Мекегинский клан: финансирование международного терроризма

В Дагестане произошло по-настоящему революционное событие. Впервые с 1948 года нарушена рационализация национального квотирования при назначении на главную должность республики. И вполне логично, что вслед за аварцем Рамазаном Абдулатиповым высокую должность должен был занять представитель даргинского этноса. Но что-то пошло не так и в связи с этим появилась искрометная надежда на капитуляцию коррумпированных кланов с социально-политического поля региона.

     Называемая в сердцах южным форпостом республика за последний период оказалась в эпицентре прокремлевских новостей, что, безусловно, не может не настораживать. Осенний губернаторапад, как его прозвали в федеральном медиа-сообществе, в особенной степени коснулся одного из самых проблематичных регионов страны. И назвать смену первого лица в республике рядовой кадровой перестановкой Кремля не поворачивается язык, поскольку окончание 69-летней гегемонии  аваро-даргинских элит, само собой, событие из ряда вон выходящее.

     Назначение Владимира Васильева на должность ВрИО Главы Дагестана выдалось особенным, главная отличительная черта которого — это абсолютное отсутствие информационных утечек со стороны околокремлевских слухмейкеров. Хотя, именно сайт Годекан первым проинформировал общественность об отставке Рамазана Абдулатипова. Но в целом информация по этой части была весьма и весьма закрытой. Это подтверждает и то, что ни одно из СМИ не сумело предвидеть такой сценарий. Но от этого еще лучше, поскольку в недельном ожидании нового главы республики политический планктон Дагестана обозначил свои пристрастия к тому или иному «кандидату». Тут и преждевременные поздравления экс-главе республики Магомедсаламу Магомедову с предположительным возвращением на Родину, интригующее фейсбучное видео от поклонников министра Внутренних дел республики, а также акты откровенно низкого лизоблюдства от т.н. мэров Махачкалы и Дербента. Такие вещи, прежде всего, говорят о том, что желающих занять столь вожделенный пост было не мало, ровно как и желающих сложить ставни перед новым руководителем. Но прежде всего мы в очередной раз убедились, что микроорганизмы из дагестанской политики не так далеко ушли от порицаемой ныне древнейшей профессии на земле.

    Но мало кто знает, что в течение последнего года на кулуарном уровне экс-главой республики Рамазаном Абдулатиповым предпринимались усилия для передачи управления республикой Абдусамаду Гамидову, являющегося одним из наиболее наглядных примеров коррумпировано-клановой системы региона. Впрочем Абдулатипов сам подтвердил эту информацию в своей прощальной речи, признавшись в протекции Гамидова на должность руководителя региона. Таким образом, экс-глава республики окончательно дал понять, что будущее республики не вызывает у него каких-либо трепетных чувств. Но, как информируют инсайдеры,  фигура мекегинца вызвала полную антипатию в Москве. Вероятно, это значит, что информация о контакте Гамидова с представителями террористической группировки ИГИЛ (запрещена в РФ) дошла до высоких кремлевских кабинетов. Но обо всем по порядку.

     В ноябре 2016 года объединенная миротворческая Коалиция вызволила из тисков ИГИЛ иракский город Мосул. Этот населенный пункт хорошо известен широкому кругу дагестанцев, поскольку именно там состояла наибольшая концентрация присягнувших ИГ выходцев из Кавказа. Самым известным дагестанским террористом в Мосуле был славный в прошлом борец вольного стиля Чамсулвара Чамсулвараев. Отметим, что его гибель при арт-обстреле Коалиции была подтверждена на официальном уровне. Не исключено, что именно с этого момента Гамидов всерьез примерил на себя амбиции на восседание в кресло главы региона. Концы в воду и никак иначе, — именно так стоит характеризовать гибель Чамсулвараева. Ведь именно он обладал мощнейшим компроматом на Гамидова, который был замечен в переговорном процессе с представителями запрещенной ИГИЛ. Как это вышло и по чьей вине внешне осторожный Гамидов сумел так испачкаться? – ответ на этот вопрос очень близок.

     Чамсулвараев до присяги ИГИЛ был завсегдатаем махачкалинского борцовского клуба «Урожай». Посвященные люди знают, что не обходили стороной этот спортклуб представители радикального течения ислама, — это способствовало уходу в подполье целой плеяды подающих надежды спортсменов. Примечательно, что активно посещал этот клуб и родной племянник Абдусамада Гамидова – Муртуз, являющегося сыном убитого в криминальных разборках Гамида Гамидова. И именно Чамсулвараев стал персональным тренером и наставником Муртуза Гамидова. Как оказалось в последствии, имело место и наставничество по религиозно-экстремистской части. Далее ситуация развивалась более стремительно: Чамсулвараев вместе с Муртузом Гамидовым покинули страну в целях вступления в запрещенное в России террористическое сообщество. Таким образом молодое дарование сбежало от родного дяди за кордон. Однако привыкший жить на широкую ногу юноша захотел обратно в родные пенаты, что, в принципе, грубо говоря, было невозможно. Невозможно для тех, чьи родственники не имеют доступа к бюджетной кормушке.

