«Начальник ГУ МВД по СКФО, генерал-полковник Сергей Ченчик обложил данью весь Северный Кавказ»

Доклад министра внутренних дел Дагестана Абдурашида Магомедова, который был озвучен 25 марта 2015 года на заседании Народного собрания РД (подробнее в статье «Недосказанность», в «ЧК» №13 от 3 апреля 2015 года), был содержательным и раскрывал результаты работы полиции за 2014 год. Несмотря на то что депутаты и присутствовавший в зале парламента глава РД были довольны услышанным, в обществе доклад министра был оценён не так однозначно. Один из тех, кого этот доклад не оставил равнодушным – полковник полиции, экс-замначальника УВО МВД по РД, а в настоящее время общественник и главный эксперт по борьбе с коррупцией в РД – Салих Гаджиев.

Отставной полковник, от которого, как говорит об этом сам Салих Гаджиев, дагестанская правоохранительная Система предпочла избавиться, так как он на разных уровнях поднимал вопросы о коррупции в органах внутренних дел, с маркером в руках проштудировал доклад министра и публикацию «Черновика» на эту тему. Доклад, а также анализ основных положений, по мнению общественника, показывают, что Абдурашид Магомедов ушёл от конкретики, ограничившись общими фразами и тем самым скрыв реальные проблемы в органах внутренних дел. Эмоциональное обсуждение этого доклада выросло в интервью…

Салих Гаджиев: – Вот здесь написано (ведёт пальцем по газете – «ЧК»): «Министр сообщил, что усиление процессуального контроля за ходом расследования следователями и дознавателями МВД укрепило законность и повысило защиту нарушенных прав граждан – участников уголовного процесса». Тут только общие фразы. Почему он не рассказал, как организовано преступное сообщество в МВД Дагестана?! Как могло случиться, что среди следователей МВД оказался киллер, убивший шесть человек, а начальник одного из райотделов стал Робин Гудом и грабил людей, кидая флешки от имени боевиков?! Как получилось, что другой начальник, уже полиции города,  связался с НВФ?!

– У вас есть ответы на эти вопросы?

– Да, есть. Это провал работы кадровой службы МВД по РД. На сегодняшний день 67 бывших работников полиции сидят в СИЗО.  В основном за взятки. Это о чём-то ведь говорит? Это говорит, что берут кого попало и только за деньги. Отбора кадров как такового нет, есть подбор. От слов «подобрать на улице»… Почему министр не отвечает за это? Почему не привлекает людей к ответственности за провал в кадрово-воспитательной работе? Вот, к примеру, начальник Кизилюртовского межрайонного ОВД Асхабали Заирбеков (экс-начальник ОВД, обвиняется в пособничестве организованной преступной группе, состоявшей из сотрудников полиции и занимавшейся грабежами и разбоями – «ЧК»). Его назначают то начальником УУР, то начальником райотдела… Туда-сюда  кочует. Почему? Может быть, потому, что двоюродная сестра министра замужем за этим начальником? А что, министр или замминистра не знали, чем он занимается?! А почему не знали?! Министр внутренних дел России говорит, что на руководителях лежит полная ответственность за такие кадровые моменты. Если полицейский совершил даже ДТП, то должны наказывать командира взвода, командира роты и дальше по цепочке.

– Если говорить конкретно о минусах кадровой работы в МВД Дагестана, то какие из них вы можете назвать?

– Сейчас назову… Вот Приказ МВД России №265 от 30 ноября 2012 года (вступил в силу 1 января 2013 года). Он называется «О некоторых вопросах назначения на должности в органах внутренних дел РФ и увольнения со службы сотрудников органов внутренних дел РФ». Согласно приказу, в Дагестане, как и в любом другом субъекте России, начальники гор- или райотделов полиции должны самостоятельно отбирать себе сотрудников – рядовых полицейских, офицеров и так далее. В нарушение приказа министр ВД по РД лично принимает на работу и рядовых, и офицеров. 8 человек кадрового управления, которые занимаются этими вопросами, загружены работой. Представляете, какая текучка кадров в МВД? Увольняющиеся, поступающие на службу, командируемые на учёбу и так далее. В течение года через эти 8 человек проходит около 1 500 человек. Как с таким объёмом можно справиться?! Нарушение этого приказа само по себе является коррупционной составляющей… А дагестанский министр взял все эти полномочия на себя. Говорит, что так лучше. По закону поступать на службу в полицию можно с 18 лет, без службы в армии, но у нас министр это запретил. Молодёжь у нас сейчас школу заканчивает – в армию не берут, в полицию не могут поступить, в другие места не могут поступить. Молодёжь уже загнана, не знает куда деваться. Почему нарушается закон «О полиции»?

– И… сколько, по вашим данным, стоит устроиться в органы внутренних дел?

– Я однозначно не могу утверждать, какие расценки существуют в МВД Дагестана, но как люди говорят, цена зависит от района. В Дербенте за рядовую должность могут просить 450–500 тыс. рублей, может, и больше. В Махачкале – 350–400 тысяч. Офицерские должности – чуть больше. Чтобы продлить срок службы, тоже нужно заплатить. Эта информация косвенно подтверждается теми сотрудниками полиции, кто был задержан с поличным при даче взятки, а также тем фактом, что в органах продолжают нести службу люди, которые по достижении пенсионного возраста давно должны были быть уволены, но… Один мой бывший подчинённый, у него сын с высшим образованием – рядовой полиции. Когда он пытался устроить своего сына участковым, то ему назвали сумму больше 200 тысяч рублей, для них непосильную. Я пытался им помочь, сделать так, чтобы молодой сотрудник мог работать без коррупционных моментов, но, в силу разных причин, не удалось. И до сих пор этот молодой человек рядовой. А если деньги даст, золотой станет…

– А как на это реагирует прокуратура Дагестана, УСБ?

