Министерство чёрной магии

Министерство чёрной магии

Министерство юстиции всегда ассоциировалось с экспертами в области права и была эталоном юридической культуры. Но участие трудовом споре с участием этого ведомства развеяло юридические иллюзии. Теперь Минюст ассоциируется с безобразным делопроизводством, фальсификацией документов, лжесвидетельством в суде и полным игнорированием закона.

История болезни

Абдурахман Гусейнаев, полковник ФСБ в отставке, длительное время проработав в руководстве погранслужбы Республики Дагестан, в 2008 году был назначен начальником Управления Минюста России по Республике Дагестан. В последующем контракт не однократно продлевался, так как это ротационная должность. В 2016 году истекал контракт, поэтому начались не только процедуры согласования, но и пошла очередная волна анонимок от «доброжелателей», в результате которой министр юстиции принимал одно решение, а его замы другое.

29 августа 2016 года заместитель министра назначил проверку деятельности Гусейнаева А.А. на основании обращений, написанных якобы работником Управления Минюста. Анонимки нельзя рассматривать, поэтому министерство могло просто связаться со своей подчинённой и узнать подписывала она это обращение или нет. Однако, заместитель министра С.А. Герасимов направил целую комиссию в Дагестан во главе с С.Э. Чернышовым, работником департамента кадров и секретарём специальной Комиссии Минюста по рассмотрению вопросов о нарушении работниками минюста коррупционного законодательства. Чернышов сразу получил от «автора» обращения заявление о том, что она никуда никому ничего не писала на Гусейнаева. По итогам проверки ничего компрометирующего найдено не было, поэтому один из участников проверки выдал Гусейнаеву положительное заключение, в части соблюдения законодательства при сдаче экзаменов зятя Гусейнова в 2012 году, дочери и племянницы в 2015 году.

После отъезда комиссии, 7 сентября Гусейнаеву А.А. было направлен приказ министра о заключении нового контракта на один год. Расслабляться было рано, т.к. подчинённые министра не собирались отступать и Гусейнову буквально на следующий день прислали приглашение на заседание Комиссии по соблюдению антикоррупционного законодательства. К приглашению было приложено информационное письмо, согласно которому Гусейнова обвиняли в том, что его зять дочь и племянница сдавали экзаменов нотариат.

На заседании Комиссии министр не присутствовал. Но объем обвинения в адрес Гусейнова А.А. заметно расширили обвинителем выступал тот самый Чернышов. Кроме того выяснилось, что Чернышов по результатам командировки подготовил справку по итогам проверки обращения. Однако, копию данной справки не выдали Гусейнаеву. В лучших советских традициях партийных собраний Гусейнаеву припомнили «грехи» с 2008 года. Тщетно Гусейнаев ссылался на законы о госслужбе и противодействии коррупции. Краткую выписку из решения Комиссии ему отправили в конце сентября. В ней указывалось, что Гусейнаев А.А. не соблюдал требования об урегулировании конфликта интересов. «Рекомендовать Министру юстиции Российской Федерации применить к Гусейнаеву А.А. меру ответственности, предусмотренную статьей 59.2. Федерального закона No 79-ФЗ — уволить в связи с утратой доверия в случае непринятия мер по предотвращению и (или) урегулированию конфликта интересов, стороной̆ которого он являлся.» Получалось, что Гусейнаева предупреждали, что если он официально не обратиться в Министерство юстиции с уведомлением о зяте работающем в нотариате и родственниках сдавших экзамен, то его уволят. Мотивировочной части не было.

