Освобождение Лоту Гули сравнивают с возвращением Япончика и Шакро

Освобождение «вора в законе» Гули произвело на криминальный мир эффект разорвавшейся бомбы. Несмотря на то, что этого ждали — источник «Преступной России» предсказывал данное событие еще весной, — никто не знал, когда именно оно случится и случится ли вообще. И тем не менее теперь это реальность, с которой многим преступным «авторитетам» придется считаться. С кем теперь будет воевать, а с кем дружить влиятельный Гули?

В конце октября после 22 лет проведенных в заключении «вор в законе» Надир Салифов, он же Гули, вышел на свободу из азербайджанской тюрьмы. Отметив практически второй день рождения с близкими в ресторане, посетив могилы отца и друзей, он сразу же отправился в Грузию, а оттуда в Турцию.

И пока он там наслаждается полной жизнью, все его недруги ломают голову — что теперь делать, чего ожидать и с кем теперь объединяться против него. А некоторые из них уже приступили к активным действиям — буквально пару дней назад в Турции задержали группу киллеров, планировавших убийство Гули.

И все это неспроста — освобождение авторитетного «законника» уже сравнивают с возвращением в свое время в Россию Япончика или Шакро Молодого. Правда, как все верно замечают, у Гули перед ними есть огромное преимущество — возраст. В свои 45 он имеет за плечами 22 года тюрьмы и огромный криминальный опыт. Похоже, зона его только укрепила. Он еще полон сил, желаний, а главное, возможностей покорить криминальный олимп. Или по крайней мере, оказывать на криминальный мир огромное влияние. А удача ему, похоже, и без того сопутствует.

Неудобный «вор»

Криминальный путь Гули начался в 23 года, когда в 1995 году он был задержан, а спустя год осужден на 15 лет за такие тяжкие преступления, как вымогательство, похищение людей и незаконное хранение оружия. С тех пор он с каждым годом зарабатывал себе все больший авторитет, который в итоге и вывел его в статус азербайджанского вора № 1. И это несмотря на то, что его становление все это время никого не оставляло равнодушным.

Гули в Стамбуле

Гули в  ̶А̶г̶а̶ч̶а̶у̶л̶е̶   Стамбуле 

Вызывать волнение у окружающих Гули начал буквально сразу, как только стал «вором в законе» в 2000-м году. Тогда его, азербайджанца из Тбилиси, «короновали» грузин и езид — Раули Кирия (Рауль Руставский) и Ширали Асланов (Джейран Руставский). Это, видимо, в большой степени и предопределило его дальнейшую стратегию — не примыкать ни к одному из кланов, а создавать свой. Что, конечно же, вызвало сопротивление всех остальных — конкуренты были никому не нужны. Особенно ставшему к тому моменту неформальным главой всех предприимчивых азербайджанцев «вору в законе» Ровшану Ленкоранскому.

 Уже исторически сложилось, что основная доля торговли на рынках постсоветского пространства и, главным образом, России, принадлежит азербайджанским коммерсантам, которые, конечно же, никогда не были «бесхозными». Что-то поиметь с соотечественников захотел и Гули. В середине 2000-х два «вора» начали ожесточенную войну за их доверие, а значит, и деньги. Российские СМИ ее даже прозвали «укропной войной». А воевать было за что — только один московский оптовый рынок сельхозпродукции мог ежемесячно приносить его «крыше» до полумиллиона долларов.

Чтобы ослабить влияние Гули, в 2005 году его «развенчали» по формальному поводу —  за то, что он поднял бунт в колонии, где сидел, по мнению «законников», подставив многих арестантов. Тем не менее именно тогда все увидели, что Гули обладает реальной силой и авторитетом. Впоследствии это мнение о нем только укрепилось. Среди тех, кто «остановил» его «воровской» статус, своей смертью умер только один. В 2006 году в Москве был убит Хикмет Сабирабадский, там же в 2007-м — Чингиз Седой, в 2011-м от цирроза печени (по официальной версии) в азербайджанской тюрьме умер Мамед Масаллинский и, наконец,  в 2016-м — Ровшан Ленкоранский.

