Почему Абдулатипов провалил поручение С.Нарышкина?

ПОЧЕМУ Р.Г. Абдулатипов провалил поручение С.Нарышкина?
К ЧЕМУ приводит нашу культуру многолетняя кадриль Союза писателей Дагестана с властью и сращение с ней?
ПОЧЕМУ чем больше говорит о культуре власть республики, тем ее меньше?
ЧТО происходит, когда творческие вопросы решаются по закону чиновничьей вертикали?
ПОЧЕМУ хорошие инициативы центра, даже если они в интересах регионов, в регионах же профанируются?
Это лишь малая часть вопросов, которая возникает в связи с поднятой мной проблемой, но у меня получается слишком много букв, поэтому на эти вопросы ответите сами, я лишь поделюсь тем, что знаю.
Со времен перестройки литература, которой наше государство всегда уделяло особое внимание не только как феномену культуры, но и как эффективному инструменту национальной политики, оказалась брошенной на произвол обстоятельств. Эйфорические надежды на то, что рынок решит все наши проблемы, привели к культу денег и бизнеса, и только через два десятка лет государство осознало, что рынок и избранный вариант реформирования образования дали нам поколение, с которым страну можно только и дальше ослаблять.

В 2013 году В.В. Путин выступил на Российском литературном собрании и отметил роль русского языка и национальной литературы в укреплении страны, ее единого литературного пространства, и обещал вернуться к практике поддержки государством переводческой деятельности. Это давно назревшая необходимость, так как национальные литературы давно перестали быть интересными государству, из школьной программы она практически ушла, а с учетом одновременно идущих процессов угасания родных языков и интереса к ним вопрос более чем актуальный.

Затем был объявлен Год литературы, а в этом году 20 февраля в Пашковом Доме в Москве председателем Государственной Думы Федерального Собрания РФ был дан старт Программе поддержки национальных литератур. Благодаря высокопрофессиональным переводам с национальных языков на русский лучшие достижения литературного творчества коренных народов России становились известны во всем читающем мире. Русский язык играл неоценимую роль в этом.

Принятая программа предполагает уже к концу 2017 года издание серии антологий многонациональной литературы страны: тома поэзии, прозы, драматургии и детской литературы. В них будут опубликованы произведения практически на всех языках народов России и переводы на русский язык. С целью отбора и подготовки материала создаются помимо общефедерального региональные редакционные советы, это 52 совета- по одному на каждую национальную литературу.
На официальное открытие от Дагестана была приглашена и я как поэт, председатель дагестанского отделения Союза российских писателей, где тоже выступила вместе с другими приглашенными литераторами из разных регионов.

Бесспорно, это и единственный такой по своим целям, и самый масштабный проект государства в постсоветской России. Очень нужный, позволяющий стране лучше узнать саму себя и наконец вывести национальные литературы и талантливых авторов из замкнутого регионального существования в общероссийское поле. Не говоря уже о том, что это и поддержка авторов, дающая им моральное удовлетворение.

Официальному открытию Программы предшествовала немалая подготовительная работа. 27 ноября 2015 года в Дагестан на имя Абдулатипова Р. Г. было направлено письмо от генерального директора ЗАО «Объединенное гуманитарное издательство» Д.С. Ицковича, который в связи с выполнением им государственного контракта №140-15/15 от 20 ноября 2015 года на выполнение работы «Организация и проведение комплекса мероприятий по поддержке и продвижению переводов на русский язык национальных литератур России», ссылаясь на высказывания В.Путина и поручения С.Нарышкина, просил в рамках проекта федерального значения принять участие и оказать содействие в проведении мероприятия на официальном уровне, в организации мероприятий –встреч с творческой общественностью (поэтами, издателями, филологами, лингвистами, переводчиками), информационном освещении проекта. Завершалось подробное обращение к главе республики следующими словами: «В связи с этим просим Вас, уважаемый Рамазан Гаджимурадович, оказать проекту необходимую поддержку и рассмотреть возможность выделить с Вашей стороны до 30 ноября 2015 года ответственного поданному вопросу». Там же указаны контактные данные ответственного лица со стороны издательства.