7 октября в Управление Минюста РФ по РД прибыл работник Ставропольского Главного управления МЮ с копией странных документов, полученных, как он утверждал, по электронной почте за день до этого. Документы не подлинные, подпись министра заклеена. Первый «документ» назывался приказом, но ссылался на ст.59.3 79-ФЗ о государственной гражданской службе, которая регулирует порядок вынесения акта о применении взыскания за коррупционное правонарушение. В нем указывалось, что Гусейнаев увольняется с государственной службы за коррупционные правонарушения. Согласно этой норме, акт вручается в виде копии в течении пяти дней. И, соответственно, мог быть обжалован в суд в течении трёх месяцев. Это документ не являлся приказом об увольнении, т.к. в нем даже не было ссылки на ст.37 79-ФЗ и ст.81 ТК РФ. Кроме того, приказы об увольнении оформляются и вручаются в порядке ст.84.1 ТК РФ, которая не предусматривает ознакомление с копией, полученной по интернету, да ещё с заклеенной подписью министра. Удивление у работников управления вызвало ещё и то что приказе не было даты, с которой Гусейнаев А.А. увольняется. Правда, в последующем нашлось законное объяснение этому – акт о применении взыскания не является приказом об увольнении поэтому не может содержать дату увольнения, т.к. у работника есть право обжаловать этот акт до вынесения приказа об увольнении. Второй документ был ещё интересней, это была копия приказа о назначении исполняющим обязанности начальника управления заместителя Гусейнаева, причём указывалось, что основанием приказа является «заявление». Получалось, что заместитель написал заранее министру заявление о том, что хочет занять место шефа. Причём, также как и в первом документе, не было указано с какой даты возлагаются обязанности зама обязанности начальника управления.

Эти документы были сданы в управление, но Гусейнаев продолжил работу 7 октября, вышел на работу и 10 октября. А дальше возник вопрос о том, что ставится под сомнение законность принятых им решений, поэтому он сдал ключи и дела заму, причём без всякого акта о приёме передачи.

Прецедентное дело

Мне не очень-то хотелось браться за дело о восстановлении на работе начальника управления Минюста России по Республике Дагестан Абдурахмана Гусейнаева, так как профессиональный «мандраж» и паритет в виде светлого образа всезнающего ответчика не рисовал большие перспективы. Однако, знакомство с материалами и историей дела показало, что это не частный трудовой спор, а прецедентное дело, которое может повлиять на всю государственную службу и статус нотариата в стране.

Верховный Суд РФ стал подступаться к вынесению пленума по этой категории дел. В 2014 году Президиум ВС РФ утвердил «Обзор практики по рассмотрению в 2012 — 2013 годах дел по спорам, связанным с привлечением государственных и муниципальных служащих к дисциплинарной ответственности за совершение коррупционных проступков», а в июне 2016 года был утверждён «Обзор судебной практики по спорам, связанным с прохождением службы государственными гражданскими служащими и муниципальными служащими». Учитывая роль Минюста в правоприменительной практики, спор с его участием по этой категории дела обещал быть прецедентным.

Соответственно, мне как адвокату участие в этом споре сулило профессиональное признание. Правда, я надеялся, что решения по этому делу вообще не будет. Ведь это же Минюст, где сидят лучшие юристы страны, которые понимают все с полуслова, вежливы, культурны, не врут. И если увидят, что не правы, не станут на всю страну упираться рогами в стену, а просто закончат дело миром. Но увы.

Ложь. Может ли юрист, представляющий сторону лгать суду? Этот вопрос в нашем гражданском арбитражном суде не урегулирован, т.к. представители не свидетели и на них не распространяется уголовная ответственность за дачу ложных показаний. Но одно дело закон, а другое дело уровень правовой культуры.

В ходе судебного заседания Минюст трижды поменял свою позицию в отношении вопроса об основании проведения проверки. В первых возражениях на иск, представитель минюста указывал, что проводилась проверка по обращению гражданина, служебная проверка не проводилась, поэтому Гусейнаев не имеет право на ознакомление с ее итогами(!). Во втором возражении, на дополнение к иску о признании незаконным справки по итогам проверки, представитель Минюста заявил, что проверка проводилась в соответствии со ст. 59.3 ФЗ «О гражданской службе», и далее указывалось «Вместе с тем, ни ФЗ «О гражданской службе», ни Указ № 821 не содержат норм о возможности обжалования результатов проверки, проведённой в соответствии с ч. 1. ст. 59.3 ФЗ «О гражданской службе»». Но и на этом позиция минюста не остановилась. Допрошенный в судебном заседании руководитель группы проверки С.Э. Чернышов показал другое: «Была двойная проверка. В рамках закона и в рамках антикоррупционного законодательства.».