Ровшан Ленкоранский (второй слева) и Хаджи Бейлаганский (крайний справа)

Ровшан Ленкоранский (второй слева) и Хаджи Бейлаганский (крайний справа)

И хотя никто не берется утверждать, что все это дело рук одного лишь Гули, тенденция тем не менее показательная. Особенно если прибавить к этому списку еще нескольких криминальных «авторитетов», встававших когда-то на пути Салифова, а ныне покоящихся в земле.

В том же 2005-м, когда Гули уже отсидел 2/3 своего срока, ему решили накинуть еще. Возможно, и это не обошлось без влияния его недоброжелателей в «воровской» среде. Обвинения заключались в том, что, сидя за решеткой, Надир Салифов якобы умудрился совершить серию тяжких преступлений в 2001–2004 годах. Особенно интересным было обвинении в изнасиловании. Свидетельствовали против него сразу семь женщин, утверждая при этом, что сами неоднократно приезжали в тюрьму и совсем не ожидали, что их там «изнасилуют». Причем, по словам потерпевших, каждый раз за свой визит они получали по 400–500 долларов. Впоследствии три женщины отказались от обвинений, заявив, что ходили на встречу с Салифовым добровольно и что он не применял к ним физическую силу. В итоге это обвинение с Гули сняли. Но оставшихся хватило, чтобы накинуть ему еще 15 лет.

«Укропная война»

Понимая, что терять уже нечего, Гули стал действовать жестче. Его посланники просто информировали коммерсантов, что деньги теперь нужно будет платить им. И большинство бизнесменов, зная о кровожадном нраве Гули, сразу соглашались. Других приходилось «обрабатывать». От самых непреклонных избавляться. Как это, например, произошло с лидером азербайджанской диаспоры в Красноярском крае Рафиком Мамедовым. В 2009 году его автомобиль сначала изрешетили из автомата, а потом уже из пистолета добили раненого Мамедова и двух его охранников. А в Москве жертвой разборок двух «законников» стал Джамбулат Шамиль-оглы, убитый в 2016-м. По некоторым данным, сначала он собирал деньги для Джаниева, однако потом решил, что быть с Гули гораздо выгоднее, за что и поплатился жизнью.

В ходе этого противостояния каждая из сторон терпела колоссальные потери — и если «законники», примкнувшие к тому или иному клану, в лучшем случае отделывались «развенчанием», то рядовых членов банды ждала неминуемая смерть. Бойня шла от Украины до Урала, но это была лишь видимая часть войны. «Под ковром» шла не менее ожесточенная борьба. Гули буквально расколол весь криминальный мир. И если Ровшан Ленкоранский руками преданных ему «воров» лишает Гули статуса, то враг Ровшана — Дед Хасан восстанавливает его. И в 2013 году инициирует «развенчание» уже самого Джаниева.

Бахыш Алиев (Ваха)

Бахыш Алиев (Ваха)

Оставаться в стороне «патриарх» криминального мира тоже не хотел, да и не мог — активность «азербайджанцев» ему порядком надоела. Он сделал ставку на Гули, поддержав еще одного игрока, «стригущего укроп», — Бахыша Алиева (Ваха) и добавил нового — Али Гейдарова (Альберт Рыжий). В результате этого хотя бы на короткое время удалось сохранить некоторый баланс, который, однако, обрушился сразу после гибели Усояна в 2013 году. Мирно сосуществовать «ворам в законе» было сложно, тем более что к тому моменту вопрос уже был не только в контроле над рынками, а вообще в главенстве во всей азербайджанской мафии.

