Почему замедлился процесс обновления в Дагестане

Недавние перестановки в ряде ключевых министерств Правительства Республики Дагестан не только актуализировали кадровую повестку в СМИ, но и в очередной раз дали надежду рядовым дагестанцам на какие-то изменения к лучшему. Ожидались дальнейшие пертурбации на республиканском и муниципальном уровнях власти. Но после кратковременного периода громких арестов, посадок и назначений процесс обновления вдруг замедлился. Мы попытались разобраться, с чем связана эта «аритмия» и чего нам ждать от новых членов правительства и властей в целом.

За последние несколько месяцев были назначены министры образования, здравоохранения, экономики и территориального развития, сельского хозяйства, земельных и имущественных отношений. То есть практически полностью обновлен руководящий состав социально-экономического блока. Некоторые из новых назначенцев оказались несколько неожиданными. Другие постоянно находились в обойме кандидатов на повышение в должности и были спокойно восприняты экспертным сообществом и населением. Чем руководствовался врио главы РД и его окружение при выборе кандидатов? И чего нам ожидать от обновленного кабинета министров?

С просьбой прокомментировать кадровую политику при Васильеве и последние назначения мы обратились к общественному деятелю, бывшему министру по национальной политике, информации и внешним связям РД Эдуарду Уразаеву. По мнению Уразаева, осторожная тактика Васильева в подборе и назначении должностных лиц, особенно на первоначальном этапе, была связана с рядом факторов.

Во-первых, это та внезапность, с которой было произведено назначение (не будем здесь вдаваться в процедурные вопросы и роль Народного Собрания РД в этом процессе) самого Васильева. Необходимо было определенное время для анализа ситуации, подготовки, принятия и реализации решений.

Во-вторых, врио главы республики уже давно зарекомендовал себя как человек осторожный и не склонный к импульсивным и необдуманным решениям.

В-третьих, Васильев не хотел делать резких движений и рисковать перед прошедшими в марте выборами президента страны.

Однако по истечении некоторого времени новый руководитель Дагестана перешел от осмотрительной и доброжелательной тактики к тактике точечных арестов и последующих, столь же точечных назначений на освободившиеся посты. Те критерии, которыми он руководствуется при выборе новых кандидатов, вполне понятны. Судя по всему, основными требованиями, предъявляемыми к кандидатам на посты, были непричастность к коррупционной системе, сложившейся в республике, и компетентность.

Уммупазиль Омарова в качестве министра образования, очевидно, была рекомендована врио главы как человек, имеющий репутацию высокообразованного профессионала, не замешанного в различных скандальных историях, которыми порой изобилуют биографии дагестанских чиновников. Доктор юридических наук, с большим опытом работы на посту Уполномоченного по правам человека и в качестве вице-премьера при руководстве Муху Гимбатовича Алиева.

Впрочем, именно к периоду ее омбудсменства есть определенные вопросы. Многие правозащитники и общественные деятели склонны видеть в ней конформиста, который за долгие годы на посту не смог или не пожелал вырвать из цепких рук правоохранителей ни одного подозреваемого/подследственного, в виновности которого были веские основания сомневаться.

Осман Хасбулатов сумел сориентироваться и произвести хорошее впечатление на врио главы в ходе визита делегации официальных лиц РД в Республику Татарстан (осведомленность в вопросах маршрутизации заявок в МФЦ оказалась как никогда кстати). Больше он пока ничем не отметился.

В пользу нового министра здравоохранения сыграло несколько факторов. Доктор медицинских наук, опыт руководящей работы (экс-главврач санчасти УФСБ) и работа в коллективах, мало связанных со взяткополучательством или иными скандалами. Поэтому Гаджиибрагимов не мог не привлечь внимания неформальных рекрутеров из васильевского пула.

Министр сельского хозяйства и продовольствия РД Абумуслим Абдулмуслимов оказался, пожалуй, самым неожиданным назначенцем. Несмотря на наличие профильного образования и даже ученой степени, новый министр никогда не трудился на ниве сельского хозяйства. Однако в правоохранительной системе он свой человек (а это сейчас, как мы уже отметили, очень важный момент). За непродолжительный период нахождения на посту успел «встряхнуть» свой коллектив и муниципалов. А сейчас активно борется с нашествием саранчи.

Таким образом, как считает Уразаев, можно утверждать, что какие-то принципы и критерии при подборе кадров ныне соблюдаются. В отличие от периода абдулатиповского правления.