Понятно, что это ложь. Коррупционная проверка проводится в соответствии с Положением утв. Указом Президента РФ 21.09.2009 N 1065, приказ о проведении проверки носит индивидуальный характер и гражданский служащий имеет право знакомится с этим приказом и результатами проверки, а также обжаловать их в судебном порядке.

Не смог представитель Минюста внятно объяснить почему первый заместитель министра юстиции вынес распоряжении о проведении проверки в отношении руководителя территориального управления, не имея на то полномочий. Уже после того как начался судебный процесс, 24 ноября внутренним актом первый заместитель был наделён полномочиями назначать подобные проверки.

Цинизм. Возмущение вызвало участие одного итого же лица во всех стадиях проверки. Не смотря на прямой запрет участия в заседании Комиссии заинтересованного лица (п.15 Положения утв. Указом Президента РФ от 01.07.2010 N821), Чернышов, проводивший проверку, готовивший справку и докладную по результатам проверки, участвовавший в возбуждении дела в Комиссии, докладывал дело на заседании и голосовал! Да ещё готовил решения комиссии и заверял своей подписью выписки из него! (п.15 Положения утв. Указом Президента РФ от 01.07.2010 N821) Это все равно один и тот же человек будет задержит подозреваемого, выполнит роль следователя, утвердит обвинительное заключение, примет участие в качестве прокурора, судьи и секретаря судебного заседания. И эти люди обвиняли А.Гусейнаева в том, что он допустил конфликт интересов.

Расхлябанность и бардак в делопроизводстве. Государственный аппарат иногда называют бюрократической машиной за умение составлять слаженные взаимодополняющие и обосновывающие документы, к которым не может быть никаких придирок хотя бы по форме. Естественно, что от министерства юстиции, которое ведёт реестры нормативных актов, нотариусов, адвокатов, разрабатывает инструкции и создаёт требования для актов гражданского состояния органов загса, ожидают образцово-показательное делопроизводство.

Однако, в судебном заседании работники департамента кадров Минюста России не знают положения Трудового кодекса РФ и путают акт о применении взыскания с приказом об увольнении; не знают, что приказ об увольнении демонстрируется в подлиннике и на нем ставится специальная отметка об ознакомлении либо об отказе в ознакомлении с приказом. При внимательном изучении выяснилось, что в деле имеются три разных копии приказа –акта о применении взыскания, на одной стоит отметка работника Ставропольского ГУ МЮ о доставке приказа, на другой копии такой отметки нет, а на третьей появляется графа о дате и времени ознакомления с приказом, естественно не заполненная.

Не знали что работники департамента кадров и противодействия коррупции о том, что в силу ч.1 ст.59.3 79-ФЗ акт о применении взыскания мог быть вынесен сразу после докладной по результатам проверки. Кроме того, представитель минюста в суде с удивлением обнаружил, что акт о применении взыскания должен быть основан не только на решении комиссии минюста, но и на докладной по результатам проверки (ч.1 ст.59 .3 79-ФЗ)

Акт о применении взыскания, решение Комиссии Минюста указывали, что дело на Комиссию направил сам министр юстиции, а в письме 1-го заместителя министра написано, что он возбудил дело в Комиссии. В ответах Минюста и объяснениях секретаря комиссии указывалось, что дело было возбуждено по представлению Чернышова, как члена комиссии. Никакого решения министра о направлении дела на Комиссию не было. Сплошные противоречия и неразбериха.