И вот тогда Гули атакует оказавшегося без своего покровителя Альберта Рыжего, согласие на «коронацию» которого в 2012 году дал сам Усоян. В 2014 году полицейские предотвратили покушение на Альберта Рыжего. Возле его дома в Санкт-Петербурге силовики задержали двух подозрительных мужчин, в автомобиле которых нашли автомат Калашникова и пистолет ТТ. Помимо этого арсенала, оперативники обнаружили у одного из них фотографию Али Гейдарова, а также несколько листов с информацией о передвижении «законника». В том же в году в Турции он попал в странную автоаварию — после короткой остановки на автозаправке у его автомобиля на большой скорости лопнуло колесо. Тогда серьезно пострадал его сын. Но на этом неприятности для Гейдарова не закончились. Спустя короткое время в турецком городе Эрдине его встретили «воры в законе» Алексей Гудына (Леха Иркутский), Бесик Квинихидзе (Бесо Руставский), Нико Дгебуадзе (Ника Гагринский), Альберт Магомедов (Леки Руставский) и брат Гули — Намик Салифов, которые хотели лишить его статуса. Началась перестрелка, в ходе которой был убит турецкий полицейский, а сам Альберт Рыжий, по некоторым данным, сбежал, что было расценено как неподобающее для  «законника» поведение.

Альберт Рыжий (справа)

Альберт Рыжий (справа)

Велась против него и информационная война — по сети гуляли различные фото- и видеоматериалы сомнительного свойства, порочащие «воровской» статус Альберта Рыжего. В итоге труды не были напрасными — в том же 2014-м с подачи ряда «воров», близких к Гули, он попал «под конфликт». Но по крайней мере, остался в живых.

Чего не скажешь о Вахе, который занял сторону Альберта Рыжего. Салифов расценил такое поведение земляка и прежнего союзника как предательство. И в 2014 году Ваха был убит в одном из ресторанов Одессы. Заодно Гули достались и украинские активы, которые Ваха контролировал после своего освобождения в 2009 году.

Параллельно с этим Гули начал массово лишать «воровского» статуса неугодных «законников»: Рафика Эйвазова (Рафик Масаллинский), Сулхана Мжавию (Жора Кутаисский), Георгия Углаву (Тахи). «Короновать» своих приближенных: Рафета Амирова (Рафет Али-Байрамлынский), Джейхуна Аскерова (Джейхун Гянджинский), Владислава Грачева (Влад Шарап), Талеха Даглиева (Толик Ногинский), Максима Новикова (Пионер). Кроме того, Гули «восстановил» и «авторитетного» белорусского «вора» Александра Кушнерова (Саша Кушнер), ранее «остановленного» рядом «законников», в том числе Ровшаном и представителями «сухумского» клана.

Тем временем в 2015-м в конфликт втягивается и Шакро Молодой, который, видимо, решает восстановить некий статус-кво и за один раз лишает статуса сразу двух ближайших «законников» Гули — Джейхуна Аскерова (Джейхун Гянджинский) и Владислава Грачева (Влад Шарап). В том же 2015 году под «зачистку», проводимую Калашовым, также попали и брат Гули Намик, и Талех Даглиев (Толик Ногинский). В 2016-м при загадочных обстоятельства в своей камере пермской ИК-11 был найден повешенным еще один протеже Гули — Макс Пионер. Правда, есть мнение, что это было реальное «самоубийство чести» «законника», который предпочел такой исход отречению от титула под нажимом системы ФСИН.

Рафик Эйвазов (Рафик Масаллинский)

Рафик Эйвазов (Рафик Масаллинский)

И тем не менее уже к тому моменту становилось понятно, что в схватке с Ровшаном победу одержал все-таки Гули. Ровшан, за которого тогда всерьез взялись сторонники убитого «патриарха», обвиняя его в смерти Деда Хасана, сильно сдавал свои позиции. Появляться в России Джаниев больше не мог. В начале 2013-го стало известно об убийстве в Москве его правой руки Руфата Насибова (Руфо Гянджанский). Правда, спустя несколько месяцев он вдруг «воскрес». Выяснилось, что таким образом он хотел сбить с толку и гангстеров, которые начали на него охоту, зная, что он является штатным киллером Ровшана Ленкоранского, и полицейских, которые разыскивали его в том числе и по подозрению в других убийствах. В сентябре того же года Руфо Гянджинского  задержали с фальшивым паспортом. Любопытно, но и сам Ровшан тогда  пытался сымитировать свою смерть. 6 февраля из Турции пришла весть о его кончине после покушения.