Ни до 30 ноября, ни позже никто из администрации главы или правительства не отозвался, делегацию из московского издательства никто не ждал и не встретил. Тогда оно обратилось ко мне и я как председатель литературной общественной организации вместе с Союзом лезгинских писателей, Клубом писателей Кавказа, Академией поэзии организовала встречи с дагестанскими поэтами, писателями, критиками, литературоведами в Махачкале и в Дербенте. В течение двух месяцев после отъезда гостей мы вместе с Институтом языка и литературы ДНЦ РАН, Дагестанским государственным книжным издательством, сотрудниками ДГУ собирали материал для публикации в антологии: подборки произведений наиболее талантливых современных авторов, пишущих на аварском, кумыкском, даргинском, лезгинском, лакском, табасаранском, ногайском, татском, агульском, цахурском и рутульском языках и статьи об этих национальных литературах.

13 декабря 2015 года в Москве прошли мероприятия в рамках готовящейся программы, куда выезжали и наши поэты, а уже после того, как 20 февраля С.Нарышкин дал старт Программе, в Дагестан на имя главы республики вновь ушло письмо с его поручением, но уже не от издательства со ссылкой на имя высокого московского чиновника, а непосредственно по чиновничьей вертикали. И вот тут наш белый дом проснулся и начал действовать. Я вот только понять не могу, от чего зависит реакция главы республики и его команды на поручения и обращения из Москвы от статусных лиц (о нас смертных я не говорю). Значит, их слова и указания имеют значение как руководство к действию только если они лично обратятся? Только так работает чиновничья вертикаль?

Дальше начинается самое интересное. Все литературные организации, работавшие над проектом, оказались задвинуты и выброшены из проекта, вся их работа перечеркнута, и неведомые, но угадываемые проспавшие плохиши с площади вдруг стали вместо если не извинений, а хотя бы благодарности к тем, кто спас их реноме, начинать с нуля и , естественно, передали дело своей литературной канцелярии Союзу писателей Дагестана.

Как известно, от имени Союза и его правления там по сути действуют Ахмедовы, очень плодотворно занимающиеся всегда изданием книг о первых лицах в своем частном издательстве, а в последние годы – изданием книг Абдулатипова как великого литературоведа и поэта. Известно также и то, что Абдулатипов упорно делает вид, что в республике нет литературных союзов кроме того, который сидит на бюджете, а министр культуры Бутаева З, видимо, всегда думает так же, как он. Иначе чем объяснить эту политику культурного разъединения? Так вот, за поручение С.Нарышкина наконец-то на площади взялись. Сроки- апрель, а на конец сентября оно еще не выполнено до конца: Союз писателей Дагестана никак не может придумать биографию некоторым авторам, которых они рекомендовали в антологию. Не знаю, как правильней говорить: Абдулатипов Р.Г. не выполнил поручение, или Союз писателей Дагестана, при этом я имею в виду не столько сроки, сколько суть поручения. При этом я не имею в виду формальное выполнение.

Давайте по существу- а по существу это игнорирование требований С.Нарышкина, профанация целей программы и уничижение нашей культуры, потому что при отборе руководствовались не установленными задачами, а местечковой вкусовщиной и ведомственными интересами. В поручении С.Е.Нарышкина от 9 марта 1916 года сказано, что необходимо формировать состав Федерального редакционного совета «Программы поддержки национальных литератур народов РФ на период 2016-2017» г с участием заинтересованных федеральных органов исполнительной власти РФ, общественных организаций, а также представителей органов госвласти субъектов РФ.
21 марта 16 года за подписью председателя правительства Дагестана уходит письмо С Нарышкину: «Правительство РД, рассмотрев Ваше обращение по вопросу создания в регионе редакционного совета для подготовки антологии современной прозы, поэзии , детской литературы и драматургии народов России из представителей государственных и общественных институтов, сообщает следующее:
Безусловно, руководство республики поддерживает Вашу позицию в части необходимости представления лучших образцов творчества поэтов и писателей Дагестана в общероссийском культурном и литературном пространстве. Литература, занимая значительное место в современной культуре, во многом формирует мировоззрение, вкусы, духовные ценности общества. .. Создание редакционного совета из представителей государственных и общественных институтов РД станет еще одним важным шагом к утверждению в нашем обществе исторически присущих народам нашего Отечества высоких духовно-нравственных ценностей»
Так ли на деле все, как в отчетах? Нет.

