Разборки на Дунае

Восемь чеченцев, обвиняемые в создании криминальной структуры в Австрии, на суде выглядят скорее как мелкие правонарушители, оказавшиеся в ненужное время в ненужном месте.

В минувшем августе министр внутренних дел Австрии Волфганг Соботка созвал экстренную пресс-конференцию, на которой сделал ряд громких заявлений. Он рассказал, что правоохранительным органам удалось сокрушить «чеченскую мафию» и задержать ее участников, обложивших данью местных предпринимателей и замешанных в ряде других тяжких преступлений. Не забыл министр, незадолго до этого побывавший в Москве, упомянуть про то, что чеченцам на родине ничего не грозит. «Для чеченцев, пожалуй, не существует оснований для убежища. В конце концов, в России немало регионов, где они могут безопасно проживать, если считают, что на родине их преследуют», — заявил Соботка.

К тому времени, когда австрийский министр делал свои громкие заявления, в чеченской диаспоре Вены уже знали, что пару дней до этого в квартирах десятков выходцев их Чечни произошли обыски и что несколько человек уже задержано. Никаких объяснений о причинах спецопераций представители полиции членам семьи задержанных не давали. Родные, метавшиеся в поисках адвокатов, даже не знали, куда и за что забрали их сыновей и мужей.

«Разборки на Дунае»

Детали стали проясняться позднее. Большая часть задержанных в марте 2017-го года уже арестовывалась австрийскими властями. Тогда группа из 22 уроженцев Чечни собралась на берегу Дуная, чтобы обсудить, по их утверждениям, какие-то «свои дела». Однако бдительным местным жителям такое количество бородых мужчин показалось подозрительным, и они сообщили о сборище в полицию. Правоохранителей проинформировал и один из чеченцев, который в диаспоре имеет репутацию доносчика и который, по иронии судьбы, оказался владельцем единственного пистолета, обнаруженного полицией на месте встречи и давшего повод полиции утверждать о том, что участники сходки были вооружены.

Всех задержанных спустя сутки отпустили на свободу. Однако, как позже выяснилось, за некоторыми фигурантами «дунайской встречи» было установлено наружное наблюдение, а их телефоны были поставлены на прослушку. Результаты прослушки откровенно обыденны. Теперь о них можно прочитать в материалах уголовного дела и услышать на процессе. Так, прокуратура ссылается на долгий разговор членов так называемой «мафии» на тему варенья. Подсудимые говорили об этом лакомстве из венской кондитерской, расхваливая его непревзойденный вкус, цену и лечебные свойства. По мнению гособвинителя, однако, речь в этом разговоре шла вовсе не о варенье, а о некоем закодированном пароле. Правда, прокурор и сама призналась, что не знает, для чего именно подсудимые использовали слово «варенье».

Когда главный свидетель обвинения – другой обвиняемый

Одним из пунктов обвинения является шантаж и вымогательство у некоего врача-араба, которого задержанные якобы пытались заставить выплатить 50 000 евро дани. При этом и сам врач является фигурантом отдельного уголовного дела из-за нелегальной торговли рецептами на сильнодействующие наркотические препараты.

Лишенный еще в 2013 году лицензии на врачебную практику, доктор, тем не менее, продолжал тайно обслуживать пациентов и выписывать рецепты. По версии следствия, подсудимые заставляли его выписывать наркотические средства, которые затем перепродавали. Сами задержанные утверждают, что, наоборот, пытались заставить врача-нелегала прекратить криминальную практику, так как узнали, что несколько молодых чеченцев при помощи этого врачевателя подсели на наркотики.

Адвокат Флориан Крайнер, защищающий интересы сразу троих подсудимых, также рассказал на суде, что одному из его подзащитных удалось снять на видео, как «врач» передает наркотики пациенту. Позже, посоветовавшись с юристом, подсудимый действительно пригрозил врачу обнародовать это видео, если тот не прекратит «портить жизнь молодым людям», утверждает адвокат. Ни о каком вымогательстве, по его словам, речи не шло.

