Расклады на дагестанские кланы — 1

Прогнозы – вещь не благодарная, — как нельзя кстати уместные слова, если брать в расчет череду непредсказуемых событий в повседневной жизни южного форпоста России – республики Дагестан. Алгоритм резонансных, оттого и громких информационных поводов наглядно демонстрирует переформатирование рычагов влияния на некогда конфликтную местность страны. Учитывая при этом традиционную многослойность и плотность культур на душу населения, прецеденты, ровно как и их последствия, сметают рамки привычной обыденности и обещают не мало интересных событий уже этим летом.

Абсолютная лояльность южан перед федеральным центром характерно отражена на протяжении ударной трехлетки, начавшейся с ареста одиозного экс-мэра дагестанской столицы. Под этот аккомпанемент в республике начала активно формироваться группа риска из числа крупнокалиберных и некогда неприкасаемых чиновников, чье имя среди прочих вальяжных эпитетов обозначалось как могущественное и влиятельное. И в этом контексте абсолютно ясно, что громкое дело бывшего хозяина Махачкалы не просто стало поворотным событием в жизни региона, но и указало на высокую уязвимость влиятельных кланов перед государственной машиной, в расход которой попались десятки представителей криминальных сообществ.

Высокодотационный регион достаточно широк и обширен во всех пониманиях; с одной стороны — более двадцати отличных друг от друга этносов, с другой – связанная с национальностью избирательность при расставлении точечных паритетов во властных структурах региона. В такой незамысловатой схеме каждая из ключевых должностей региона распределена с долей рационализации национального фактора. Таким образом, в современной истории Дагестана должности первого лица занимают традиционно представители аварского и даргинских этносов  — 1-й и 2-й по численности национальности по результатам переписи населения. В таких реалиях, должности третьего или второго лица республики, как железное правило, остаются за кумыкским этносом, — представителями коренной народности республики, коих насчитывается более 430 тыс. в регионе. Так, на сегодняшний день, вторая по влиятельности должность в республике, после Рамазана Абдулатипова, закреплена за 69-летним кумыком Хизри Шихсаидовым.

Шихсаидов

Априори должность главы республики в не всяких сомнений — первая по рангу в регионе. Но, как в целом во мнении сходятся политические эксперты, в текущем году 2-я по значимости фигура председателя парламента республики будет котироваться на уровне первого лица, и возможно даже выше него. Причина – предстоящие выборы в 6-й созыв Народного Парламента и Госдуму РФ. В обоих случаях фигура Хизри Шихсаидова окажется ключевой по трем причинам: а) он главное лицо дагестанского отделения партии Единая Россия; б) он напрямую будет влиять на проходную квоту депутатов по спискам Единой России; в) амбиции «денежных мешков» аккумулируются в появление возможности для накопления ценных активов.

В сентябре текущего года в республике пройдут выборы. Народ проголосует за тех, кто в ближайшие 5 лет будет представлять интересы дагестанского общества в региональном и федеральном парламенте. Однозначно, что полный патронаж Шихсаидова по части предвыборных интриг потенциально усилит его роль в политической жизни республики. Однако нельзя скидывать со счетов и тот факт, что главный парламентарий республики сегодня переживает не самый яркий этап своей политической карьеры, связанный с домашним арестом собственного чада Данияла Шихсаидова, а также крахом находящегося в относительном родстве с кланом Шихсаидовых экс-главы Дербентского района Курбана Курбанова, чья деятельность также вызвала множество вопросов у правоохранительных органов.

Сегодня дагестанцы свидетели явного кризиса, и государственного, и кадрового, и общественного. В горной республике нет ни одной гражданской формации, которая смогла бы что-то противопоставить деструктивным силам. Удивительное дело, но обыватель настолько привык к прагматизму, что предстоящий общероссийский день голосования воспринимается общественностью в высшей степени негативно, — именно такую инерцию задал чиновничий балаган из криминальных 90-х, вдоль и поперек дискредитировавший себя в глазах народа.

Отрицательные эмоции, как известно, сильнее положительных. Поэтому ни один из занимающих десятилетиями высокопоставленные должности чиновник не удостаивается и малой доли положительных отзывов. Напротив, глядя на транжир бюджетных средств, толпа все с большей интенсивностью продолжает осыпать негативными меседжами увлеченных собственными прихотями чиновников. И все это в совокупности означает, что назрела пора для кардинальной смены поколений и более радикальной зачистки политического помоста в республике, что, безусловно, нанесет ощутимый удар по погрязшим в коррупционных схемах политическим кланам и возможно, преподнесет не мало хлопот воротилам закулисной жизни горной республики.

