С 2013 года обманутые вкладчики банка «Экспресс» пытаются вернуть свои деньги

После нескольких публикаций, которые выходили в «МК в Дагестане», о банке «Экспресс», о хозяевах кредитного учреждения и обманутых вкладчиках к нам в редакцию начали звонить и писать бывшие клиенты этого учреждения, которым до сих пор не удалось вытащить свои деньги.

Одним из таких людей была Надежда Георгиевна Коченкова, которая является руководителем инициативной группы бывших вкладчиков банка ОАО АКБ «Экспресс». Мы решили послушать Надежду Георгиевну и поговорить с ней о судьбе ее группы, о махинациях, которые проводились в банке, и многом другом.

Надежда Коченкова имеет большой практический стаж, с 1966 года по настоящее время работать она не прекращает, имеет два образования – финансовое и юридическое. Первое, финансовое, образование она получила в 1966 году, окончив Астраханский учетно-кредитный техникум, факультет «Денежное обращение и кредит», то есть изучала систему банка. После окончания техникума она была направлена по назначению в город Кизляр, где приступила к работе инспектором кредитного отдела Кизлярского отделения банка. В 1967 году была переведена в «Дагестанскую республиканскую контору банка», в отдел кредитования промышленности и местного хозяйства, старшим инспектором. В национальном банке Республики Дагестан она проработала включительно по 1977 год.

Надежда Коченкова

Надежда Коченкова

Ушла она из банка, набравшись достаточного опыта в этой системе. За 11 лет действительно получила богатый опыт и вскоре перевелась руководителем финансового отдела в консервное объединение республики.

С 1977 года Коченкова начала изучать отрасли народного хозяйства. С консервного объединения Надежда Георгиевна перешла в автоуправление начальником планового отдела и проработала там полтора года. После чего ее пригласили поработать начальником городского финансового отдела министерства финансов, где она трудилась три года.

В 1968 году она поступила в Ростовский институт народного хозяйства, на факультет «Финансы и кредит» с преобладанием изучения денежного обращения. Надеждой Георгиевной была изучена вся финансовая система министерства финансов. Получив достаточный опыт в министерстве финансов, изучив финансовую систему Российского государства и нашу региональную, она пошла по отраслям народного хозяйства. Больше всего ее интересовала система формирования бухгалтерских документов, как происходят хищения. При проверках часто сталкивалась с нарушениями бухгалтерского учета, где выявлялись факты мошенничества в области хищения денежных средств.

В 1994 году Надежду Георгиевну пригласили главным бухгалтером в открываемый филиал банка «Дербент-кредит» на должность главного бухгалтера отделения банка. В последующем он переименовывался в «Ирдаг-банк», а затем и в «Экспресс».

После полутора лет работы в финансовом учреждении она увидела, что в банке появился человек, который имел определенный вес среди чиновников, работавших на должностях в республике. Это был сын Магомедсалама Умаханова, бывшего Первого секретаря обкома КПСС, Ильяс Умаханов. Согласно документам, учредителями банка были три совершенно других человека, но она сразу поняла, что именно он хозяин банка.

            После прихода Умаханова там стали формировать совершенно другой состав. А Надежде Георгиевне была предложена другая работа, но, отказавшись от их предложения, она перешла на другое место работы.

            Среди коммерческих банков этот банк, который вскоре после ухода оттуда Надежды Георгиевны стал называться акционерно-кредитный банк АКБ «Экспресс», был ведущим в республике. Действительно, работа в кредитном учреждении была поставлена на должном уровне. Очень приветливый штат банка, грамотные специалисты. И где-то в 2010 году, по словам Надежды Георгиевны, она открыла пластиковую карту и стала физическим лицом – клиентом банка.

            «К первым числам ноября 2012 года по телефону от своих друзей я услышала: «У тебя есть вклад? У тебя есть что-то?» – «А что случилось?» – «Говорят, банк летит!» – «Что такое летит? Вы что, с ума сошли? Крупный коммерческий банк! Не верьте никому!»  – «Да нет, надо забирать вклады!» Действительно, стало известно, что в течение семи дней банкоматы были очищены физическими лицами в пределах одного миллиарда рублей.

Естественно, денежному обороту в Дагестане был нанесен урон. В связи с этим публично вышли к народу руководители республики, в том числе президент Магомедсалам Магомедов, сенатор Ильяс Умаханов, руководитель национального банка РД Сиражутдин Ильясов, глава администрации города Махачкалы Саид Амиров. И люди поверили, в тот период не возникало сомнений, когда первые лица республики и города заверили население, что запущена какая-то телефонная утка. И люди стали возвращать деньги, снятые из автоматов, в банк. Даже немало моих близких друзей это сделали.