     В практически безвыходную ситуацию вмешался родной дядя новоявленного террориста – Абдусамад Гамидов. Разумеется, переговорческий процесс он лично не осуществлял, а доверил это дело одним из многочисленных консельери мекегинского клана. В результате, как гласит инсайдерская информация, за обратный билет было выплачено несколько миллионов в американской валюте. По разным сведениям эта сумма варьируется от 3 до 5 млн $.

     В итоге, в условиях строжайшей конспирации племянник Гамидова был возвращен на Родину. Но вместо домашней реабилитации, проблемного юношу трудоустроили не куда-нибудь, а в федеральное Министерство по делам Северного Кавказа.  Абсурд этой ситуации в том, что все это происходило в тот момент, когда в стране поднимался вопрос о возложении ответственности на родственников террористов и «лиц, жизнь, здоровье и благополучие которых дороги им» в силу «сложившихся личных отношений». Но описанная ситуация гораздо извилистее, поскольку тут идет речь об уплате денежных средств террористам, а это при любых обстоятельства именуется как финансирование международного терроризма.

     Закрытость этой информации обусловлена дебетом коррумпированных кланов, которые абсолютно потеряли связь с реальным миром. И когда по беспредельной ошибке погибают два случайных чабана, а настоящий террорист является абсолютно неприкосновенным, то здесь впору сказать о колоссальной и бесповоротной деградации всей системы республики: от правоохранительной до политической.

    В целом говоря о масштабной деградации дагестанского общества, в первую очередь стоит обратить внимание на верхушку айсберга, где в основном представлены криминальные элементы и представители коррумпированных кланов. Именно такие персонажи вносят импульс озлобленности в общество, что в конечном итоге не раз выливалось в антикремлевские манифесты. И в эту тему новоиспеченному главе республики Владимиру Васильеву необходимо целиком и полностью вникнуть, иначе ожидания жителей республики в очередной раз окажутся обманутыми. Насколько сильной окажется сила воли у нового руководителя покажет время.

     В минувшие четыре года под эгидой Рамазана Абдулатипова, только и говорили о проблеме клановости в руководстве республики, но если реально посмотреть на ситуацию, то два самых ярких представителя коррумпированных кланов Хизри Шихсаидов и Абдусамад Гамидов занимали и продолжают  занимать  ключевые должности в республике. И все бы ничего, пусть занимают… Но ведь помимо этого они также пристраивают сотни голодных родственников и слуг, чьи аппетиты и потребности превращают дотационный бюджет Дагестана в самую натуральную кормушку. И конечно нельзя не отметить тот факт, что отторжение клана Саида Амирова создало плодотворную почву для роста вышеупомянутых кланов, в чьих рядах сегодня начинается массовая гонка за почитание первого лица республики. Но думается, что Владимир Васильев человек с опытом и должен отдавать реальный отчет о смысловой подоплеке таких тараканьих бегов в республиканском истеблишменте.

     И можно сказать, что первым на старт вышел тот, у кого в наибольшей степени горит земля под ногами. Стремительно участившиеся беспонтовые инспекционные рейды и еще более бемпонтовые заседаловки Гамидова говорят о желании во что бы то ни стало понравиться Владимиру Васильеву. Но неужели после обнародования сведений о его причастности к международному терроризму он так же будет лезть вон из кожи?

    Дагестан наверное самая болевая точка на огромной территории России. Географическая близость с проблемными государствами заставляет обращать руководство страны особое внимание на этот факт. Ведь буквально вчера добрая половина руководства республики была скрещена с экстремистами, чьими руками было совершено множество политических преступлений и убийств. Но есть и те, кого близость к террористам коснулась в самой наименьшей мере. И тут возникает особый повод для действующего премьера, вызволившего из плена сирийско-иракских террористов собственного племянника. Не секрет, что такие действия должны поставить крест на деятельности ставшего спонсором боевиков Гамидова.

    Указанная информация совершенно точно говорит о необходимости масштабной зачистки республики от испачканных вдоль и поперек политиков. И совершенно точно, что сегодня Дагестан нуждается в комплексном лечении, поскольку социальное неравенство и полное отсутствие Закона в отношении околовластных лиц практически достигло своего апогея. И говоря простым русским языком, общественность хочет отторжения уже поднадоевших лиц от управления республикой.

     Стартовый отрезок главенствования Владимира Васильева показал, что дагестанская общественность не спешит указывать новому главе на болевые точки, а если и будет показывать, то, не без интереса своих хозяев и спонсоров. Этим деятельность Владимира Васильева осложнена в высшей степени. Как и осложнена жизнь автора этих строк, способного перелопатить чужое грязное белье во имя благополучия и светлого будущего для подрастающего поколения дагестанского народа.

Источник: Годекан