Новый год полномочий Рамазана Абдулатипова будет непростым

4 августа, главе Дагестана Рамазану Абдулатипову исполняется 71 год. Эта торжественная дата для него, несомненно, более личная и важная, чем та, к которой Дагестан придёт 6 сентября. В сентябре 2017 года исполнится четыре года, как Абдулатипов находится у власти, и, так как глава Дагестана избирается Народным собранием РД на пять лет, то следующий – «президентский» – срок для республики будет очень непростым. 9 сентября 2018 года, если всё пойдёт без эксцессов, полномочия главы РД заканчиваются…

И новый год полномочий Рамазана Абдулатипова будет непростым, в первую очередь, для него самого. Трудно сказать, что нынешний глава Дагестана пользуется безоговорочной поддержкой в Кремле, как это было в уже далёком 2012 году. Поэтому «вилка решений»: «выдвинуть Абдулатипова на второй срок» или же «искать нового главу для Дагестана», думается, в администрации президента России будет быстро преодолена в пользу очередного обновления республиканской власти и правящих групп влияния. Поэтому до 6 июня, если планы Кремля резко не изменятся, Владимиру Путину должны быть представлены на согласование три кандидатуры, одну из которых Народное собрание РД должно будет избрать в качестве нового руководителя республики.

О том, что возможно такое развитие событий, говорят следующие обстоятельства: крайне низкие рейтинги народного доверия, зафиксированные опросами ФСО; регулярные социальные бунты и «антикорупционные митинги»; трудности с завершающим этапом переселения жителей Махачкалы и Дербента из ветхого и аварийного жилья (приходится на 1 сентября), за которое, как предупредил Абдулатипова полпред президента в СКФО Олег Белавенцев, тот несёт персональную ответственность; сложности с привлечением в республику инвесторов; различные скандалы при взаимодействии с муниципалитетами; неэффективные финансовые решения; земельная кутерьма; неспособность взять под контроль территориальные отделения федеральных органов власти и пр.

Как это делается?

Для того чтобы понять ближайшие перспективы Дагестана, необходимо напомнить процедуру избрания главы республики. В связи с тем, что дагестанские власти, по рекомендации из администрации президента России, в 2013 году отказались от всенародных выборов главы Дагестана, так как опасались, что «народ выберет не того человека» или же «будет голосовать за мешок муки и бутылку масла», руководитель республики избирается Народным собранием РД. Но до этого проводится серьёзная подготовительная работа.

Вся процедура избрания главы Дагестана описана в Положении о порядке внесения и рассмотрения предложений о кандидатурах на должность высшего должностного лица (руководителя высшего исполнительного органа государственной власти) субъекта Российской Федерации, утверждённого Указом президента России №441 от 23 апреля 2009 года.

Кандидата в главы Дагестана, согласно этому положению, имеют право выдвигать только те партии, что прошли в Народное собрание РД, то есть «Единая Россия», «Справедливая Россия» и КПРФ. Помимо этого, согласно ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации», вносить кандидатуры на должность главы РД могут и партии, прошедшие в Госдуму. В данном случае к «Единой России», «Справедливой России» и КПРФ добавляется ЛДПР. У партии Владимира Жириновского есть один депутат – Данил Шилков, прошедший в Госдуму по объединявшему несколько северокавказских республик избирательному округу. Это даёт партии формальный повод выдвинуть своих кандидатов в руководство Дагестаном.

Предложения по кандидатурам (с учётом консультаций как с руководством своей партии, так и с руководством непарламентских партий) формируются как бы «снизу»: отделение партии представляет высшему исполнительному руководству партии (то есть в Москву) не более трёх кандидатур.

Руководство политических партий за сто дней до истечения срока полномочий главы РД, то есть в мае, проводит консультации с первым заместителем главы администрации президента России Сергеем Кириенко (соответствующее распоряжение подписано Путиным в начале июля). Затем, после того как кандидатуры обговорены с Кириенко за 90 дней до истечения срока полномочий главы РД, не менее трёх кандидатур от различных партий вносятся на рассмотрение президенту России.

Владимир Путин, как гласит утверждённое им Положение, рассматривает предложенные ему кандидатуры, изучает характеристики и справочные материалы, так как «при внесении политической партией предложения о кандидатурах учитываются авторитет и деловая репутация предлагаемых кандидатур, опыт их публичной (государственной и общественной) деятельности, а также результаты консультаций». В том случае, если президент России согласен с внесёнными партиями кандидатурами, их в количестве не менее трёх человек (по представителю от каждой партии) в Народном собрании Дагестана должен будет представить или Белавенцев, или иной представитель полпредства в СКФО.

