Подробности дела Кубасаева

В дагестанских соцсетях и газетах активизировались защитники арестованного начальника УФАС Курбана Кубасаева, подозреваемого во взятках. Именно из-за того, что его надзорный орган закрывал глаза на незаконные торги и госзакупки, в республике и стала возможной деятельность ОПС во главе с Абдусамадом Гамидовым.

Врио главы Республики Дагестан Владимир Васильев, заручившись поддержкой федеральных властей, активно продолжает наведение порядка в коррумпированном регионе. Очередное уголовное дело – в отношении начальника Управления ФАС Курбана Кубасаева. Он был задержан 22 марта сотрудниками ФСБ и МВД, и в тот же день этапирован спецбортом в Москву, где Басманный районный суд 23 марта санкционировал по ходатайству следствия его арест сроком на два месяца.

Защита Кубасаева пыталась доказать, что для него будет якобы достаточно и домашнего ареста, а не заключения под стражу. Однако позиция следствия и прокуратуры заключалась в том, что Кубасаев может скрыться либо повлиять на свидетелей. Обвинения, выдвинутые в отношении него, действительно грозные – Главное управление по расследованию особо важных дел Следственного комитета РФ вменяет ему ч. 6 ст. 290 УК РФ (получение взятки в особо крупном размере). Если вина Кубасаева будет доказана, то ему может грозить до 15 лет лишения свободы.

По версии следствия, в период с 2013 по 2015 год Кубасаев систематически получал от директора ГКУ «Дирекция единого государственного заказчика-застройщика» Шамиля Кадиева взятки – в виде денег и имущества (дорогие швейцарские часы Hublot и коллекционное охотничье ружье Fabarm Axis, которые изъяты в ходе обысков в доме чиновника) на общую сумму более 3 млн. рублей.

В обмен на взятки Кубасаев оказывал Кадиеву общее покровительство, проще сказать, закрывал глаза на нарушения при проведении дирекцией аукционов на право заключения государственных контрактов. За этот период крупнейшие подряды получали два юридических лица – АО «Дагестанстрой» и ООО «Град-Строй».

Основанием для задержания Курбана Кубасаева стала оперативная информация, которая тщательно собиралась сотрудниками МВД и ФСБ в течение двух лет. Именно она легла в основу уголовных дел, возбужденных в феврале в отношении врио председателя правительства Дагестана Абдусамада Гамидова и его подчиненных – врио вице-премьеров Шамиля Исаева и Раюдин Юсуфов, а также двух министров, образования и науки Шахабаса Шахова и строительства, архитектуры и ЖКХ Ибрагима Казибекова. Все они (за исключением Казибекова, который ударился в бега и объявлен в федеральный розыск) также были арестованы Басманным райсудом Москвы и заключены под стражу.

Обвинения строились в том числе на показаниях фигурантов дела, возбужденного в отношении Шамиля Кадиева еще в октябре 2015 года. В этом деле – множество эпизодов, связанных с хищениями бюджетных средств, выделенных на крупные социальные и инфраструктурные объекты: в частности, автодорогу «Махачкала – Каспийск», турбазу «Орлиное гнездо», коммунальных сетей «Дагагрокомплекса» и центра для временного содержания иностранных граждан в Махачкале.

Кадиев, которому уже больше нечего терять, и дал показания не только на Кубасаева, но и на чиновников республиканского звена. В 2015 году проходили по этому делу также двое чиновников из Буйнакского района – бывший районный глава (и сын спикера Народного собрания) Даниял Шихсаидов и руководитель МФЦ Кагир Магомедов.

По версии следствия, вместе с Кадиевым они похитили из бюджета 14,6 млн. рублей, выделенных на приобретение здания с земельным участком для размещения детского сада на 50 мест в селе Халимбекаул. Это было бывшее здание ресторана «Шуринка», стоимость которого не превышала 12 млн. рублей.

Криминальные связи чиновников переплетались причудливо, ибо они окончательно потеряли ощущение границы между «своим» и государственным. В частности, вице-премьер Шамиль Исаев фактически владел (и контролировал через подставного директора) туристическую базу «Орлиное гнездо» в поселке Гуниб, и благодаря поддержке Гамидова добился ее включения в республиканскую адресную целевую программу. Средства на создание инженерной инфраструктуры осваивались по линии ГКУ «Дирекция единого государственного заказчика-застройщика», возглавляемой Кадиевым. А «закрыл глаза» на заведомо необоснованное завышение сметной стоимости работ УФАС во главе с Кубасаевым.

Все уголовные дела, возбужденные в течение двух лет, в конечном итоге и были объединены в одно, производством которого занялось Главное управление по расследованию особо важных дел СКР. Действия Гамидова и его сообщников квалифицируются следствием как мошшеничество, основной целью которого было хищение бюджетных средств.

Кубасаев в этой ситуации, фактически, и является ключевой фигурой – ведь все торги и закупки должно было контролировать именно его управление. А масштаб хищений свидетельствует о том, что он мог покровительствовать не только одному Кадиеву – так что наверняка в деле появятся еще и новые эпизоды.

Меж тем в некоторых дагестанских изданиях и соцсетях уже начали гнать информационную волну: якобы, какой же Кубасаев, возглавляющий Дагестанское УФАС уже ровно двадцать лет, грамотный и честный руководитель. Вспомнили, что он в 1999 году участвовал в народном ополчении, противостоя вторгшимся в Дагестан боевикам Басаева и Хаттаба. За участие в боевых действиях Кубасаев был награжден медалью «За отвагу».

Но вот только какое отношение события двадцатилетней давности имеют к его сегодняшней честности и неподкупности?! Тем более, что, как сообщает Следственный комитет, уже проверяется причастность Кубасаева к другим коррупционным преступлениям.

Тимур Иванов

Источник