Муса Бажаев потерял АйМаниБанк

Новой жертвой большой банковской чистки, проводимой ЦБ РФ, стал московский АйМаниБанк, лишившийся лицензии 5 октября, через несколько дней после Финпромбанка, с которым у него были общие акционеры.

Крах Финпромбанка последовал всего через несколько месяцев после того, как в нем появился новый акционер – известный чеченский миллиардер Муса Бажаев. Его структуры планировали вывести Финпромбанк в число лидеров российского финансового рынка, но в итоге капитал банка испарился в неизвестном направлении.

Цепная реакция

Муса Бажаев

Муса Бажаев

Отзыв лицензии у АйМаниБанка, занимавшего 143 место по активам в стране, стал своего рода «юбилейной» акцией ЦБ – теперь в России осталось ровно 600 банков, хотя в том, что скоро их будет еще меньше, никто не сомневается.

По информации ЦБ, основной причиной отзыва лицензии стала полная утрата банком собственного капитала.

О том, что АйМаниБанк с высокой вероятностью является «кандидатом на вылет», стало известно еще в середине сентября, после того, как ЦБ отозвал лицензию у Финпромбанка, который занимал 95 строчку в России по размеру активов.

Сначала АйМаниБанк, связанный с Финпромбанком общими акционерами, приостановил прием и выдачу вкладов, а затем его  руководство само обратилось в ЦБ с просьбой об отзыве лицензии.

Одним из ключевых акционеров Финпромбанка, контролировавшим в нем долю в 8,4% акций через кипрский офшор, был известный бизнесмен Муса Бажаев, уроженец чеченского села Ачхой-Мартан, президент группы «Альянс» и владелец группы «Русская платина», занимающий в российском списке Forbes 156-е место с состоянием в 500 млн долларов.

Именно с его именем и ассоциировался Финпромбанк в последние месяцы своего существования.

Бажаев вошел в число акционеров Финпромбанка в декабре прошлого года, спустя год с небольшим после того, как продал часть бизнеса в нефтегазовой сфере своему партнеру – бывшему президенту «Роснефти» Эдуарду Худайнатову.

Вырученные от этой сделки средства (по оценке ряда СМИ, от 1,5 до 5 млрд долларов) Муса Бажаев решил вложить в банковский бизнес, тем более что прежде он уже был акционером Финпромбанка, а в 2009-2011 годах возглавлял его совет директоров.

Предполагалось, что в течение текущего года структуры Мусы Бажаева проведут   докапитализацию Финпромбанка на 10 млрд рублей.

В июне пресс-служба банка сообщила, что размер его собственных средств был увеличен на 5,8 млрд рублей путем внесения в капитал ряда ликвидных активов.

Также говорилось о планах докапитализировать банк более чем на 20 млрд рублей и войти в в топ-50 российских банков.

Однако к этому времени банк уже подавал признаки «тонущего корабля.

Незадолго до июньского сообщения о докапитализации у него были отозваны рейтинги Национального рейтингового агентства и агентства RAEX.

Вскоре стало известно, что из банка ушло значительное количество вкладчиков – как физических, так и юридических лиц, по итогам июня Финпромбанк получил самый крупный по российской банковской системе убыток – более 7,8 млрд рублей, а в июле его капитал сократился с 6,7 до 4,6 млрд рублей.

Все это были верные признаки того, что дни Финпромбанка сочтены.

Однако в середине августа появилась информация, что банк рассчитывает остаться на плаву при помощи механизма финансового оздоровления (санации) и даже представил соответствующий план в ЦБ.

Этот план предполагал, что практически весь капитал Финпромбанка (90-95%) будет сосредоточен у группы «Альянс» Мусы Бажаева – тем самым он хотел воспользоваться новой возможностью закона о банкротстве, дающей право собственникам банков заниматься санацией собственными силами.

Незадолго до этого в банке был избран новый состав совета директоров, в который вошли представители ГК «Альянс» и компании «Русская платина».

