Поробности разноса, устроенного Хлопониным главам регионов СКФО

Руководство Дагестана несет прямую ответственность за резкое ухудшение платежной дисциплины в сфере ЖКХ республики. Принимая сомнительные управленческие решения и продвигая в руководство энергокомпаний своих людей, дагестанские власти только усугубили остроту проблем в региональной электроэнергетике. 

Жалобная книга Абдулатипова

Очередной громкой отставкой в дагестанской энергетике стал уход с поста гендиректора Дагестанской сетевой компании (ДСК) Гимбата Гимбатова, состоявшийся после недавнего совещания по проблемам топливно-энергетического комплекса СКФО под председательством вице-премьера Александра Хлопонина.

Вскоре после этого совещания в распоряжении КАВПОЛИТа оказался документ, проливающий определенный свет на контекст, в котором Хлопонин в очередной раз подверг жесткой критике ситуацию с дисциплиной в платежах за услуги ЖКХ в регионе.

Речь идет о письме на имя премьер-министра Дмитрия Медведева от 19 сентября, подписанном главой Дагестана Рамазаном Абдулатиповым.

energo

energo1

В этом письме Абдулатипов попытался возложить основную ответственность за накопление задолженности республики за электроэнергию на электросетевую компанию «МРСК Северного Кавказа».

Ей напрямую подведомствены две ключевые энергокомпании Дагестана – ПАО «Дагестанская энергосбытовая компания» (ДЭСК) и АО «Дагестанская сетевая компания» (ДСК).
Именно в результате «неверно выстроенной работы» этих двух организаций, по версии, изложенной в письме, и образовалась основная часть задолженности Дагестана за электроэнергию – порядка 14,1 млрд рублей, или почти 74% от ее общего объема.

Основные претензии Дагестана в адрес «МРСК Северного Кавказа» таковы.

Во-первых, сказано в письме, компания не проводит консолидацию сетевых активов Дагестана, «ссылаясь на нехватку средств». Именно эта задача была сформулирована в качестве одной из ключевых в момент создания ДСК в середине прошлого года.

Кроме того, по мнению Абдулатипова, у «МРСК Северного Кавказа» отсутствует взаимодействие с главами муниципальных образований республики, неудовлетворительно поставлена работа по ремонту и реконструкции электросетей.

Во-вторых, глава Дагестана обращает внимание премьер-министра на проблемы в сфере кадровой политики «МРСК Северного Кавказа».

«Назначения и переназначения руководителей проводятся порой по указаниям криминальных авторитетов, находящихся в международном розыске, или из числа их ближайшего окружения», – говорится в письме без указания на какие-либо конкретные персоналии.
В качестве основного способа преодоления кризиса в отрасли Рамазан Абдулатипов видит создание в Дагестане отдельной структуры с прямым подчинением ПАО «Россети» (головного холдинга для «МРСК Северного Кавказа»), «занимающейся транспортировкой электроэнергии, реализацией и сбором платежей за поставленную электроэнергию».

Поставить соответствующее предложение перед руководством «Россетей» глава Дагестана просит Дмитрия Медведева в конце своего письма.

«А.Г.Хлопонину. О.М.Бударгину [генеральный директор ПАО «Россети»]. Что с задолженностью? Проработайте вопрос о создании в республике организации, непосредственно подчиненной ПАО “Россети”», – такую беглую резолюцию наложил на письмо Рамазана Абдулатипова премьер-министр 10 октября.

Уже на следующий день вице-премьер Александр Хлопонин провел в Ессентуках совещание, на котором подверг ситуацию в топливно-энергетическом комплексе СКФО убийственной критике, посулив главам регионов с наиболее высокими энергодолгами поставить вопрос об их эффективности.

Нет никакого сомнения, что первым кандидатом в данном случае является Рамазан Абдулатипов, поскольку по абсолютному объему энергодолгов Дагестан возглавляет «хит-парад» регионов СКФО с большим отрывом от преследователей.

Философский «развод»

С формальной точки зрения претензии Абдулатипова к «МРСК Северного Кавказа» выглядят обоснованно.

По отношению к Дагестанской энергосбытовой компании (ДЭСК) и Дагестанской сетевой компании (ДСК) ПАО «МРСК Северного Кавказа» выполняет функции единоличного исполнительного органа, а для ДСК еще и является стопроцентным собственником.

Однако это обстоятельство отнюдь не снимает ответственности за результаты деятельности энергокомпаний с руководства Дагестана, которое проявляет живейший интерес к тому, чтобы «порулить» энергетикой. Собственно, плодом этого интереса и стало само создание ДСК в июне прошлого года.

Еще в 2014 году Рамазан Абдулатипов обратился к руководству страны с предложением создать в Дагестане новую энергокомпанию, которая объединяла бы два разных вида деятельности – передачу электроэнергии (сети) и ее реализацию (сбыт).

В начале апреля прошлого года глава Дагестана на встрече с руководителем «Россетей» Олегом Бударгиным заявил, что новая структура с предполагаемым названием «Дагэнерго» сможет начать работу уже в июле.