Защитные косметические маски для лица

Адвокат другого обвиняемого Андреас Штробл в своем выступлении выразил уверенность в том, что обвинения в адрес его подзащитного рассыплются «как карточный домик». По его словам, его клиент не засветился ни в одном телефонном разговоре с другими обвиняемыми, а вся его вина заключается в том, что он оказался в ненужное время в ненужном месте.

Впрочем, именно этот молодой человек — единственный, кого опознал свидетель по другому пункту обвинения, а именно сотрудник некоей венской парикмахерской, владельца которой якобы шантажировали участники группировки. Из материалов уголовного дела следует, что молодые люди неоднократно угрожали владельцу мужского салона, пытаясь заставить его закрыть свое заведение. А когда тот не согласился, они якобы обложили его данью.

Совершенно иначе выглядит инцидент с точки зрения обвиняемых. «Со мной связался один знакомый, который сказал, что у этого парикмахера проблемы с чеченцами. Мы просто поехали туда из любопытства и сказали, что постараемся помочь, чем сможем. Мы хотели всего лишь стать посредниками, чтобы уладить это дело», — говорит один из обвиняемых. Его адвокат рассказывает, что выходцев из Чечни с парикмахером связывали давние узы дружбы и что они частенько наведывались к нему, чтобы подстригать свои бороды. И приводит в качестве доказательства фотографии, на которых обвиняемые сидят в том самом салоне красоты с косметическими масками для лица. Правда, самих обвиняемых эти фотодоказательства на процессе скорее смутили: накаченные чеченцы с суровой внешностью и – на креслах салона красоты, измазанные кремами и масками.

«Я бы никогда не позволил такую процедуру провести кому-нибудь другому, — объясняет один из запечатленных на фотографии, ссылаясь на свои дружеские отношения с владельцем салона, который и уговорил его на маску. – Я раньше никогда этого не делал».

«Много домыслов и мало фактов»

Защитники обвиняемых в первый же день процесса сумели показать, что в деле, которое по всем местным средствам массовой информации проходит как громкий процесс против «чеченской мафии» на самом деле «много домыслов и мало фактов». В зале суда нет ни одного свидетеля, который мог бы подтвердить вымогательства и шантаж со стороны обвинямых. Нет ничего серьезного и в многочасовых телефонных разговорах обвиняемых, кроме того, что они обсуждали варенье как хорошее средство от гриппа, да пару замечаний по поводу проблем, связанных с салоном красоты.

Сидящие на скамье подсудимых не создают впечатления того, что они способны создать и руководить мало-мальски серьезной мафиозной группой ни интеллектуально, ни логистически. Они больше похожи на типичных кавказских «понтогонов», обещавших всем и вся «решить любую проблему», не имея для этого ни ресурсов, ни возможностей. В период предвыборной кампании, когда за власть в Австрии консервативная партия боролась с наступающими ей на пятки праворадикальными силами, такие «понты» стали достаточным основанием для арестов и, как следствие, для громких заявлений самого министра о победе над «чеченской мафией».

Предвыборная борьба давно закончилась, а победу в ней одержали консерваторы, которые в настоящее время создают коалицию с праворадикалами. А миф о «чеченской мафии» оказался очень полезным, хотя независимый австрийский суд может его развеять на данном процессе.

Источник:

ЧИТАЙТЕ В СЕРОМ ЖУРНАЛЕ:

Аня Смирнова унизила честь и мужское достоинство Хабиба Ахмедова
Под Петербургом кавказцы ограбили экспедитора
Гаджимурад Омаров о Нельсоне Абдулатипове
В Москве задержан вор «в законе» Шамиль Магомедов (Смолянский)
Крохоборы в "Дагестанской правде"?
Дело Магомедгусена Насрутдинова на 19 октября 2015 г.
Несостоявшийся убийца Исы Ямадаева вышел на свободу
Сын Керимова погрузился в наукоемкие технологии
Вместо Ярлыкапова депутаты избрали нового главу Ногайского района