Рамазан Абдулатипов о переговорах Путина и Эрдогана

Рамазан Абдулатипов: Наградят ли теперь нас с Чагларом? Главное, чтобы не наказали.

Об этом глава Дагестана, который, по информации газеты Hurriyet вместе с турецким бизнесменом был посредником в организации встречи Путина и Эрдогана, заявил Радио “Комсомольская правда”.

Как сообщают СМИ, началу нормализации отношений России и Турции помог турецкий бизнесмен Джавид Чаглар. Об этом, в частности, газете Hurriyet рассказал пресс-секретарь турецкого президента Реджепа Тайипа Эрдогана Ибрагим Калин. У Чаглара есть текстильный бизнес в Дагестане, он руководит турецким холдингом «Нергиз», производящим нитки и ткани. Отмечалось также, что бизнесмен знаком с главой Дагестана Рамазаном Абдулатиповым.

Джавит Чаглар

Джавит Чаглар

Абдулатипов же, указывает Hurriyet, имеет возможность связаться с Президентом России Владимиром Путиным через помощника главы государства Юрия Ушакова.

Эрдоган, по данным издания, согласился поручить Чаглару контакты с Ушаковым. После этого стали писать черновик письма Эрдогана Путину. В течение мая и июня при посредничестве Чаглара и Абдулатипова письмо редактировалось обеими сторонами несколько раз.

“Вооружившись” этими фактами, я позвонил главе Дагестана…

– Да!

Глава Дагестана Рамазан Абдулатипов о переговорах Путина и Эрдогана– Рамазан Гаджимурадович, буквально пару вопросов по итогам переговоров. Как вы оцениваете, что такой вот прорыв между Турцией и Россией?

– Я считаю, что это, прежде всего, последовательная позиция, мужественная позиция, патриотическая позиция Владимира Владимировича Путина. И мудрость, проявленная им в разрешении этого конфликта. Потому что прекратить конфликт требовалось больше мужества, чем продолжать его.

Я считаю, что здесь была проявлена мудрость и со стороны президента Эрдогана. Также им тоже было проявлено мужество и понимание той трагедии, которая там случилась.

– Если бы вот конфликт продолжался, какая могла бы возникнуть опасность, нарастание напряженности или что бы нас ожидало? Нас и Турцию. И весь этот регион…

– Нарастание напряженности, оно работало бы на противников, на оппонентов и России, и Турции. В том числе и по западно-американскому направлению, в том числе и по ИГИЛу, и по многим другим параметрам. Потому что многие, к величайшему сожалению, радовались этому конфликту, в том числе, и с точки зрения экономических вопросов, получения выгоды от этого конфликта целым рядом стран. Поэтому – переговоры в Санкт-Петербурге были в интересах и России, и Турции. И одновременно тех стран, которые стали взаимодействовать. Прежде всего, это и Азербайджан, и другие страны.

– Сейчас идет восстановление наших отношений. Чуть-чуть не сказал «по всем фронтам». По всем направлениям, вплоть до того, что и овощи, и фрукты снова пойдут из Турции, и туристический поток увеличится. Как Дагестан, в частности, в этом направлении будет работать?

– Для Дагестана важны не столько овощи и фрукты, потому что овощей и фруктов у нас хватает. Просто нашим столицам, и городу Москве, и нашей культурной столице Санкт-Петербургу надо с Дагестаном работать так же, как они порой работают с Турцией, с другими странами. Хотя бы. Это первый момент.

Как сообщают СМИ, началу нормализации отношений России и Турции помог турецкий бизнесмен Джавид Чаглар.

Но с точки зрения экономических интересов, для нас очень важны инвестиции турецкие. Потом у нас из-за конфликта остались замороженными пару хороших проектов, в частности, строительство текстильной фабрики на 4 с половиной тысячи работающих женщин.

– Это интересно.

– Для нас это важно – активизация этих отношений. Для Дагестана вопросы курортные, вопросы продуктов, – не так значимы. У нас все это есть, что есть в Турции. И в этом плане мы привлекаем сейчас некоторые турецкие компании по строительству пятизвездочных отелей и всей инфраструктуры для отдыха в самом Дагестане.

