Рамазан Джалалдинов заявил, что скрывается, опасаясь повторить судьбу спортсмена Мурада Амриева

Рамазан Джалалдинов, критиковавший чеченских чиновников, заявил, что скрывается, опасаясь повторить судьбу спортсмена Мурада Амриева. По мнению Джалалдинова, семья которого обратилась на «прямую линию» к Путину, устной гарантии президента недостаточно, чтобы разрешить его проблему.

Как писал «Кавказский узел», президент России в ходе «прямой линии» 15 июня не ответил на обращение родных Рамазана Джалалдинова, и они теперь опасаются негативной реакции на просьбу вернуть главу семьи домой.

Сам Рамазан Джалалдинов заявил, что и не думал, что его семья запишет обращение к Путину.

«И обрадовался этому очень. Очень жаль, что их обращение пока остается без ответа. Может, все-таки Владимир Путин, если не мне, то этим девочкам как-нибудь ответит. Ведь он как глава государства обязан ответить гражданину, когда тот просит помощи. Если я виновен, пусть меня накажут по закону. Но почему я должен прятаться?» — заявил корреспонденту «Кавказского узла» Рамазан Джалалдинов.

Он отметил, что плакал, когда увидел видеообращение своей жены и дочерей.

При этом Джалалдинов считает, что устной гарантии Путина недостаточно, чтобы разрешилась его проблема, так как уже были другие устные договоренности, которые не были выполнены.

«Мне на словах обещали неприкосновенность, я же давал слово молчать. Мне также обещали восстановить сожженный дом, но так этого и не сделали. А затем еще угрозы продолжились», — говорит Джаладинов.

По словам мужчины, он дважды пытался пробиться к Кадырову. «Когда он был у нас в районе, меня не пропустили через кордоны полиции. Потом мне еще предъявили претензии, что разговаривал с Милашиной (журналистка «Новой газеты» Елена Милашина, – прим. «Кавказского узла»). Но мало ли по какому вопросу я мог с ней общаться», — говорит Рамазан Джалалдинов.

Он считает, что для его возвращения домой необходимо иметь письменное, юридически обоснованное основание. «Я думаю, что со мной могут поступить как с Мурадом Амриевым — как поймают, сразу привезут в Чечню для каких-нибудь действий. Поэтому должно быть письменно закрепленное юридическое обоснование моего права вернуться домой», — подчеркнул мужчина.

Джалалдинов также сообщил, что отобранный у него силовиками в Чечне паспорт до сих пор ему не вернули. «И практически у меня нет возможности ничего делать без него. Только в магазин выхожу. Не могу медицинскую помощь получить или что-то еще сделать», — посетовал Рамазан Джалалдинов.