№1

Реальная смерть настигла его в Стамбуле три года спустя. Опять же нельзя однозначно сказать, кто именно это сделал. По словам адвоката Салифова, узнав об этом, тот даже выразил сожаление. Однако окружение и последователи Ровшана Ленкоранского до сих пор пытаются повесить его убийство на Гули. Подозрение не исчезло (а то и усилилось) даже после того, как в начале этого года Рашад Исмаилов (Рашад Гянджинский) объявил, что заказчиком этого преступления выступил именно он. Тем более что еще до этого признания все знали, что он связан с преступным кланом Вагифа Сулейманова (Вагиф Бакинский), который, в свою очередь, после смерти Ровшана Ленкоранского образовал мафиозный конгломерат с кланом Гули.

Число открытых врагов Гули начало расти. Недавно, например, стало известно, что сразу четыре азербайджанских «вора в законе» решили создать единую оппозицию Гули. Речь идет о Рафике Эйвазове (Рафик Масаллинский), Джавиде Мамедове (Дато Агджабединский), Эмине Ахмедове (Эмин Аджигабульский) и Джейхуне Аскерове (Джейхун Гянджинский). При этом они получили определенную поддержку некоторых представителей «сухумского» клана, ранее активно контактировавших с Ровшаном.

Могила Ровшана Ленкоранского

Могила Ровшана Ленкоранского

В апреле 2017 года в Санкт-Петербурге был убит один из приближенных Гули, 42-летний Джабир Гасанов. А за 1,5 месяца до освобождения Гули киллеры расстреляли в Тбилиси его ближайшего сподвижника Эльшана Мамедова (Эльшан Амирджанский).

Одним из вероятных заказчиков этого преступления изначально называли Рафика Эйвазова. Это предположение основывалось на том, что Эйвазов последовательно мстит за учиненную над ним кровавую расправу, организованную Гули в декабре 2016 года в Турции. Тогда Рафика Масаллинского сильно избили и отрезали ухо, наказав таким образом за его предательство. Известно, что в декабре 2016 года Эйвазов встречался в Стамбуле с двоюродным братом убитого «вора в законе» Ровшана Ленкоранского и за некую денежную сумму согласился указать место жительства родных братьев Гули. И это при том, что Салифов когда-то оказывал поддержку Эйвазову.

После случившегося Рафик Масаллинский обещал поквитаться со своими обидчиками и убить каждого участника совершенной над ним расправы. Впрочем, изначально было понятно, что, несмотря на громкие заявления Рафика Масаллинского, едва ли ему одному было по зубам тягаться с Гули. Поэтому, как писали грузинские СМИ, причины убийства Мамедова нужно было искать в деле убийства Ровшана Джаниева. И вот недавно поступило косвенное тому подтверждение — задержанными в Санкт-Петербурге предполагаемыми убийцами Мамедова оказались входившие в близкий круг Ровшана Ленкоранского Эмин Ахмедов и Гусейн Искандеров.

Брат Гули - Намик Салифов

Брат Гули — Намик Салифов

Эмин является родным братом криминального «авторитета» и московского предпринимателя Заура Ахмедова, который фактически стал преемником (по крайней мере, в бизнес-структурах) Ровшана Ленкоранского.

Кроме того, в мае пришла «весточка» и от Альберта Рыжего. В Одессе обстреляли машину, в которой находились еще двое доверенных Гули — Илгам Гаджиев и Октай Архал. Им повезло — оба отделались легкими ранениями. Гаджиеву приписывают организацию одного из покушений на Альберта Рыжего.

