Неизвестные герои

Предвыборная кампания сегодня – это просто взрыв мозга. Лица, которые я вижу на билбордах, словно из девяностых. Мне казалось, что на этой карусели мы уже накатались и причин возвращаться в те лихие годы у нас нет. Но, похоже, те, кто рекомендует нашим бруталам двигаться во власть, не ведают, что творят. Выборы для них – возможность получить статус, но никак не потребность принести пользу избирателям.

Заур Газиев

СЛОМ СОЗНАНИЯ

Как вы оцениваете кандидата в депутаты, который боится дать интервью журналисту? Вот и я о том же! Как человек может отстаивать интересы своих избирателей, если даже на вопросы толком не может ответить? «Зачем мне отвечать на них, – сказал мне один из кандидатов, – если я уже отнёс чемодан и мой вопрос уже решен». В принципе человек прав! А как вы относитесь к выборам, на которых кандидатам не интересно рассказывать, как они планируют служить своему народу? Выборы ли это? Никого не осуждаю и не критикую, но, может, это вообще не выборы, а что-то другое? Если человеку, которого должны выбирать, даже о формальностях типа диалога с избирателями не нужно заботиться, то вряд ли стоит говорить о выборах.

Я много лет отслеживаю политические процессы в Дагестане, но такой странной избирательной кампании не припомню. Нет, раньше тоже всё было далеко от демократических стандартов, но сейчас всё запредельно. В Америке идут выборы, и я вижу это каждый день у себя на ленте новостей, а у нас в стране не вижу. Разве что иногда на «Фейсбуке» появляются снимки билбордов с идиотскими рекламными слоганами. Или от меня скрыты какие-то информационные потоки, несущие сведения о грядущих выборах, или у нас на самом деле беда? Я снова и снова просматриваю ленту новостей «Свободной Республики» и никакой информации о выборах не вижу. Ничего! После того как нам пообещали честные выборы, мы видим то, что мы видим. Значит, нас обманули. А, с другой стороны, какая разница, какого качества у нас кандидаты в депутаты, если на результатах выборов это никак не скажется?..

Еду в машине. Впереди маршрутка, на заднем стекле которой плакат, призывающий голосовать за одного конкретного депутата от партии власти. Славный человек, смолоду известен в городе как наркоман, говоря на жаргоне – «кайфарик». Дай бог ему здоровья, несмотря на все приключения, он выжил, вроде не бедствует. С другой стороны, ну зачем ему-то баллотироваться? Зная его лично, могу сказать, что пользы он не принесёт ни себе, ни людям. Даже представить себе не могу, кто его сподобил на этот подвиг. Они не видят, что человек вообще никак не в политике? Он, даже устроившись на работу, не ходил туда регулярно. А тут в депутаты выдвинулся…

Про нашего известного чемпиона, рвущегося в депутаты, хочется сказать отдельно. Когда я делал с ним интервью, он не ответил ни на один вопрос прямо и честно. Даже когда речь зашла об очевидном зле, у него не хватило гражданского мужества осудить его и обозначить свою позицию публично. Хотя это явление доставляло ему массу неудобств. Сейчас могу себе объяснить, почему человек вёл себя именно так – он ни с кем не хотел ссориться. Теперь он хочет стать политиком. Но быть хорошим для всех не получится! Как человек будет разрешать эту дилемму, мне не совсем понятно. Плюс его ограниченность в понимании того, как устроено общество и общественные отношения, отсутствие опыта общения с людьми из иной социокультурной среды, неразвитость речи, прошлые связи с криминальным авторитетом, на контакты с которым наложено табу на уровне Кремля… Я, конечно, понимаю, что такие депутаты нужны. Хотя бы для того, чтобы без проблем проходили законы типа «Пакета Яровой». Но что они могут дать нашей республике?

Я понимаю, что депутатские зарплаты – замечательный стимул, чтобы за них побороться, но ведь надо понимать свои возможности. При всём уважении к Гадисову как к человеку и спортсмену возникает вопрос: какой из него депутат?! Правда, большая часть из тех, кто сидит с ним рядом в законодательном органе, гораздо хуже него…

Сегодня у меня нет сомнений, что в перспективе нас ждёт дальнейшая деградация или, скорее всего, настоящий паралич законодательной власти. Ведь ее представители даже обсудить не смогут толком предлагаемые им законопроекты. Большинство известных мне кандидатов, выступая с трибуны, читают по слогам. Про невидимые посторонним недостатки и говорить уже нет желания. Говорю лишь о том, чего не спрячешь.