            Люди стали бояться хранить дома деньги, так как дом есть дом, квартира есть квартира, люди уходят на работу, и всякое может произойти. Все-таки банк был гарантом сохранения денежных средств, находящихся на руках у граждан. С первого ноября банк запустил акцию – на 100 000 рублей вклада давался сертификат – подарок на сумму 2 000 рублей. Был выбран магазин, торгующий техникой – холодильниками. В нем отоваривались эти чеки.

 Люди просчитывали: 500 000, зачем их держать дома, когда можно получить товар на 10 000 – холодильник, пылесос. Люди несли и вкладывали денежные средства на 150 дней под 11,25% годовых. Эта акция была объявлена в ноябре-декабре 2015 года. По всему городу была реклама на плакатах, реклама шла по телевизору. У меня денежные средства были всегда на пластиковой карте, небольшая сумма, которая пополнялась, но на остаток денежных средства начислялись от 4 до 6%», – рассказывает Надежда Коченкова.

«Очень большое количество денег несли в банк. Когда сделали анализ, выяснилось, что в ноябре-декабре был большой приход вкладчиков – физических лиц. Но кто-то, обладающий секретной информацией, снимал деньги и закрывал счета физических и юридических лиц. Простые вкладчики об этом не знали. Доподлинно, как работник банка, я стала интересоваться, почему это произошло. До 30 декабря банк работал, касса функционировала, в кассе был и приход, и расход. Во всех коммерческих отделениях головного банка были поставлены видеокамеры в фойе, в кредитных отделах и тем более в кассе. Когда я подходила к кассе получить или вложить деньги, я незаметно старалась посмотреть, работает ли камера.

Я с давних лет контактирую с правоохранительной системой как консультант по финансово-экономическим законам. Сталкивалась с достаточно большими суммами хищения государственных средств, меня всегда интересовало, как обезопасить себя от хищения денежных средств, которые мы доверяем коммерческому банку. 30 декабря, так как новогодние каникулы бывают 12 дней, я поинтересовалась, как будут работать банки после каникул. На что работник банка мне сказал: будут периодически вывешиваться объявления на дверях филиалов с графиками работы на праздники, на зимние каникулы.

Я хочу часть средств не хранить дома, а пополнить мою пластиковую карту. Действительно, мне мои друзья, которым я одалживала энную сумму денег, первого – второго января ее вернули. И я, как порядочный клиент банка, 3-го числа пошла в офис свой, который располагался по проспекту Гамидова, 57. Он был закрыт, но в банке были люди. Мне сказали, что денежные средства пополнить не могут. Я спросила: как это не можете? Они ответили: идет проверка Национального банка», – добавляет Надежда Георгиевна.

По ее словам, у нее не было сомнений. Зная, кто хозяин этого банка доподлинно, она была уверена, что этот человек (Ильяс Умаханов – «МК») разрешит проблему с лицензией банка. «Может быть, действительно, это банковская тайна, но в обороте находилась очень крупная денежная сумма, которая исчисляется не в рублях, не в сотнях миллионов рублей, а в миллиардах, а сколько миллиардов – это было известно только работникам системы банка. Я знала, что существует лимит кассы коммерческих структур. У меня не было сомнений в том, что лицензия банка может быть отозвана. Но в то же время меня наводили на мысль 90-е годы, когда были воздушные деньги. Как специалист, я делала анализ и всегда приходила к ключу. Что такое воздушное авизо? Это вхождение в фондовую кассу и выемка оттуда наличных денежных средств. Это категорически нельзя было делать, так как существует три ключа от входных дверей фондовой кассы. Один ключ у начальника центра, второй – у главного бухгалтера, третий – у главного кассира расчетно-кассового центра. Если двое захотят, без третьего они дверь не откроют. Поэтому, если складывается такая система подготовки к отзыву лицензии – преднамеренное банкротство, это значит, что деньги уведены от клиентов», – подчеркивает руководитель инициативной группы.

Также Надежда Георгиевна добавляет, что деньги клиентов находятся на расчетном счете в банке и в остатке корреспондентского счета коммерческого банка в РКЦ. А корреспондентский счет находится в РКЦ Национального банка Республики Дагестан. Это естественно – без ведома руководителя – начальника РКЦ и руководителя Национального банка перевести всю сумму средств с корсчета коммерческого банка невозможно, потому что руководитель никогда не пропустит эту операцию. Чтобы провести – снять все денежные средства с корреспондентского счета коммерческого банка – нужны все чеки всех руководителей, хозяев каждого расчетного счета – юридического и физического лица.

Без сговора с Центробанком – с Национальным банком РД – деньги снять с корреспондентского счета коммерческого банка невозможно. Обязательно должно быть возбуждено уголовное дело и против бывшего руководителя Национального банка РД Сиражудина Ильясова. До сих пор ни один руководитель коммерческого банка не задержан. Периодически следователи из других регионов направляются в командировку в Следственное управление ФСБ в РД. Документы и вся компьютерная база находятся в Москве.