И вот теперь враги Гули подобрались и к нему самому. Если бы не действия турецких полицейских, то, возможно, уже сейчас мы писали бы о нем в прошедшем времени. 2 ноября в Стамбуле была предотвращена попытка покушения на Гули. Во главе прибывшей специально для этого группы из 11 человек стоял родной брат Ровшана Ленкоранского — Намик Джаниев. Кроме того, среди задержанных оказался и штатный киллер клана Джаниева, «коронованный» «вор в законе» Хаджи Бейлаганский (Талыбханлы), при котором был обнаружен поддельный паспорт. Еще один задержанный — Джамал Гасанов, находящийся в розыске в России по подозрению в убийстве доверенного лица Гули и одного из возможных убийц Ровшана Ленкоранского Джабира Гасанова. Того самого, которого застрелили в апреле в Санкт-Петербурге.

Сравнительно недавно «нарисовался» и еще один вражеский клан — «греческий», во главе с Джавидом Мамедовым (Дато Агджабединский). За его спиной стоят такие влиятельные «законники», как Давид Себискверадзе (Дато Кутаисский), Лаша Джеладзе (Рача) и Заза Амброладзе (Заза).

К ним присоединился и главный на текущий момент абхазский «вор» Рауль Барцба (Пыза). В августе трое представителей Гули — «воры в законе» Рашад Исмаилов, Нико Дгебуадзе (Ника Гагринский) и Роман Дмитриев (Рома Ставропольский) попытались в Абхазии избить Пызу. В ответ тот открыл огонь из пистолета, ранив Рашада и Нико. По понятиям криминального сообщества, Гули такого прощать не должен, а значит, в ближайшее время нового кровопролития не миновать.

Покой только снится

Ну а пока Гули, видимо, решил отдохнуть — из Стамбула, где он сейчас находится, приходят фотографии, на которых видно, что «законник» проводит время с друзьями и осматривает достопримечательности города. Но в то же время, всем предельно ясно, что расслабляться ему не стоит — конфликты, обострившиеся накануне его выхода, уже начали иметь последствия. Теперь, после вновь брошенного кланом Джаниева вызова, следующий шаг за Гули.

Ищут способы противостоять «законнику» и другие его главные враги — Рафик Масаллинский или Альберт Рыжий, который сейчас, следуя этапом через Москву, заручился поддержкой некого «положенца» Гочи и пытается вернуть себе «воровской» статус.

Подручные же Салифова в данной ситуации станут ему еще ближе, а сохранявшие до этого момента нейтралитет наверняка захотят с ним подружиться, ну или по меньшей мере постараются не вставать у него на пути. Тем более что теперь уже все знают, чем это чревато.

Не примыкающему ни к кому, да особо и не принимаемому никем Гули не остается ничего иного, как создавать свой собственный клан. Уже сейчас виден его костяк — помимо его брата, тоже «вора в законе» Намика, в ближний круг Гули входят Владимир Жураковский (Вова Пухлый), Гоча Кевлишвили (Гоча Руставский), Александр Кушнер, Мераб Пипия (Мераб Сухумский), Нико Дгебуадзе (Ника Гагринский), Маце Гварамия (Мацик), Рафет Амиров (Рафет Алибайрамлынский). Возможно, скоро к Гули потянутся и другие «законники», да и новые с его ведома тоже будут появляться. Это несмотря на то, что в 2015 году Шакро Молодой наложил табу на любые «коронации» и сам хорошенько «прочистил» «воровскую» среду, лишив статуса с десяток человек (правда, некоторых, наоборот, восстановил).

Гули в кругу близких

Гули в кругу близких

Надежный тыл позволит Гули расширять зону влияния. Его связи в России, Азербайджане, Грузии, Турции, Украине и других странах помогут ему создать транснациональный преступный синдикат новой формации. И вот когда вся эта система окрепнет, конкуренты будут нейтрализованы, а нынешние ветераны криминалитета отойдут от дел, тогда Гули сможет задуматься о главном титуле — «боссе всех боссов». Ведь сейчас у него для этого есть все задатки.

Ну а пока… Пока азербайджанская диаспора, больше привыкшая жить во всем мире по своим понятиям, нежели по законам, радуется, танцует, салютует из любого оружия, оказавшегося под рукой, и слагает песни в честь своего защитника и покровителя, эдакого современного Робин Гуда — «Крутого Гули».