строительства Дагестана Ибрагима Казибекова.

В экономике Абдулатипов не сумел создать команду грамотных спецов. За последний год катастрофически выросли долги республики за газ — инициатива главы Дагестана по созданию новой сетевой компании с треском провалилась.

Неумелые заигрывания с российскими олигархами дагестанского происхождения Зияудином Магомедовым и Сулейманом Керимовым привели к тому, что перевалка нефти через Махачкалинский порт (крупнейший незамерзающий порт в нашей стране) практически прекратилась, и его грузооборот упал до катастрофического уровня. При этом команда Абдулатипова бодро рапортовала о планах по добыче миллионов тонн нефти на не освоенном до конца каспийском шельфе.

Подобная ситуация и в сельском хозяйстве. Например, по словам Абдулатипова, в прошлом году республика произвела около 60 тыс. тонн баранины. Средний вес барана около 20 килограммов. Чтобы произвести 60 тыс. тонн, необходимо пустить под нож примерно 3 млн голов, больше половины республиканского стада (5,3 млн голов). Ясно, что с этой цифрой что-то не так.

Прошлым летом многомиллионная Махачкала столкнулась с катастрофой. В результате проливных дождей город затопило. Выяснилось, что все стоки в городе забиты, мусор не вывозится месяцами, что спровоцировало попадание нечистот в водопровод. Началась массовая эпидемия кишечной палочки. Согласно источникам «Новой», вывозом мусора занималась фирма, аффилированная с сыном главы Дагестана. В итоге всю вину возложили на начальника водоканала, которого, впрочем, вскоре отпустили из-под ареста, и вскоре он занял пост в администрации Махачкалы.

В марте этого года Дагестан в очередной раз прогремел на всю страну массовым и жестоким отстрелом бездомных собак (в которых, по данным «Новой», деятельное участие принимали молодые люди «от администрации города»). Оказалось, многомиллионные суммы, ежегодно выделяемые на содержание бездомных животных, растворились в воздухе, город оказался на грани катастрофы. Наказание никто не понес.

Со скандалом на всю страну прошли в Дагестане и последние выборы. Масштаб нахальных фальсификаций был таков, что туда лично выехала глава ЦИК Элла Памфилова.

«Если выборы проходят таким образом, как в Дагестане, <…> — то за это несет ответственность и глава республики в полной мере», — заявила она по итогам поездки. Однако Рамазан Абдулатипов и в этом случае остался невозмутим.

Надо отметить, что и на творческой ниве Абдулатипов был неутомим. За четыре года он издал несколько книг о себе, обязательные к всеобщему просмотру спектакли по пьесам его сочинения давались в театрах Махачкалы.

«Лучшего, чем я, в Дагестане главы не было!», «Моя должность — Абдулатипов!» — рассказывал он о своем стиле правления.

До окончания срока полномочий Абдулатипова оставался еще ровно год. Согласно федеральному и региональному законодательствам, глава Дагестана избирается республиканским парламентом — Народным собранием РД. Три кандидатуры на должность руководителя республики должны быть внесены в АПР политическими партиями («Единая Россия», «Справедливая Россия» и КПРФ) и пройти одобрение у президента России Владимира Путина. Вся эта процедура фактически длится год.

Сейчас называют несколько кандидатур, самые очевидные: бывший глава Дагестана Магомедсалам Магомедов, который сейчас занимает пост в администрации президента РФ, и вице-премьер Александр Хлопонин, человек, разбирающийся в кавказских реалиях. Упоминаются и другие фамилии. Но уже сейчас ясно одно.

Дагестан до сих пор остается самым сложным и нестабильным регионом Кавказа, с клубком сложных проблем, которые нужно, а главное — можно решать. При этом — регионом с большим экономическим и человеческим потенциалом. Регионом, который требует повышенного внимания Москвы и взамен может отплатить сторицей.

Новая газета

ЧИТАЙТЕ В СЕРОМ ЖУРНАЛЕ:

Избиение дагестанских строителей могло быть вылазкой казаков и националистов
В Ногайском районе заместителем главы работал зять руководителя муниципалитета
Уголовное дело главы «Маяка» Сергея Петрова возвращено прокурору
Указание Владимира Путина о проверке по делу Саида Амирова
Дело Багаудина Аджаматова направлено в суд
Нападение на контрольно-пропускной пункт в Грозном. Видео
Гуманитарный конвойный Олег Белавенцев. Как полпред президента в Крыму развил бизнес на бюджетных о...
Врача, нагрубившего маме ребенка-пациента, отстранили от работы
Уже на этой неделе Кремль может отправить в отставку до десяти глав регионов