Во-первых, состав редакционного совета сформирован келейно Союзом писателей Дагестана (СПД) и состоит только из его членов в то время как требовалось создавать его с участием всех заинтересованных общественных организаций. Тем более, что другие писательские союзы республики уже представили материалы, включив в список талантливых авторов из всех союзов, исходя из художественной значимости произведений. Тем более важно было коллегиально решить этот вопрос.

Во-вторых, отобранные ими материалы не позволяют достойно представлять республику и ее таланты и слова из отчета « руководство республики поддерживает Вашу позицию в части необходимости представления лучших образцов творчества поэтов и писателей Дагестана в общероссийском культурном и литературном пространстве» не соответствуют действительности. Борьба СПД с талантливыми авторами, в том числе через умолчание и выдавливание из литературной жизни, всем хорошо известна, с этим все смирились, потому что за ними поддержка власти, но когда вопрос касается имиджа Дагестана на общероссийской арене, не слишком ли мы дорого платим за невежество власти или умысел СПД?

Почему лакскую литературу представляет не Миясат Шурпаева, талантливая и любимая народом, широко известная в республике, а Магомедов Ильяс, врач и певец, никому не известный публицист и поэт, назначенный Ахмедовыми руководителем лакской секции? Именно его литературную биографию никак не придумают в СПД, никаких сведений о нем в интернете не могут найти в московском издательстве. Вот так выглядит на сегодня попытка статьи о нем: «Магомедов Ильяс Максудович – лакский поэт, публицист, художник, певец. Родился в каком? Году в селе Вачи Кулинского района Республики Дагестан. Окончил Дагестанский медицинский институт. Работает врачом. Печатался ли в журналах? Газетах? Членство в союзе писателей? Заслуженный работник культуры РД. Живет в Махачкале»

Почему сняли из предложенного нами списка великолепную табасаранскую поэтессу Эльмиру Ашурбекову — автора множества поэтических сборников на родном языке, книг в переводе на русский («Легенда о белой голубке»- Махачкала, 2015) и украинский («Горянка» — луганск, 2015) языки. Произведения Ашурбековой ещё с 90-х годов входят в школьную и вузовскую программы по национальной (табасаранской) литературе, включены в множество антологий и сборников, они переведена на русский, украинский, азербайджанский и многие дагестанские языки.
В приуроченном к году литературыСеверо-Кавказскомокружномлитературном конкурсе «Дни поэзии на Северном Кавказе-2015», в котором приняло участие 369 человек из кавказских республик, в том числе 25 авторов из Дагестана, Э.Ашурбекова получила Гран-при. Но она умудрилась, судя по всему, не понравиться чем-то Ахмедовой. Говорю уверенно, потому что я разговаривала с некоторыми членами редакционных советов, составленных ею, и они сам об этом не подозревали. Есть такая практика у нее- заменять собой всех. В том числе и клеветать от имени союза. Впрочем, есть надежда, что после решения суда будет взвешивать слова.

Самые нелепые и неграмотные стихи на русском языке (не знаю, может, на аварском он пишет лучше) у уважаемого Максуда Зайнулабидова, которого рекомендует СПД в антологию. Он, конечно, соратник Ахмедовой, друг Р.Гамзатова и хороший человек, но об этом не знают читатели всей нашей страны и даже зарубежья , куда пойдет книга. Они будут судить о поэзии Дагестана по таким стихам, которые пишет этот поэт:

Вот и члены Госсовета,
И правительства пришли,
И Народного Собрания
Депутаты собрались.
А хотят они увидеть,
Как работа здесь идет,
Чтобы нуждами делился
С ними трудовой народ…

Уже понятно, да? И как СПД представит нашу республику, и почему он так дружит с властью, точнее, власть с ним дружит. И кто от этого выигрывает. И против кого такая дружба оборачивается.
Еще шедевры от «классика», входящего в престижную антологию:
«… Вот уклали шпал последний У последних гаек ряд Затянули. Ликованью Дагестанцев нет преград…»

«Есть еще одна дорога Посреди больших равнин , Чей начальник Эфендиев, Дагестанский наш лезгин»
В документах из Москвы указаны критерии отбора произведений: «тексты должны обладать художественной ценностью, иметь признание профессионального сообщества». Но на качество исполнения поручения ни Москва (чиновничьи структуры) не будут обращать внимания- они доверились редакционным советам на местах и сами вряд ли будут читать , к тому же они не могут знать, какая ситуация с литературными союзами на местах и умеют ли местные власти правильно работать с ними в интересах литературы, ни издательство (там могут скрипеть зубами от ужаса, но им ничего не изменить, потому что издательство обязано действовать строго по инструкции и принимать рекомендуемые с мест произведения.