– А сколько времени может пройти для того, чтобы восстановили связи? Я знаю, что вы этот вопрос изучаете и по линии строительства, и по линии инвестиций. Турки строят очень хорошо. И так далее…

– Это будет зависеть от нашей эффективности, от нашей активности. К сожалению, у нас чрезвычайно долго рассматриваются разного рода документы, в том числе, и получение кредита. Вот Внешэкономбанк нашу заявку совместную с турками по текстильной фабрике рассматривал три года. Так и не пришли вообще к окончательным результатам. Разве может три года рассматривать? Пока мы рассматриваем…

Я даже посмотрел по цифрам, пока мы изучаем документы нашей текстильной фабрики, таких текстильных фабрик более 50 за это время было построено в Китае. То есть, нельзя работать с такой скоростью как у нас мы работаем. У нас неоднократно президент Владимир Путин говорит о снятии разного рода барьеров, а на самом деле барьеры существуют. И они очень мешают активизации сотрудничества, в том числе, и с Турцией, в том числе с Ираном и так далее.

– Вчера на всех произвело впечатление то, что вот то извинение, эта фраза с просьбой о прощении со стороны главы Турции, – она прозвучала, оказывается, на русском языке. По поводу сбитого нашего истребителя.

На вас это произвело впечатление, что именно Эрдоган написал по-русски…

– Для этого тоже требуется и мужество, и мудрость. Понимаете? Это тоже не просто. Особенно на фоне накачивания патриотического угара, который был на каком-то этапе, проявить это.

Это тоже многое значило для Эрдогана. Это еще раз говорит о том, что при всей критике в его адрес, это один из выдающихся государственных деятелей. И, кроме того, я знаю, что он с величайшим уважением относится к Владимиру Владимировичу Путину. И то, что Владимир Владимирович Путин дал возможность выйти из этого конфликта, то есть, проявил тоже огромную мудрость государственную, то есть, это продолжение… Это даже не новое что-то. Это есть возобновление, продолжение того очень близкого, очень продуктивного взаимодействия, которое было налажено несколько лет подряд между Владимиром Владимировичем Путиным и президентомЭрдоганом.

– Сегодня все газеты, в том числе и «Комсомольская правда» вышла, пишут, что бизнесмен Джавид Чаглар, которого вы хорошо знаете, – якобы вот он был посредником при организации встречи Путина и Эрдогана… Вы же хорошо знаете господина Чаглара. Вы ничего такого не наблюдали?

– Джавид Чаглар мой друг. И он был один из тех, кто переживал из-за этого конфликта. И я тоже переживал из-за этого. Потому что я болею за свою Родину. Все это есть.

Но, вместе с тем, я еще раз подчеркиваю, никакой Джавид Чаглар или еще кто либо другой не решает вопросы такого уровня. Это вопросы уровней глав двух государств. И только. А если даже кто-то там чем-то помогал, это все является сопутствующим. А самое главное, это позиция, мудрость глав двух государств.

– Вы намекаете, извините меня за восточную хитрость такую, на то, что сведения о том, что Рамазан Абдулитипов тоже сыграл здесь какую-то роль, то есть, вы помогли как-то через некоторых сотрудников администрации президента связаться Путину и Эрдогану. Это так, да?

– Я еще раз подчеркиваю, это работа полностью, изначально, инициатива и конечное решение – это все находится в руках двух президентов. А все остальное – это не имеет такого значения, чтобы об этом писать или говорить. И так далее.

– Тем не менее написали. И мы написали. Вы сказали, что он ваш друг. Вы сколько уже, давно дружите?

– Лет пять, наверное.

– Я имею в виду Джавида Чаглара.

– Нет, мы знали друг друга раньше, но дружим, взаимодействуем уже очень активно более трех лет, потому что для нас очень интересен проект, который он хочет вести по Дагестану. Это был бы базовым проектом для республики, потому что для нас очень важно занять работой, прежде всего, женщин.

И, более того, у нас на этом заводе по нашему совместному согласованию предусмотрены более тысячи мест для детских садиков, для дошкольных образовательных учреждений. То есть, это проект даже не столько экономический, сколько социальный. Это уникальный проект. И я надеюсь, что мы получим поддержку, в том числе, и от руководства наших стран.