Однако ЦБ выдвинул встречное предложение – включить в план санации Финпромбанка еще и аффилированный с ним Айманибанк, а также небанковскую кредитную организацию «МКС» (платежная система «Таможенная карта»).

Источники в банковской отрасли сначала утверждали, что акционеры Финпромбанка согласились с этим предложением, но, судя по тому, что оба банка в итоге лишились лицензии, оно оказалось для них чрезмерно накладным.

По некоторым оценкам, «дыра» в балансе АйМаниБанка могла составлять 7,4 млрд рублей при том, что официально размер его капитала составлял порядка 1,8 млрд рублей.

А обнаруженная ЦБ недостача в балансе Финпромбанка, по утверждению источников банковского рынка, составляла 27 млрд рублей.

Финансовая западня

Вхождение Мусы Бажаева в капитал Финпромбанка изначально имело все признаки авантюры.

По оценке аналитиков портала «Банки.ру», по итогам 2015 года банк продемонстрировал отрицательную динамику практически по всем ключевым показателям – активам, эмитированным ценным бумагам, средствам юридических лиц и вкладам физлиц, а также резкое снижение запаса высоколиквидных средств.

При этом значительный прирост (на 64,4%, или 6,3 млрд рублей) показал портфель вложений в ценные бумаги, что нередко является признаком желания руководства банка «надышаться перед смертью».

Учитывая то, что в течение прошлого года ЦБ не сбавлял активность по отзыву банковских лицензий, вхождение в число акционеров банка с такими показателями было крайне рискованным делом.

Однако предыдущие бизнес-начинания Мусы Бажаева не раз демонстрировали его готовность играть ва-банк.

Например, в феврале 2014 года его группа компаний «Русская платина» подписала на Красноярском экономическом форуме серию соглашений об инвестициях в горнодобывающие проекты на территории Красноярского края в общей сложности на 220 млрд рублей (более 6 млрд долларов по тогдашнему курсу).

Программа максимум заключалась в том, чтобы создать компанию-мирового лидера на рынке металлов платиновой группы, причем в борьбе за право осваивать их месторождения «Русская платина» опередила «Норильский никель».

В середине прошлого года ряд СМИ сообщили, что «Русская платина» обратилась в правительство РФ с просьбой предоставить ей госгарантии по кредитам на указанную сумму.

Однако компания тут же опровергла эту информацию, заявив, что она «самостоятельно развивает принадлежащие ей активы, используя доступные на рынках и соответствующие действующему российскому законодательству способы и инструменты финансирования».

По данным «СПАРК-Интерфакс», выручка ООО «Русская платина» за прошлый год составила 384,6 млн рублей, чистый убыток – 87,5 млн рублей.

Не исключено, что для реализации заявленных миллиардных проектов ей и потребовалось финансовое «плечо» в виде собственного банка – именно такие предположения высказывались аналитиками.

Кроме того, утверждалось, что Муса Бажаев взялся за Финпромбанк потому, что у его структур находились в нем серьезные средства, и отзыв у банка лицензии был бы для них весьма чувствительным ударом.

В то же время вскоре после того, как Муса Бажаев завершил сделку с Эдуардом Худайнатовым, в прессе появилась серия сообщений о том, что чеченский бизнесмен приобрел элитный курортный комплекс Forte Village на итальянском острове Сардиния.

В числе гостей курорта был якобы замечен вице-премьер правительства РФ Аркадий Дворкович, который давно находится в хороших отношениях с Бажаевым.

Недоброжелатели бизнесмена вспомнили об этом эпизоде в июне этого года, когда стало известно о серьезном оттоке клиентов из Финпромбанка на фоне сообщений о его докапитализации – именно тогда было впервые высказано предположение, что банк не протянет долго.

Эта гипотеза полностью подтвердилась, и теперь в процессе его ликвидации ЦБ предстоит дать ответ на вопрос, куда делись миллиарды рублей, вложенные в его докапитализацию.

Кавполит