Мне кажется, что если издательство разъяснит высшему чиновничеству, что творческая работа не может идти строго по ведомственному регламенту, что надо учитывать специфику литературной жизни и опираться не только на материалы, подтвержденные местной властью, знания которой в области литературы очень спорны, то это принесет пользу делу. Но увы, у них свой узкий коридор действий. А с другой стороны, тогда можно ли говорить о выполнении целей программы? Понятно, что в других регионах ситуация лучше и нет таких проблем, хотя вряд ли. Просто степень выраженности проблем разная.

Я думаю, именно поэтому издательство, столкнувшись с полученным качеством материалов, теперь делает акцент не на их качестве, а на том, что антология «представляет языки» многонациональной России. На мой взгляд, было бы лучше, чтобы Москва отбирала из всех присланных материалов то, что войдет в издание, но тогда на бедный центр столько хлынет из регионов жалоб и обид, обвинений, что уж пусть на их совести будет качество отбора.

Но вернемся к ситуации на сегодня . В декабре антология должна выйти в свет, а у нас все сроки предоставления материалов нарушены, об агульской и рутульской литературе в СПД ничего не знают, а представленные им переводы вызывают вопросы. Из письма московского издательства Союзу писателей Дагестана: «.. .ответов на вопросы мы ждали полтора месяца, не дождались. В общем замечании ни слова не говорилось о поэтах, в отборе которых мы целиком и полностью полагаемся на специально для этого созданные советы по языкам на месте.

Речь там шла исключительно о переводах и возможности их воспроизведения в МНОГОЯЗЫЧНОЙ антологии. Прошу еще раз перечитать этот важный пункт и понять его суть. В антологии, где тексты оригинала и перевода находятся друг рядом с другом, не должно быть существенной разницы между ними. Я уже не говорю , что такой практики НЕТ НИГДЕ В ЦИВИЛИЗОВАННМ МИРЕ, но это будет заметно невооружённым глазом даже ребенку. Здесь речь идет не о форме и содержании, а об искусности и других профессиональных качествах перевода… Из агульских поэтов мне известны как минимум двое: Гаджикурбан Алхасов и Камалдин Ахмедов. Их стихи я лично видел, и никаких противопоказаний они у меня не вызвали.. Антология представляет в первую очередь языки и их разнообразие в РФ, и недобор одного, на котором все-таки есть поэзия, делает антологию несколько ущербной и неполной . Этот язык должен быть представлен хотя бы одним поэтом, пускай и не в установленном объеме, а в меньшем. … Очень срочно ждем от Вас материалы, времени не осталось. Иначе выполнение государственного задания ставится Вами под угрозу срыва»

В это же время наше республиканское правительство уже отчиталось. СПД все-таки успеет дослать материалы, и потом будут долго звучать рапорты о том, как мы поддержали культуру, какая у нас богатая поэтами республики. Абдулатипов Р.Г. с привычным пафосом будет говорить, как некогда писал до прихода главой в «Черновике», о том, что « путь регресса Дагестана надо остановить, выводя на арену жизни талантливых людей, воспроизводя традиционную и современную культуру. В новых исторических условиях мы открылись миру, мир открылся для нас, поэтому важно, чтобы было что показать, предъявить, предложить миру…»

Самый хороший проект можно загубить бездарным исполнением. Но при этом можно победно рапортовать, отчитываться, потому что факты есть: комиссия есть? Материалы послали? Книга будет? Ну и все. В нашей жизни потому так много мерзости и застоя, что то, что можно сделать лучше, мы делаем усилиями «своих пацанов» и ждем цацек на шею. И все будут аплодировать. Или молчать. А те, кто выскажется, в очередной раз наступят на те же грабли. Все неизменно. Пока.

Миясат Муслимова