ПЕПЕЛ НАДЕЖДЫ

Власти Дагестана доводят честных предпринимателей до самосожжения

Когда я участвовал в судебном процессе по делу Андрея Бабицкого, ко мне в перерыве подошел Али Алиев, председатель Конфедерации народов Кавказа: «Пожалуйста, поговори и попробуй помочь этой женщине». И представил Галину Николаевну Османову. Она держала в руках целлофановый пакет с документами.
Ровно в 7.30 утра на следующий день я стоял за воротами гостиничного двора, как мы и договорились. Галина Николаевна впоследствии сказала, что с этого момента поверила мне, поскольку ей приходилось последнее время простаивать часами у дверей разных чиновников

…Галя Авдеева приехала в Дагестан почти 40 лет назад по распределению после окончания Ростовского медицинского техникума. Здесь встретила своего будущего мужа Шапиуллу Османова. Он, лакец по национальности, был воспитанником Хасавюртовского детского дома.
Непростые 36 лет прожили они вместе. Из семи детей двое умерли в детстве, а пятерых все-таки вырастили.
Поднять на ноги пятерых детей в городе без помощи родителей, без какого-либо огородика очень даже не просто. Гале и Шапиулле не на кого было надеяться, поэтому работали они не покладая рук.
Конечно, они не могли себе позволить ничего особого: и машиной не обзавелись, и жили в обычной трехкомнатной квартире, и дети одевались без роскоши, но зато каждая лишняя копеечка тратилась на книги.
Книги в этой семье читались и перечитывались всеми. И библиотеку собрали Османовы очень хорошую. И вырастили Галина и Шапи своих детей на любви друг к другу, чтению и к справедливости.
В 1986 году Шапиулла Османов был направлен в Чернобыль дезактиватором. Получил большую дозу радиации и в Махачкалу вернулся инвалидом второй группы.
Старшей из дочерей, Эльмире, тогда было только 14 лет, Асе (Асват) — 13, Айшат — 9, Магомеду — 7, а самому младшему, Шамилю, — 5 лет.
Помыкались-помыкались Османовы несколько лет и, когда старшие дети, прекрасно закончив школу, поступили учиться в махачкалинские вузы, Галя и Шапиулла, чтобы обеспечить элементарное благополучие семьи, занялись челночным бизнесом. Как правило, ездили за вещами в Польшу. С некоторыми польскими семьями у Османовых завязалась дружба. Младшие дети в Польше даже учились в школе. Старший из сыновей Османовых, Магомед, женился на полячке, и вскоре у молодых родился сын.
Именно в Польше у Османовых появилась мечта — построить в родной Махачкале свой магазинчик и работать честно, по-европейски, для себя и для людей. За три года, получив законное разрешение от бывшего главы администрации Махачкалы, Османовы напротив своего дома, у автобусной остановки, построили трудом исключительно всех членов своей семьи магазин площадью 4 на 6 метров. И при нем примерно такое же по размерам складское помещение. Все задокументировано и зарегистрировано у главного архитектора города и в бюро инвентаризации, в налоговой инспекции. Вокруг магазинчика Османовы, опять-таки получив разрешение, посадили цветы и хвойные деревья, поставили скамеечки. Люди называли эту торговую точку оазисом и приходили сюда с удовольствием — не только купить какие-то товары, но и пообщаться.

Для работы в магазине Османовы также никого не нанимали. Все члены семьи были и продавцами, и грузчиками, и экспедиторами.
Все, кто хоть раз побывал в этом магазинчике, с удовольствием приходили сюда многократно. Улыбчивые и обходительные хозяева обслуживали по-европейски.
А чистота кругом — идеальная. И цветы, цветы, цветы. Галина Николаевна привозила специально для магазина особые сорта из Польши.