Однако на пути этого начинания стало дагестанское УФАС, напомнившее, что объединение сетей и сбыта прямо противоречит федеральному законодательству.

Поэтому идея создания единой энергокомпании была заблокирована, но вместо нее у руководства Дагестана тут же родился следующий проект – новая сетевая компания (ДСК).

Как доктор философских наук и практикующий философ, облеченный властью, Рамазан Абдулатипов наверняка знаком с принципом «бритвы Оккама» – не следует создавать сущностей помимо необходимых.

Создание ДСК как раз и было нарушением этого принципа, поскольку в Дагестане на тот момент уже существовала собственная сетевая компания под управлением «МРСК Северного Кавказа» – ОАО «Дагэнергосеть».

Безусловно, это была проблемная, обремененная долгами, стоящая на грани банкротства структура, однако шансы на ее санацию и спасение явно присутствовали.

Для сравнения можно вспомнить, что ДЭСК тоже достаточно долгое время ходила под банкротством, однако в мае этого года суд отказался признать компанию несостоятельной.

В случае же с сетевой компанией было принято иное решение – создать новую структуру под тем предлогом, что она будет чиста от долгов и, предположительно, не повторит пагубного пути своей предшественницы.

Соглашение о создании ДСК Рамазан Абдулатипов и генеральный директор «МРСК Северного Кавказа» Юрий Зайцев подписали на экономическом форуме в Санкт-Петербурге в июне прошлого года.

Генеральным директором ДСК стал 34-летний Гимбат Гимбатов – человек, прежде не имевший никакого отношения к энергетике (его предыдущая должность – заместитель министра связи и телекоммуникаций в правительстве Дагестана).

Но зато новоиспеченный топ-менеджер был выходцем из правильного тухума – супругом внучки поэта Расула Гамзатова, которому покровительствовал сам Рамазан Абдулатипов.

Гимбатов же на некоторое время стал и временным управляющим ДЭСК после того, как в конце прошлого года этот пост покинул Джамал Касумов – представитель конкурирующей группы влияния вокруг сенатора от Дагестана Ильяса Умаханова.

Всего через несколько месяцев оказалось, что новая сетевая компания ничем не отличается от старой.

По итогам 2015 года чистый убыток ДСК составил 1,15 млрд рублей, а кредиторская задолженность – 1,8 млрд рублей.

В интервью дагестанскому еженедельнику «Черновик» в середине сентября председатель совета директоров ДСК Михаил Гашимов сообщил, что основная причина этого – высокий уровень потерь электроэнергии, порядка 25-30%.

Потери же, в свою очередь, складываются из неудовлетворительного технического состояния сетей и воровства электричества.

При этом Гашимов постарался придать проблеме воровства если не второстепенный, но не сверхзначимый характер.

«Безусловно, хищения есть, но это небольшой процент, хотя многим кажется, что основная проблема именно в этом. После того как мы начали контролировать, масштабно воровать стало просто невозможно», – заметил он в интервью.

Между тем сразу же после того, как в конце мая в Дагестане состоялось закрытое совещание под председательством Олега Бударгина, в дагестанской энергетике полетели головы руководителей всех звеньев.

«В Дагестане мы разворошили осиное гнездо», – констатировал в одном из недавних интервью гендиректор МРСК СК Юрий Зайцев.

В этом контексте утверждения главы Дагестана о том, что назначения в энергокомпаниях происходят по указке криминальных авторитетов, звучат весьма странно.

Тляратинский преемник

Наконец после совещания в Ессентуках с Александром Хлопониным настала очередь и генерального директора ДСК Гимбата Гимбатова, который в тот же день сложил свои полномочия. О его новом месте работы пока ничего не известно.

По информации источников КАВПОЛИТа, сразу после совещания в Ессентуках Рамазан Абдулатипов попытался пробиться на прием к Дмитрию Медведеву, однако сделать ему это не удалось.

Еще один неприятный эпизод поджидал главу Дагестана в администрации президента РФ, где на днях лауреатом первой премии за вклад в укрепление единства российской нации был признан экс-глава Дагестана Магомедали Магомедов.

Имя Рамазана Абдулатипова, имеющего репутацию видного специалиста по межнациональным отношениям, тоже входило в шорт-лист премии, но за него не было подано ни одного голоса.

Однако желание «порулить» энергетикой у главы Дагестана, похоже, не исчезло.

Как сообщают дагестанские источники, новым гендиректором ДСК станет 28-летний Магди Гитинов.

Гитинов Магди

Гитинов Магди

Ранее он работал заместителем Гимбата Гимбатова, а до этого – заместителем руководителя в Агентстве по энергетике Дагестана, которое просуществовало всего год и месяц, с октября 2014 по ноябрь 2015 года.

Магди Гитинова называют родственником Рамазана Абдулатипова (мужем его племянницы).

По имеющимся данным, отец Магди Гитинова Шейх Гитинов является начальником жилищно-коммунального отдела администрации Кировского района Махачкалы и земляком главы Дагестана – уроженцем Тляратинского района республики.

Кавполит