ВЗРЫВ МОЗГА

Была бы у нас по-настоящему независимая пресса, этих кандидатов уже бы в клочья порвали. И косноязычны не только выходцы из махачкалинской городской среды. На днях пришлось общаться с кандидаткой от одной из федеральных партий. Она гордится тем, что у неё много детей. В человеческом плане очень хорошая женщина. С ней можно мило трепаться о том о сём, но не более того. Чтобы она тянула на депутата ГД, и речи не может быть. Один незапланированный вопрос со стороны – и рассыплется, как горох из порванного пакета. Когда я спросил, от скольких мужей её многочисленные дети, женщина вдруг поняла, что интервью со мной она уже не хочет. Через третье лицо передаёт, что всего боится в Дагестане и ждёт на каждом шагу подстав. Но извините, мадам, зачем вы сюда приехали, если не можете рассказать о том, кто вы? При этом у неё нет даже денег на избирательную кампанию! Однако мы договорились, что запишем видеоинтервью – тётка колоритная, диалоги с таким человеком всегда интересны. Но в день назначенной записи она не берет трубку. Любой человек имеет право передумать, но можно сделать это достойно. Однако тётка забыла, что она – кандидат в депутаты, и начала динамить журналиста. Я, конечно, без неё обойдусь, но вот как она, выдвигаясь от правого фланга, планирует представлять Дагестан в ГД, если умудрилась не понравиться даже мне, человеку который придерживается правых взглядов.

Если женщина всю жизнь видела только брутальных дагов и о существовании думающего Дагестана не подозревает, то почему бы не предложить аборигенам проголосовать за белую госпожу?

Честно говоря, я против чужаков, которые выдвигаются от Дагестана. У нас достаточно грамотных людей, способных представлять интересы республики и при этом понимать и слышать своих избирателей. Если им не дают возможности отстаивать интересы своего народа, то это не повод разбрасываться мандатами.

Ещё одна депутатская история, которая меня как-то нехорошо удивила. Это тоже спортсмен, хорошо зарекомендовавший себя в боевых единоборствах. И, по версии МВД, в сколачивании ОПГ. Его уважает молодёжь, для которой двухметровый здоровяк просто кумир; у него авторитет в определённой части его национальности. Автомобилисты Махачкалы легко узнают его по огромной, как автобус, машине, на которой он перемещается по городу. Похоже, у парня есть деньги. Происхождение их мне не известно, да и не интересно. А интересно другое: что этот человек предлагает в качестве своей программы действий? Я перерыл все источники – ничего. Я понимаю, что этому человеку нужен социальный статус. Ему нужно избавляться от репутации бандита, нужна депутатская неприкосновенность. Особенно после того, как по сетям разлетелась инфа о том, что на него напал какой-то следователь. Я даже допускаю, что в природе существуют идиоты, способные рискнуть здоровьем и напасть на чемпиона по боям без правил огромного размера. Допускаю. Но почему он должен сидеть в парламенте, который определяет будущее страны, где живём я и мои дети?!

Я хочу, и это желание разделяет огромное количество моих соотечественников, чтобы спортсмены занимались спортом и пропагандировали здоровый образ жизни. И всё! Я не хочу, чтобы люди с интеллектом рептилий определяли законы страны, в которой мы живём. Ещё больше меня бесят те, кто понимает, к чему приводят подобные вещи, и всё равно не мешает, а даже потворствует им.

ВЫВОДЫ

Вопреки моему обыкновению, в этом тексте нет имен людей, которые вдохновили меня на его написание. Вообще-то, и не важно, кто они. Важно, что есть вполне конкретные причины, по которым это происходит. Как журналист я обязан работать для обеспечения конституционного права моих соотечественников получать информацию. Я должен предупреждать общество, что отсутствие действующего института выборов – это бомба замедленного действия. Неучастие граждан в жизни своего государства ведёт к разрушению институтов государства и самого государства. Я понимаю, что мои тексты не изменят положения дел, но мой долг – предупредить о том, что все наши беды только начинаются. Сегодня я могу сравнить выборную ситуацию с автобусом, полным пассажиров: он мчится на высокой скорости, а за рулём водитель, которому наплевать, чем закончится это ралли.

Свободная Республика