…Увы, за свои два года существования не только радость приносил магазинчик людям. Появились завистники и недоброжелатели. Ведь это так непривычно и так раздражает, когда продавцы улыбаются и радуются каждому покупателю, и отдают сдачу всю, до единой копеечки, и поддерживают идеальную чистоту, и не дают никому «на лапу» ни по какому поводу, и исправно платят налоги. Лохи, одним словом.
Напротив магазинчика Османовых некий Ислам, родственник избранного в 1998 году нового главы города — всесильного Саида Амирова, построил автомойку со звучным кавказско-американским названием «Адаминтернешнл». С июля прошлого года этот Ислам из «Адаминтернешнл» начал наведываться в магазинчик Османовых, как правило, со своей до зубов вооруженной охраной (именно так сегодня в Дагестане охраняют владельцев автомоек) и требовать добровольного сноса магазина в связи с планируемым расширением дороги. Свои требования подкреплял якобы желанием мэра города.
Османовы, с их европейской культурой и подходом к проблеме частной собственности, не возражали. Они просили только письменных подтверждений, положенных компенсаций и места для строительства нового магазина.
Поддержали семью Османовых в их законных требованиях и жители микрорайона, и общественность Республики Дагестан: организация инвалидов — ветеранов Чернобыля, где состоял Шапиулла Османов, и независимый профсоюз предпринимателей и водителей Дагестана, и руководители парламента Конфедерации народов Кавказа. Да, собственно говоря, Османовых поддерживали и сочувствовали им подавляющее большинство жителей Махачкалы.
Но владелец автомойки Ислам Гусейханов не унимался. Видимо, право вершить произвол, обижать и оскорблять законопослушных и добропорядочных людей давало 30-летнему бизнесмену родство с мэром Махачкалы Саидом Амировым (Гусейханов — племянник жены мэра).
8 октября прошлого года, в 12 часов, в магазин Османовых приехали двое сотрудников из управления архитектуры и строительства Махачкалы господа Гусейнов и Бутаев, и прямо на холодильнике один из них написал, что предупредил о сносе магазина в течение трех дней.
То есть так просто, по-хамски: ни вам компенсации, ни нового места под строительство. Просто снести, и все.
В этот день вечером, получив пропуск, Галина Николаевна и Шапиулла Юсупович Османовы пытались попасть на прием к мэру Махачкалы Саиду Амирову. Охрана их долго держала у входа в здание администрации города, а затем супруги услышали распоряжение какого-то высокопоставленного охранника: «Мужик пусть ждет на улице, а бабу пропустите!»
Но когда Галина Николаевна, поздоровавшись с секретарем Амирова, подошла к его кабинету, дорогу ей преградил неизвестно откуда появившийся все тот же Ислам из «Адаминтернешнл» и сказал: «Прием закончен».
Как тут не подумать, что реальная власть в столице Дагестана, а возможно, и во всей республике принадлежит владельцам автомоек.
На следующий день, 9 октября 1999 года, в 9 часов утра заместитель главного архитектора Махачкалы Муртуз Магомедов пригнал трактор и попытался снести магазинчик Османовых. Но вандализма не допустили жильцы дома 39-а по Комсомольскому проспекту (здесь жили Османовы, и здесь же, напротив, находился их магазин), а также инвалиды Чернобыля.
Эта атака власти, действующей не по закону, а по уголовным понятиям, была отбита. Но через два дня, 11 октября утром, когда Галина и Шапиулла Османовы находились в юридической консультации, позвонила их дочь Эльмира: начали сносить магазин. В тот момент в магазине БЫЛИ ЛЮДИ.
На этот раз действия заместителя архитектора города Муртуза Магомедова обеспечивались большим нарядом милиции.
Шапиулла Османов, ничего не говоря жене, бросился к детям, находящимся в магазине. Вытащил их фактически из-под трактора, а затем облил себя бензином и поджег. Младший сын, 18-летний Шамиль, бросился спасать отца (присутствовавшие при этом сотрудники милиции стояли как вкопанные). Шамиль пытался вырвать из рук отца канистру с бензином. И загорелся сам.
С ожогами от 35 до 45 процентов отец и сын Османовы были доставлены в ожоговый центр махачкалинской больницы. Галина Николаевна узнала об этом со слов милиционеров, находясь в камере предварительного заключения при Ленинском РОВД Махачкалы. Туда доставили обезумевшую от горя женщину работники милиции.

Слушал я все это, знакомился с десятками различных документов и думал: хотели люди жить на уровне современной европейской культуры, а получили удар от средневекового мракобесия.
Вот оно, то знаменитое постановление мэра Амирова
№ 1137 от 8 октября 1999 года, которое Османовы увидели только после инициированного ими возбуждения уголовного дела.
«Пункт 1. Обязать гр. Османова в трехдневный срок снести павильон собственными силами.
Пункт 2. В случае невыполнения пункта 1 данного постановления управлением архитектуры и градостроительства (Магомедов М.М.) организовать снос.
Пункт 3. Управлению архитектуры и градостроительства г. Махачкалы (Курбанов Б.М.) изыскать новое место под строительство магазина.
Пункт 4. ГУВД г. Махачкалы (Абдуллаев Ю.Н.) обеспечить охрану общественного порядка при сносе».

Шапиулла и Шамиль Османовы выжили, хотя лечатся и по сей день. Год семья Османовых, состоящая из девяти человек (есть еще двое внуков), не имеет средств к существованию. Все, что удалось накопить, ушло на лечение и лекарства (пришлось продать и книги из любимой библиотеки).
Власти не помогали. Зато приходили простые люди разных национальностей, сами еле сводившие концы с концами, и приносили каждый что мог. Я не в состоянии перечислить всех, но о некоторых не сказать нельзя.
Низкий поклон не только от Османовых, но и от автора этих строк и коллектива редакции «Новой газеты» простой семье Атаевых (по национальности кумыков). Вся семья от мала до велика сдала кровь пострадавшим от произвола власти.
Первым принес еду, приготовленную женой оставшимся без средств к существованию детям и внукам Османовых, Али Микаилович Алиев.
Выжили Шапиулла и Шамиль только благодаря величайшей человеческой доброте, искреннему сочувствию многих замечательных дагестанцев разных национальностей.
Когда Галина Николаевна Османова рассказывала об участии простых дагестанцев в их судьбе, она плакала. Пришедшие на работу молодые сотрудницы гостиницы, где проходила наша беседа, плакали вместе с ней.