– Задайте им вопрос.

– Известно, что вас уволили из МВД. То, что вы сейчас рассказываете, не является местью?

– Я не мщу, мне некому мстить там. Единственная моя задача – показать обществу, что я прав. Я для себя ни должности, ни квартиры не просил. Я, в том числе когда работал в органах полиции, публично выступал, защищая интересы дагестанского общества. Ещё в 2008-2009 годах давал интервью дагестанским СМИ, рассказывая, чем занимаются УБЭП и УСБ. В те годы УБЭП возглавлял Сааду Саидов, а УСБ –  Магомед Ахмедов. Рассказывал о том, что все деньги, которые идут из Москвы на развитие Дагестана, некоторые чиновники присваивают. Конечно, руководству МВД выгодно показывать, что я обижен, что мне должность не досталась, но это не так… Впрочем, я отправил на имя директора ФСБ России письмо, где привожу конкретные факты.

 – То есть вы хотите сказать, что вас уволили именно за вашу позицию…

– Да, именно за мою позицию. Министр сказал мне, что я, выступая в 2013 году на пресс-конференции в Москве, говоря о коррупции в органах полиции, вынес сор из избы. Более того, мне сказали, что якобы  я секреты выдал. На меня затаили злобу и искали повод, чтобы уволить. Мне говорят, что я ненормальный человек… Скажите, а нормальный человек – министр – ради служебных показателей отдаст приказ своим подчинённым ставить огульно целые сёла на профилактический учёт как потенциальных экстремистов? Только в Унцукульском районе на учёт поставлены 800 человек (население района – 30 297 человек – «ЧК»). Министр говорит, что на учёте состоят 17 200 подучётных.  Из них 6 601 человек – приверженцы нетрадиционного ислама. Каким методом, по каким критериям формируется этот учёт? Министр об этом ничего не сказал. Если кто-то из тухума оказался ваххабитом, то в МВД считают, что весь тухум состоит из ваххабитов. Это же провокация! Это делают с представителями умеренного салафизма, которые не взяли в руки оружие, не выступают против государственного строя. Их такими действиями толкают на радикальный путь, на путь преступления. И, по словам людей, надо отдать 50–70 тысяч рублей, чтобы с этого учёта тебя сняли. Нужно проводить адресную работу.

…О коррупции я говорил с 2003–2004 года. У меня докторская диссертация называется «Организованная преступность, экстремизм, терроризм, коррупция и борьба с ними в РД». Эта тема вынудила писать публикации, научные статьи в журналах академии МВД России, казанском университете, изучать фактологию. Например, в стране есть государственная программа по борьбе с коррупцией, но она в нашей республике не работает. Был в середине 2000-х, ещё в бытность министром ВД по РД Адильгерея Магомедтагирова, федеральный проект «Безопасный город», по которому в Махачкале были установлены камеры видеонаблюдения за дорогами и улицами. На этот проект ушло около 130–160 миллионов. Выяснилось, что эти камеры оказались неспособными зафиксировать ни номера, ни цвет, ни марку машины. Тем более человека идентифицировать. Это отчасти было причиной нераскрываемости ряда преступлений. Почему остались безнаказанными те, кто украл деньги по этой программе? Ведь они живы? Люди знают же, что эти деньги украли!

Ещё пример. В интервью Максиму Киселёву на канале «Россия-1» я рассказал, что там, где должны были построить профилакторий для детей сотрудников МВД, сейчас стоит особняк министра, дома начальника одного из управлений МВД, прокурора, судей и так далее. Но это не дало никакой реакции. Строительство зданий для РОВД тоже не обходится без историй. Тендеры на строительство проводятся формально, заказ уходит своим подрядчикам. При строительстве зданий отделений полиции для Ахвахского, Кулинского, Лакского районов и Ленинского района Махачкалы и т. д., по словам строителей, 25–30% денежных средств похищено. Никого никуда не вызвали для дачи пояснений или объяснений. Видимо, это никому не нужно… На телеканале «Дождь» я выступил, рассказал, что начальник ГУ МВД по СКФО, генерал-полковник Сергей Ченчик попустительствует и покровительствует всем безобразиям, которые творятся в МВД РД, что он обложил данью весь Северный Кавказ. В итоге он угрожал стереть меня в порошок, уничтожить…

– По поводу того, что Ченчик обложил кого-то данью, это ваши предположения или факты?

– Это люди так говорят. Всё туда, в Пятигорск идёт… Допустим, министр ВД РД говорит, что он деньги не берёт. Он что, на одну зарплату себе особняк построил в Каспийске?! В Нефтегородке (название престижного квартала в Махачкале – «ЧК») он дом на одну зарплату построил?! В Подмосковье есть село Дудкино, так называемая даргинская деревня – там тоже есть у министра дом. Они, конечно, оформлены на других людей, на родственников и так далее…

Черновик

Автор:
Магомед Магомедов