В суде обжаловалось решение Комиссии Минюста, которое в соответствии с Положением утв. Указом Президента от 01.07.2010 N 821 оформляется в виде протокола, а госслужащему направляется выписка из протокола. В материалах дела оказалось две разные выписки, краткая и полная, направленная после вторичного обращения. Но перед самыми прениями, во время процедуры ознакомления с материалам, дела представитель Минюста представил в суд так называемый полный протокол заседания Комиссии, не прошитый и не пронумерованный. Секретарь Комиссии, Чернышев, в судебном заседании заявил, что все документы Минюсте подшиваются и нумеруются в конце года! В протоколе заседания Комиссии вообще не было указано кто и каким образом ведёт протокол. Вместо этого было указано что ведётся аудиозапись, которая как позже выяснилось, уничтожена. Такой бардак в делах сначала вызвал удивление, а потом смех у присутствующих в зале суда.

Подделка документов. После открытой лжи, бардака в документах и безграмотности этому букету не хватало главной детали, которую часто можно встретить в делах с участием далёких от юриспруденции, но хитроватых и нечистых на руку участников судебного процесса в какой-нибудь глубинке. На не хватало фальсификации доказательств. Минюст не подвёл.

В иске ставился вопрос о несоответствии выводов комиссии Минюста с актом министра. Картина была следующая: 8 сентября 2016 года прекратился старый контракт и по нему не могло быть каких-либо претензий; 23 сентября Комиссии делает вывод, что Гусейнаев должен сообщать о родственниках в частном нотариате и подлежит увольнению в случае не соблюдения этого требования. Соответственно в иске и в судебном заседании мы поставили вопрос о том, что акт о применении взыскания был принят без установки срока Гусейнову на направление сообщения о родственниках в нотариате, то есть без проверки выполнения условий, поставленных в решении Комиссии минюста. В доказательство этого вывода мы ссылались на то, что в решении Комиссии подчёркнуто что с Гусейнаевым заключён новый контракт и обращалось внимание на формулировки резолютивной части и формулировки вопроса поставленного на голосование.

И вот, 27 декабря, под Новый год, когда стороны уже были готовы к прениям, во время исследования документов, Минюст представил, не прошитый и не пронумерованный так называемый «подлинник» протокола заседания Комиссии. Сторона истца знакомилась с копией этого произведения буквально перед прениями и сразу обратила внимание суда на то, что это фальшивка. Во-первых, если нет указания на то, кто и как вёл протокол, то протокол не вёлся, а значит решения не было. Во-вторых, в «оригинале» отсутствуют целые абзацы, которые были в выписке. Это все равно, что в судебных материалах уголовного дела в пакете с изъятыми наркотиками окажется другой парашек и в большем объёме, чем указное в обвинительном заключении. В-третьих, было видно, что протокол подгоняли под определённый объем, изменяя лицо от которого идёт повествование, сокращая наименования нормативных актов, которые в ранее представленных выписка были в полном виде. И, наконец, в третьих — резолютивная часть решения Комиссии была изменена! Уже не было никакого условия применения взыскания, а просто указано было «уволить». Интересно то, что делопроизводители так спешили, что забыли поменять формулировку вопроса поставленного на голосование, в итоге она не соответствует резолюции.

Да это все сделал Минюст России!

Зачем это надо знать.

Советский районный суд г. Махачкалы отказал в удовлетворении иска о восстановлении ан работе. Это решение заселил Верховный суд Дагестана. Могу сообщить, что это было сделано не смотря на направленное в наш адрес разъяснение Министерства труда и социальной защиты, о том что госслужащего можно увольнять только приказом на основании ст.37 79-ФЗ, а привлекать к дисциплинарной ответственности лицо с кем расторгнут контракт также не возможно. Отпуская многочисленные процессуальные подробности, хотелось бы объяснить зачем автор потратил столько времени для написания этого эссе и отнял рабочее время у читателя.

Понятно, что это грязное дело не попадёт на стол Верховного Суда России и его не будут использовать при подковке Пленума о спорах, связанных с увольнением государственных гражданских служащих. Но это дело все равно уже используется на практике, работниками Минюста, которые начали угрожать своим подчинённым в регионах. Дело может ударить по госслужащим, которых раньше оправдывал суд, т.к. порядок обращения в специальные комиссии не был разработан. Минюст установил порядок обращения в комиссию только 4.04.2016 года, но это не помешало обвинить Гусейнаева в нарушение порядка обращения с 2012 года! Кроме того , теперь гражданского служащего можно привлечь к ответственности даже после расторжения контракта о госслужбе! Рано или поздно из-за решения дагестанских судов пострадают российские нотариусы, так как основная позиция Минюста России заключалась в том, что частнопрактикующие нотариусы подчиняются и подконтрольны территориальным органам Минюста.