– А вы же хорошо турецкий язык знаете?

– Я турецкий язык хорошо не знаю. Просто турецкий язык похож на азербайджанский, а азербайджанский – на кумыкский язык. А я учился в городе Буйнакске, поэтому немного знаю тюркский язык. Немножко.

– А вы уже с Джавидом Чагларом обсудили успешные итоги встречи Эрдогана и Путина?

– Нет. Чего нам обсуждать? Кто мы такие, чтобы обсуждать итоги? Но мы еще раз поздравили друг друга с тем, что наши руководители проявили волю, мудрость. И мы гордимся своими руководителями.

– Вы как, вина выпили? Да? Или как?

– Знаешь, он в Турции. Я сейчас в Осетии. Пока такая форма виночерпия, винопития – чтобы на расстоянии – не придумана.

– Но, в принципе, поздравили друг друга. И, наверное, предпоследний вопрос. Я не случайно спросил вас про турецкий язык, потому что вот некоторые наблюдатели не исключают, что это в том числе и ваша инициатива, чтобы фраза, где Эрдоган извиняется, прозвучала на русском языке. Это так? Или не будете это как-то…

– Фразы тоже имеют значение. Но я еще раз хочу сказать, самое важное значение имел высокий уровень понимания значимости продолжения того доброго продуктивного диалога, который складывался уже не один год между нашими странами и между нашими лидерами. И, слава богу, что мы получили сейчас возможность продолжить этот диалог.

– Хотелось бы услышать откровенный ответ на вопрос. Сейчас все обсуждают итоги и думают: а турки не обманут? Потому что были же резкие формулировки нашего руководства. А правильно мы теперь сделали? А как дальше будет?

– Понимаете, каждый шаг, который делается в сторону взаимопонимания, прощения, понимания, сочувствия и так далее, эти все категории этические, они имеют очень большие политические и экономические перспективы. Остальное будет зависеть от конкретных людей, от их активности.

Главы государств открыли возможность возобновления нашего сотрудничества по всем направлениям. А дальше как это будет развиваться – зависит от конкретных людей, от конкретных ответственных лиц и так далее. Я думаю, каждый из нас, помня о том, что мы были в тяжелейшем конфликте, должны радоваться и способствовать выходу из этого конфликта. И чтобы преодолеть последствия этого конфликта. В том числе психологически и морально. И так далее. И для этого требуются долгие годы терпеливой работы и терпеливого взаимодействия.

– У нас это получится, да? И спасибо огромное передайте Джавиду Чагвару за его посредническую миссию между Эрдоганом и Путиным. И мы тоже так же вам выражаем благодарность, что вы как известный политик не только федерального масштаба, но и международного, так же внесли, насколько нам известно, как я понял, весомый вклад в укрепление связей между Россией и Турцией, между Путиным и Эрдоганом. Спасибо вам огромное.

– Наш вклад полностью зависит от воли и возможностей, которые нам дают наши главы государств.

– Спасибо огромное.

– Это напиши обязательно!

– Спасибо за достаточно откровенное интервью. Очень многое теперь понятно.

– Я старался очень дипломатично.

– Вы настоящий дипломат. Вас, думаю, с Чагларом, может, теперь и наградят.

– Главное, чтобы не наказали. (Смеется)

Источник: “Комсомольская правда”

ЧИТАЙТЕ В СЕРОМ ЖУРНАЛЕ:

Приговор командиру Ту-154 "Авиалиний Дагестана" Закарже Закаржаеву
Гейдар Джемаль о деле Саида Амирова
Сайгидпаша Умаханов не уйдет
Балкария благодарит дагестанцев за поддержку борца Мусакаева
В Буйнакске задержан помощник главы города Юсуп Бартыханов
Появился новый кандидат на должность главы Буйнакска
Абдулатипов. Прогноз на отставку, к сожалению, отрицательный
Почему Кремль убрал с предвыборной дороги дальнобойщиков, но открыл путь для жены муфтия?
В Сергокалинском районе неправильно законсервированные рудники стронция отравляют население