Непрогнозируемый и оттого завораживающий сценарий кулуарных многоходовок уже посрамил логику рьяных экспертов. Год назад председатель Народного Собрания Дагестана имел прекрасный шанс на решение в благополучную для себя сторону ряда масштабных вопросов, но оступился из-за нерасторопности собственного отпрыска. Напомним, второе лицо республики- Хизри Шихсаидов, вступил во взаимовыгодный сговор с представителем так и не получившего своего развития нового клана – Цумадинского аварского клана во главе с теперь уже экс-председателем Пенсионного Фонда России Сагидом Муртазалиевым. В результате этой договоренности, место главы ПФР мог занять обвиняемый ныне в терроризме и хранении наркотиков старший сын парламентария. Сам же Муртазалиев, благодаря подобранному Шихсаидовым составу городских депутатов Махачкалы, уже начинал примерять на себя роль будущего мэра дагестанской столицы. Притязания на пост руководителя Махачкалы выражались в излишнем пафосе окружения Муртазалиева, в наивной форме делящих шкуру неубитого медведя — публично обсуждая в социальной сети Инстаграм вожделенные должности помощников мэра города. Однако политический заговор незаслуженного лидера кумыкского движения с излишне амбициозным представителем аварской народности потерпел полный провал, в результате которого Шихсаидову пришлось перекраивать задуманные интриги и спасать от тюрьмы собственного сына. Что касается обставленного по всем фронтам Муртазалиева, то окончательный вердикт во взаимоотношениях с дискредитировавшим себя председателем Народного Собрания был вынесен на апрельском собрании дагестанского парламента, где некогда прославленный олимпийский чемпион был лишен депутатских полномочий и удостоился 60 отправивших его на заслуженный «отдых»депутатских голосов.

Сиражудин Гамидов

Сиражудин Гамидов

Сложившийся в кулуарах тренд «договор – дороже денег» так и остался разговором из разряда «ели бы, да как бы».Как известно, кресло мэра Махачкалы осталось за другим влиятельным кланом — «мекегинским», — в лице постояльца приватных покер клубов Махачкалы Мусаева Мусы. Чиновник является подконтрольным третьему лицу республики Абдусамаду Гамидову; более того, он находится под чутким присмотром его родного брата – Сиражутдина Гамидова, состоящего, к слову, в депутатском корпусе города Махачкалы.

Наверняка, сложившийся пасьянс еще долго будет теребить мысли подавшегося в бега Сагида Муртазалиева. В кошмарных снах это также будет сниться и бывшему хозяину Махачкалы Саиду Амирову, поскольку Мусаев в свое время был изгнан из администрации за несогласованную с руководством города продажу муниципальных земель. Данный факт является показательным, поскольку таким образом подконтрольный Шихсаидову депутатский состав Махачкалы избрал на должность мэра годами копившего обиды человека.

Как известно, ущемленные люди в большей степени подвержены необдуманным деяниям, в добавок к этому заинтересованные лица всегда найдут рычаги влияния на такого чиновника. И это не может не волновать представителей «мекегинского» клана. Уже сегодня ставленник мекегинцев пестрит громкими репликами и по мере накопления денежных средств от поставленных на поток неправомерных разрешений на строительство, он, в обозримой перспективе, способен выйти из орбиты влияния своих наставников. Не исключено, что подобный сценарий как нельзя кстати подойдет для запланированных на этот случай заготовок более многочисленного клана Шихсаидовых. При этом, если учитывать стремление родного брата лидера «мекегинского» клана войти будущей осенью в число депутатов дагестанского парламента, то можно предположить, что лидеры «мекегинского» клана вновь могут пойти на попятную и договориться с Шихсаидовым на взаимовыгодных условиях. Вполне вероятно, что временный мэр Махачкалы Муса Мусаев в силу принадлежности к группе риска, станет разменной монетой в очередном кулуарном заговоре и будет слит вместе со всей вытекающей уголовщиной уже в этом году.

Не стоит сбрасывать со счетов и склонный к варьированию характер личных взаимоотношений между членами «мекегинского» клана, поскольку их личные амбиции и усилия по достижению власти могут носить соревновательный характер. Так, по информации теневых ньюсмейкеров, через списки Единой России намерена войти в число народных депутатов Хажара Амаева (1979 г.р.), являющаяся второй женой ставленника «мекегинского» клана Мусы Мусаева. Данный случай наглядно демонстрирует высокую активность кланов накануне депутатских выборов.

От столичных региональных групп в народные депутаты намерены войти и другие персоны, чьи имена либо близки к негативному образу, либо абсолютно далеки от народных чаяний. Так, по информации местных информаторов, через ленинскую группу депутатов Махачкалы уже согласован вопрос о делегировании нынешней осенью в республиканский парламент Гамидова Сиражутдина Мустафаевича, — одного из ключевых лиц в иерархии «мекегинского» клана. И, как показывает история взаимоотношений политических элит региона, активность одного клана неимоверно ведет к мобилизации другого. Так, при запланированном раскладе, от Махачкалы в республиканский парламент войдут уже согласованные между собой три представителя кумыкской народности. Данные кандидаты, по проверенной информации, относятся к подопечным клана Шихсаидовых. Но,  возможно с кем-то из них придется попрощаться. И есть вероятность, что ради сохранения рейтинга возглавляемой партии, председателю парламента и первому лицу Единой России в Дагестане придется договариваться с теми лицами, кто так или иначе связан с политизированными кругами при Духовном Управлении Мусульман Дагестана.

Над данными раскладами предстоит подумать Шихсаидову в предстоящем отпуске, в который, по словам близких к нему людей, он уходит традиционно в конце весны из-за аллергических реакций на цветение тополей. Вполне вероятно, что в данный период времени в жизни республики столкнутся лбами маститые фигуры, в числе которых наблюдаются как неудобные для клана Шихсаидова политики и маломальские претенденты на неформальное лидерство среди кумыкской народности республики.

Артур Мирзоев