Указанное выше Положение содержит в себе нормы, ставящие политические партии и их выдвижение кандидатов в главы субъектов страны в абсолютную зависимость от администрации президента России (то есть от воли президента страны). Несогласие президента с предложенными кандидатурами позволяет раз за разом с консультациями и согласованиями повторять процедуру выдвижения кандидатур. На тот случай, если партии будут упёртыми, в Положении есть норма, позволяющая Путину самому решить (рекомендовать), какая кандидатура будет предложена для избрания Народному собранию. И как заключительный этап – внесение Олегом Белавенцевым по поручению президента страны трёх кандидатур в Народное собрание Дагестана для дальнейшего избрания…

Горячий февраль

Отметим, что о возможном уходе с должности Рамазана Абдулатипова говорит и российский политолог, председатель правления Фонда общественных связей «Петербургская политика» Леонид Давыдов. В своём телеграм-канале «Давыдов.Индекс» политолог 14 июля утверждал, что «в лонг-листе регионов, ожидающих решения о замене высших должностных лиц, находятся Алтайский край, НАО, Санкт-Петербург, Приморский край, Республика Дагестан, Московская, Нижегородская, Омская, Новосибирская, Липецкая, Курская, Самарская, Ульяновская, Псковская и Кемеровская области».

С учётом процедуры предложения и утверждения президентом страны кандидатур на должность главы Дагестана возможно два варианта развития событий.

Первый вариант. Абдулатипов остаётся до конца срока. Юридически ничего не мешает Абдулатипову спокойно отработать свой срок полномочий до 9 сентября 2018 года. В этот день, после заседания Народного собрания РД, он, пожав руку новому «очистителю и обелителю» Дагестана, может спокойно заняться своими, не связанными с функциями главы республики домашними делами.

Но есть серьёзные риски. Правление Рамазана Гаджимурадовича в этот период будет проходить сначала параллельно с процедурой предложения, согласования и выдвижения списков кандидатов в главы республики, а затем продвижением явного лидера политической гонки. Примерно с марта будущего года вопрос избрания нового руководителя Дагестана выйдет из кулуаров в публичную плоскость: до середины мая должны будут пройти региональные конференции отделений партий, а также партийные съезды, проходить консультации и согласования. А уже в первых числах июня внесены предложения по кандидатурам на пост главы РД.

Следовательно, де-факто без жёсткой поддержки Абдулатипова со стороны силовых и политических структур практически ни одно требование главы республики не будет исполняться. Будет потерян контроль как над муниципалитетами, так и над министерствами и ведомствами, любые инициативы – саботироваться. И это будет происходить не потому что руководитель республики плохой или слабый управленец. Просто представители различных политических кланов и групп интересов начиная со второй половины января 2018 года и вплоть до избрания нового руководителя будут заняты поисками доступа к новому лидеру, пытаться стать частью новой команды, договариваться о сохранении своих позиций во власти и бизнесе, требовать гарантий или компенсаций. Эта кипучая деятельность, помноженная на активность других, конкурирующих или жаждущих реванша политических групп, и повлечёт за собой всё вышеописанное.

Поэтому Дагестан рискует подойти к сентябрю 2018 года расшатанным в управленческом смысле субъектом страны…

Второй вариант. Абдулатипов уходит досрочно. С учётом стабильно низких, по опросам ФСО, рейтингов Абдулатипова, а также пониманием того, что Дагестан в течение 2018 года может ждать политическая неопределённость, кризис, вполне вероятно, что глава республики примерно в будущем феврале может поднять перед президентом страны вопрос о своей отставке. Это вполне укладывается в логику федерального центра, время от времени зачищающего руководство в субъектах страны именно в феврале. Вспомним масштабную зачистку губернаторов в феврале этого года, когда сразу пять руководителей регионов ушли в отставку и были заменены на новых людей. Вспомним и то, что сам Рамазан Абдулатипов был назначен в Дагестан в феврале 2013 года, внезапно сменив тогдашнего президента РД Магомедсалама Магомедова.

Такая февральская активность понятна не только с точки зрения политики (так как назначенный в субъект России временно исполняющий обязанности главы успевает до официальной процедуры избрания изучить обстановку, заключить союзы, кого-то приструнить, провести в другие структуры региональной и/или муниципальной власти своих людей, в общем, взять под контроль ситуацию), но и с точки зрения закона. Согласно абз. 5 п. 3.2 ст. 18 ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации», если глава субъекта России досрочно уходит в отставку до 1 июля, то в этом же году, во второе воскресенье сентября, проходит голосование по избранию нового главы. Если же глава региона покидает свой пост досрочно, но после 1 июля, то голосовать за нового губернатора будут тоже во второе воскресенье сентября, только уже в следующем году.

