Магомедрасул Саадуев рассказал о причинах своего отказа участвовать в выбрах

Магомедрасул Саадуев рассказал КАВПОЛИТу о причинах своего отказа участвовать в предвыборной программе партии «Народ против коррупции».

В Дагестане, как и по всей стране, кипят предвыборные страсти. Республика готовится к выборам депутатов не только Государственной думы РФ седьмого созыва, но и Народного собрания РД шестого созыва. На республиканском предвыборном фронте проявляет активность новая для Дагестана партия «Народ против коррупции» (НПК).

Магомедрасул Саадуев

Магомедрасул Саадуев

Недавно стало известно, что ее список может возглавить религиозный деятель, заместитель муфтия Дагестана Магомедрасул Саадуев. Но на днях появилась информация, что он покидает партию, на этой почве появились различные слухи и предположения.

КАВПОЛИТ поинтересовался у самого Магомедрасула Саадуева, почему он принял такое решение.

– Магомедрасул, вы больше не представляете НПК и не будете участвовать в предвыборной программе. С чем это связано?

– Я объясню. После того как инициативная группа партии «Народ против коррупции» заявила о моем выдвижении первым номером в своем списке, я (до недавних пор) своего окончательного решения о том, чтобы баллотироваться в Народное собрание Республики Дагестан, не мог принять.

– Почему?

– Потому что я не имел возможности лично побеседовать на эту тему и посоветоваться со своим, в первую очередь, руководителем и человеком, которого я очень люблю и уважаю, с которым я советуюсь в своих делах, – это муфтий республики шейх Ахмад-хаджи [Абдуллаев]. Все это время он находился в отъезде по состоянию здоровья.

И как только мне довелось с ним на эту тему откровенно поговорить, я узнал его мнение по этому поводу. Он мне четко и ясно дал понять, что для меня лучшим способом борьбы с негативными явлениями (коррупцией и многими другими) будет делать это вне политики, занимая должность, на которой я работаю. Он мне искренне дал такой совет и не одобрил мой уход в политику. Поэтому после этой беседы мною было принято окончательное решение относительно политических планов.

Согласившись с этим мнением, я решил не подписываться под теми документами, которые были подготовлены мною на всякий случай, и отказался от участия в предвыборной кампании.

По мнению Ахмад-хаджи, бороться с коррупцией и подобными явлениями нужно не ограничиваясь работой с конкретной партией, а напротив, работая со всеми партиями и движениями, которые ведут такую борьбу, и не выделять какую-то отдельную партию. Мы должны быть выше политики, политических движений, и поэтому было принято решение не уходить в политику.

– Не связано ли ваше решение с каким-нибудь давлением на вас? Были ли противники вашей кандидатуры?

– Самоотвод – это не результат какого-то давления политически заинтересованных сил. Абсолютно дело не в этом. Тот период, в котором они [НПК] заявили, что выдвигают меня под номером один – это в большей степени была их инициатива.

Право окончательного решения я все же сохранял за собой до тех пор, пока я этот вопрос не обсужу с шейхом Ахмад-хаджи. И вот после того, как я узнал его отношение к такому повороту в моей жизни и то, что он не одобряет отход от религиозной деятельности в сторону политической, я принял для себя окончательно решение.

– А как в НПК восприняли ваше решение?

– Они интересовались, почему я забрал свои документы из штаба. Я им объяснил, что у меня состоялась беседа с шейхом, с моим руководителем, без одобрения которого я на подобные шаги никогда не пойду. Потому что он мой непосредственный руководитель, мой наставник и шейх.

– После вашего окончательного решения об уходе из НПК у вас сохранились дружеские отношения с руководством партии, ее членами?

– Естественно. Это наши братья. Это люди, которые слушают мои проповеди, ходят в мечеть. Конечно, сохранились дружественные отношения. Пользуясь случаем, хотел бы пожелать партии политических успехов!