Ни защита ни сам уволенный не питают иллюзий по поводу кассации, не смотря на то, что судебный состав коллегии вообще не имел право рассортировать это дела, имея детей в нотариате и участвуя уже 6 процессах по рассмотрению частных жалоб в рамках этого гражданского дела. Прекрасно понимаем, что нет перспектив уголовного дела, не смотря на решение Советского районного суда Махачкалы о незаконности в отказе возбуждении уголовного дела по заявлению о фальсификации доказательств. Кто ж будет сажать работников Минюста России! Мой клиент, ветеран ФСБ, участник спецопераций о которых навряд ли имеет право говорить даже родственникам. Он не стремится к пиару и лишнему шуму, т.к. не привык выяснять отношения с начальством в публичном поле. И дал мне разрешение на рассказ о судебном процессе только после того как понял, что служба Родине в рядах Минюста для него стала не только бесперспективна, но и противна. И только после того, как я объяснил ему, что это «уже не его война», а разбор полётов между юристами.

Не люблю термин «проиграл суд», но даже в этом контексте команда защиты, в которую входил не только адвокат, но более 5 волонтёров не считает себя проигравшими. В деле были использованы новые методы и формы представления документов. Замечания на протокол судебного заседания составили более 200 страниц. Апелляционная жалоба больше походит на кандидатскую, объёмом в 75 страниц, с использованием таблиц и схем для разъяснения запутанного законодательства о госслужбе (кому интересно можете скачать здесь) Жалоба была подана как в текстовом, так и в электронном виде. Это трудовое дело состоит из более чем 5 томов. По делу было сделано 10 адвокатских запросов. Проведены консультации с экспертами в области подделки документов. Мы отлично поработали.

Основной посыл этого повествования не в надежде на отмену судебных актов и тем боле не на восстановление на работе Абдурахмана Гусейнаева. Мы не настолько наивны. Мне хотелось бы чтобы коллеги юристы не совершили моих ошибок и не велись на бренд «Минюста». Не ведите открытый диалог с представлением документов и заранее обозначенной правовой позицией. В суде Минюст это не министерство справедливости. Это обыкновенные чинуши, которые преследуют свои корыстные интересы. Им плевать на честь мундира, репутацию ведомства и т.д.. Они не брезгуют ложью в суде и фальсификацией документов. Это своеобразное министерство чёрной магии из книг о Гарри Поттере.

Коллеги, если вы судитесь с Минюстом России, готовьтесь нечестной и жёсткой игре, без правил.

С уважением адвокат Расул Кадиев

P/SКонечно, этому посту самое место в блогах на parvo.ruОднако, этот уважаемый ресурс подконтролен Министерству юстиции и после публикации вполне себе выдержанной юридической статье об этом деле https://blog.pravo.ru/blog/32951.html этот ресурс каким-то образом заблокировал мне возможность публиковаться. Поэтому опубликую там, где это возможно.

 

Кавполит

ЧИТАЙТЕ В СЕРОМ ЖУРНАЛЕ:

Соучредитель строительной фирмы из Махачкалы осуждён за кражу 76 миллионов рублей
Суд по делу Амирова на 2 июня 2015 г.
Буйнакская чехарда
Азнаур Аджиев назначен советником Главы Дагестана
Провал Шевченко, криминальное прошлое кандидатов и неумолимый ЦИК
Коррупционные схемы дагестанских чиновников дали сбой
Шейх Хамзат стал хранителем европейского «общака»
Новым руководителем О­АО «Корпорация развит­ия Дагестана» назначе­н Эльбрус Гасанов
Максим Шевченко подробно рассказал о кандидатах на пост главы Дагестана