Февральские перестановки показывают механизм управления субъектами страны из администрации президента России: выявляется кризисный регион, который оценивается на предмет способности губернатора самостоятельно решать проблемы. В том случае, если губернатор не справляется ввиду системных ошибок (кризиса), то к грядущему февралю подбираются кандидатуры, способные заменить действующего губернатора. После отставки губернатора врио главы субъекта страны должен переключить на себя все (или большинство) финансово-политические группы и кланы в регионе и показать управляемость территорией. Как раз полгода, до того как начнутся активные процедурные мероприятия по подготовке к выборам или предложению кандидатур заксобраниям, должны будущему губернатору хватить на самоутверждение в региональной власти.

В случае досрочного ухода Абдулатипова полгода должны будут хватить его преемнику, чтобы показать, что в республике новый хозяин, и переключить местные элиты на себя, предложив устраивающую основных влиятельных игроков конструкцию власти и команды. Конечно же, в первую очередь это коснётся должностей председателя правительства, первых вице-премьеров, спикера Народного собрания РД, а также руководителя республиканской администрации глав и правительства.

И если федеральный центр решил пойти именно по второму сценарию – назначение в Дагестан врио и отправка Абдулатипова в отставку (она может быть очень почётной!), то это означает, что в настоящее время идёт подбор основных кандидатов на должность руководителя республики и более конкретный список двух-трёх фамилий сформируется ближе к октябрю-ноябрю этого года.

До последнего!

В принципе, вероятен и третий сценарий. Учитывая, что Рамазан Абдулатипов – мастер политической эквилибристики, то вполне может быть, что он, с учётом мартовских президентских выборов в стране, может спокойно дотянуть до апреля, показать федеральному центру «дагестанские результаты» поддержки «основного кандидата», то есть 92% явки и 92% поддержки, и уйти с почётом со своей должности.

Здесь, при рассмотрении возможной смены власти в Дагестане и поиска мест, куда Кремль с почётом может отправить Абдулатипова, необходимо учитывать ещё одно важное обстоятельство: федеральное законодательство требует, чтобы каждый кандидат в главы РД представлял Народному собранию РД по три кандидатуры в члены Совета Федерации – представителей исполнительной власти (см. «День всей жизни…», №35 от 13 сентября 2013 года – «ЧК»). К примеру, в этом году по итогам сентябрьских выборов губернаторов сменится примерно шесть-семь членов Совета Федерации. Об этом 24 июля сообщила СМИ председатель Совфеда Валентина Матвиенко.

В связи с этим вполне возможен вариант, согласно которому в следующем году Совет Федерации обновится ещё на одного человека, приютив в своих стенах экс-главу Дагестана. Здесь резко увеличиваются шансы возглавить Дагестан у вице-спикера Совфеда (представляющего исполнительную власть) Ильяса Умаханова (прямая рокировка) и Магомедсалама Магомедова (многоходовка). Тем более что беседа, состоявшаяся 21 июля в Сочи между Владимиром Путиным и президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым, в ходе которой часто звучало «двусторонние отношения», «ситуация в регионе», «двусторонние связи», «много совместных планов» и «есть перспективы в транспортной и энергетической сфере», показывает, что России и соседней стране необходим надёжный проводник совместных интересов. И это отчасти повлияет на то, кто будет руководить республикой.

 У других конкурирующих за власть и влияние в республике финансово-политических групп (Керимов и Магомедовы), конечно же, своё видение ситуации: кто-то борется за влияние в партийных структурах, кто-то – за возможность контролировать федеральные земли, но это уже другая история…

 

Черновик

ЧИТАЙТЕ В СЕРОМ ЖУРНАЛЕ:

Тамада крашенные усы 2
Послание Главы Дагестана Р. Абдулатипова Народному Собранию РД 22 января 2015 г.
«Великолепный век» правителя Дагестанской империи Рамазана Абдулатипова
Дело об убийстве Мусаила Алаудинова на 19 февраля 2016 г.
Белавенцев Олег. Биография, фото
Бой у селения Самур
Отменено уголовное дело в отношении экс-депутата Джамала Касумова
Охотник за маньяками Амурхан Яндиев
Экспертиза подтвердила вероятность поджога на рынке «Ирчи Казака»