А дальше, после попытки самосожжения, неравная борьба с властью продолжалась. И снова в этой борьбе Османовы доходили до отчаяния, пытались покончить с жизнью от унижений и безысходности, объявляли голодовку. 5—6 раз районная и городская прокуратуры города Махачкалы отказывали Османовым в возбуждении уголовного дела по факту незаконного сноса частного магазина и доведения людей до самоубийства.
Наконец, после подключения прокуратуры Республики Дагестан и на тот момент исполняющего обязанности генерального прокурора РФ Владимира Устинова, уголовное дело было возбуждено.
Сменились 15 следователей. Некоторые из них откровенно говорили Османовым, что не хотят вести это дело, так как просто боятся связываться с главой города Саидом Амировым.
С десяток покушений было и на тех, кто переходил ему дорогу, и на самого Саида Амирова. Сегодня он передвигается в инвалидной коляске. Где здесь правда, где стечение обстоятельств, сказать трудно. Но все те, кто говорил с нами об Амирове, говорили со страхом в глазах и шепотом, озираясь по сторонам.
Но вернемся к делу Османовых.
Недавно суд Советского района города Махачкалы (тот, где судили Андрея Бабицкого) присудил Османовым 265 тысяч рублей компенсации за уничтоженный магазин и отказал в компенсации за моральный ущерб. Представитель администрации города на суде предложил Османовым 300 тысяч рублей компенсации плюс строительство нового магазина за счет администрации. Но после суда от этих планов представитель администрации отказался.
13 октября по решению Верховного суда Республики Дагестан там же, в Советском суде Махачкалы, было пересмотрено отклоненное ранее заявление Османовых о компенсации морального ущерба.
Османовым присудили 220 тысяч рублей компенсации за моральный ущерб (по 100 тысяч Шапиулле Юсуповичу и Шамилю и 20 тысяч Галине).
Просьба к местным и приезжим грабителям: семью Османовых не грабить, так как этих денег они еще не получили, а если когда-нибудь и получат, то автор этих строк их надежно спрячет.
Хотя все присужденные деньги и не компенсируют реально ни материальные, ни моральные потери семьи Османовых, администрация города уже начала борьбу за отмену этих решений.
Видимо, в детстве мэру Махачкалы и его родственникам не читали известную историю о домике Тыквы из знаменитого «Чиполлино» Джанни Родари.
Поэтому стоит напомнить, что незаконный снос домика Тыквы привел к крушению криминальной власти синьоров Лимонов и Помидоров.

Перед тем как приступить к работе над этим материалом, я много думал и задавал себе разные вопросы.
На вопрос, будем ли мы до конца бороться за торжество справедливости в отношении семьи Османовых, я отвечаю: ДА.
Сумеем ли мы обеспечить физическую безопасность членов семьи Османовым, я отвечаю: НЕТ.
Нужен ли честный бизнес народу Дагестана и России? Говорю: ДА.
Нужен ли он власти сегодняшнего Дагестана? Не знаю. Пусть ответят сами власти республики и города Махачкалы.
Но главное, чтобы они ответили делом — справедливостью по отношению к Османовым.
Для нас — это дело знаковое. Это «Дело о возможности малого честного предпринимательства в Дагестане и России».
Если окажется, что честные предприниматели России не нужны, обратимся к руководству польского государства. Мы гарантируем, что Польская Республика и народ выиграют, если примут прекрасную семью Османовых.
И последнее. Обращаемся с просьбой к руководству МВД Дагестана (А. Магомедтагиров) и России (В. Рушайло) обеспечить безопасность семье Шапиуллы и Галины Османовых, к генеральному прокурору России Владимиру Устинову — взять под личный контроль дело о беззаконии власти в отношении семьи Османовых.

P.S.
После всего пережитого пострадавший больше всех 19-летний Шамиль (он сейчас на инвалидности), самый младший из детей Галины и Шапиуллы Османовых, сказал: «Если бы горел не мой отец, а Саид Амиров, я бы бросился спасать его, как и любого другого человека».

Вячеслав ИЗМАЙЛОВ
23.10.2000

Еще о Саиде Амирове

А также статейки других авторов:

Все статьи об Амирове одной лентой

Смотрите также:

ЧИТАЙТЕ В СЕРОМ ЖУРНАЛЕ:

Али Камалов
Интервью "Эхо Москвы" у Владимира Постанюка – адвоката Саида Амирова и Юсупа Джапарова
Новый процессуальный скандал вокруг дела Саида Амирова
Новости по делу Саида Амирова на 25 февраля 2014 г.
Владимир Постанюк о деле Амирова на 5 марта 2014 г.
Все обвинения против Амирова рухнули!
Новости по делу Амирова на 28 мая 2014 г.
Европейский суд по правам человека рассмотрел жалобу Амирова
Андрей Бабушкин: Инвалида-колясочника я под стражей не видел ни разу!