Тем не менее кадровую политику Владимира Васильева можно охарактеризовать как противоречивую и половинчатую. Выбор кандидатов по-прежнему происходит кулуарно, нет широко обсуждения претендентов (выбивается из этого ряда случай, когда Васильев обратился к аудитории с просьбой рекомендовать кандидата на пост создаваемого Комитета по строительству и архитектуре). Вопрос формирования структуры и состава нового кабинета министров не решен до конца даже по истечении 8 месяцев. Главный руководящий орган республики до сих пор не может полноценно функционировать. Ранее такой подход был объясним. Вероятно, что Васильев, Здунов и Иванов ожидали окончания процесса формирования структуры и состава федерального правительства и каких-то сигналов сверху. Но в Москве по обоим вопросам определились быстро и теперь уже нельзя медлить и руководству Дагестана.

Владимир Абдуалиевич, по наблюдениям Уразаева, в принципе не склонен оперировать концептуальными конструкциями и заниматься морализаторством, как это любил Рамазан Абдулатипов. Он пытается решать конкретные задачи по мере их возникновения, занимается текучкой, реализацией целевых программ и указов президента. И считает, что этого достаточно для эффективного управления.

Есть еще один фактор, который мешает Васильеву вести более динамичную кадровую политику. Фактически кампания по избранию главы РД уже запущена. 9 сентября депутаты НС РД будут выбирать из кандидатов, предложенных президентом страны. В преддверии этого события Васильев не будет форсировать антикоррупционную кампанию, кадровые изменения и административную реформу.

Примечательно в этой связи и его выступление от 14 мая текущего года. На оперативном совещании Васильев заметил, что его-де спрашивают, в том числе и министры: «Надолго ли Вы к нам?». На это он им ответил, что будет работать, пока его поддерживают президент Путин и народ Дагестана.

Последние шаги врио главы РД, продолжение серий уголовных дел, таких как возбуждение уголовного дела против руководителя регионального ВТЭКа Махачева и решительность в вопросе сноса незаконных строек, демонстрируют его намерение работать в Дагестане по крайней мере еще года полтора-два. Такие действия имеют, как палка о двух концах, как позитивные результаты, так и протест электората. Да, Путин при назначении Васильева давал наказ работать до сентября, до выборов. Но серьезных оснований менять его пока нет. Это будет интерпретироваться как непродуманное решение и потеря лица как федеральным центром, так и персонально Васильевым.

Старший научный сотрудник Института проблем рынка РАН Михаил Чернышов видит корень проблем текущей кадровой политики в отсутствии четкой стратегии развития: «Сначала необходимо определить, куда именно двигается Дагестан, артикулировать основные задачи и уже под эти задачи набирать команду. А что мы видим вместо этого? Прошло 8 месяцев со дня назначения нового врио, но мы до сих пор не услышали послания главы РД. До нас до сих пор не довели, как именно мы будем развиваться и будем ли вообще. Вместо этого обозначена текущая повестка, наполненная призывами повысить фискальную дисциплину и укрепить налоговую базу. Но дело в том, что если все задачи Правительства РД сводятся к тому, чтобы посадить максимальное количество чиновников и выжать побольше из владельцев банкетных залов, автозаправок, кирпичных и плиточных заводов («Мараби» успешно поглотил сотни миллионов рублей и теперь объявлен банкротом), то нужны одни специалисты. Если же планируется серьезная работа над инфраструктурными проектами и реальная поддержка предпринимателей, то необходимо привлечь профессионалов другого направления и квалификации.

Что касается последних назначений, то надо понимать, что руководителю необходимо от 3 до 6 месяцев минимум только для того, чтобы вникнуть в суть дела. При этом необходимо отметить, что никто из новых назначенцев не имеет опыта управления в той отрасли, на которую они направлены. Так что, возможно, им понадобится даже больший объем времени.

На одном из семинаров в Институте экономики ДНЦ РАН бывший начальник контрольного управления АГиП РД Акилов предложил следующий способ пополнения бюджета. По его мнению, необходимо разобраться с ситуацией, при которой отчисления в ФОМС за сотни тысяч дагестанцев, работающих за пределами республики, выплачиваются не их непосредственными работодателями, а организациями, зарегистрированными в Республике Дагестан. Решив эту проблему, мы бы пополнили бюджет РД на 1,5 млрд рублей. Вот так экспертное мнение одного специалиста может подсказать, как привлечь в экономику региона сумму, равную годовой выручке целого ряда крупнейших промышленных предприятий республики».

 

Новое дело