Отзыв лицензии идет с 21 января 2013 года. До сих пор следственная оперативная группа ФСБ России по этому делу не создана. Последние полтора года дело ведет следователь Георгий Гоголадзе. Надежда Георгиевна неоднократно была на приеме у него в Москве. По ее словам, следователь и один его помощник при таком объеме бухгалтерских документов никакое расследование не смогут провести.

– Как получилось, что вы возглавили инициативную группу пострадавших вкладчиков банка «Экспресс»?

            – В Республике Дагестан меня знают практически все люди моей профессии и моего возраста. Предприятий в Дагестане было немного, а так как я работала в Национальном банке, меня знали директора, заместители, главные инженеры, министры, руководители объединений, главные бухгалтеры, начальники финансовых и плановых отделов. Я была знакома со всеми компетентными лицами в народном хозяйстве. Мои друзья появились в числе обманутых вкладчиков и попросили помочь в решении своей проблемы.

– Надежда Георгиевна, со слов временной администрации, назначенной в банк ОАО АКБ «Экспресс» после отзыва лицензии, выявлен 11 221 фальшивый вкладчик. Как вы можете пояснить, кто такие фальшивые вкладчики?

            – Со мной даже консультируются следователи, убеждая меня: Надежда Георгиевна, подтвердите, что это фальшивые вкладчики. Отвечаю: нет, уважаемые мои коллеги-юристы! Вы слабо знаете бухгалтерский учет в системе кредитных организаций – покажите мне документы этих фальшивых вкладчиков. Я только тогда смогу сказать конкретно на каждое лицо – фальшивый это документ или нет.

            1 июля 2013 года управляющий временной администрацией Госкорпорации «Агентство страхования вкладов» Газимагомед Газимагомедов отчитывался о результатах работы с 21 января по 1 июля. В Аварском театре была встреча с юридическими лицами. Меня заинтересовало, что дебетово-кредитовый оборот на 21 января составил 12 миллиардов рублей. Остаток кассы, остаток у физических лиц, остаток у юридических лиц – этих данных не было. Были крупные суммы – сколько должны в страховой фонд выплатить физическим лицам, сколько задолженность юридическим лицам. Агентом по выплате страховых сумм был учрежден Сбербанк России по всем вкладчикам, которые были включены в реестр в пределах 700 000 рублей. Тем, у кого было больше 700 тысяч – 800, 950, миллион, два миллиона, выдавалось только 700 000 рублей. Остальная сумма оставалась на счете – денежными средствами, бухгалтерским балансом завладело АСВ. Распоряжаться получением и выплатой остальных денег Агентством были назначены кредитные учреждения, которые принимают денежные средства по возврату кредитов, полученных в банке «Экспресс». Информация о том, что нельзя прекращать погашение процентов по кредитам и их погашение, куда их выплачивать, была опубликована в СМИ, в газетах.

            По приказу Центрального банка временная администрация прекратила работу 9 апреля 2013 года. Первоначально руководитель временной администрации принимал, давал выписки об остатках денежных средств на 1 января и на 21 января 2013 года. Временная администрация начала работать 21 января, но еще 8–10 февраля было дано указание не выдавать выписки по счетам клиентов. Когда дали горячую линию госкорпорации, я стала со специалистами разговаривать, почему временная администрация не выдает сведения о счетах, мне отвечают: серверы заблокированы, повреждены работниками банка. Для меня это был нонсенс. Как эти серверы могли повредить работники банка, когда в декабре, в последние дни работы банка, шла проверка начальниками управлений Национального банка Дагестана?

На 8 марта есть решение Арбитражного суда, где официально публикуются данные об остатках денежных средств. Это доступно, войдите через Интернет на постановление Арбитражного суда. Вы увидите, что на 17 декабря в остатках наличных средств в кассах банка «Экспресс» было 2 миллиарда 700 млн рублей.

            Теперь АСВ убеждает Следственное управление ФСБ России, что 11 221 человек являются фальшивыми вкладчиками. Я вас уверяю, что это никакие не фальшивые вкладчики. Они просто не хотят оказать содействие следствию в раскрытии истинного положения, которое сложилось в банке. О том, преднамеренно или непреднамеренно был обрушен банк, только банкиры могут сказать. Следователь, юрист, если он никогда не работал в кредитном учреждении, бухгалтером, экономистом, – для него это то же самое, если я буду делать операцию человеку на сердце.

            Я была свидетелем, когда давали показания пострадавшие физические лица и допрашивались отдельные работники банка «Экспресс». Такие вопросы задавал следователь – это воспитатель и ребенок в детском саду!

– Там же были и фиктивные вклады, которые оформляли работники банка в последние дни?

– Что такое фиктивный вклад? Вы банкир, я клиент. Я прихожу и говорю: откройте на меня вклад. Я кто? Вы должны знать меня! Я или ваша знакомая, родственница, или должна прийти с паспортом. Надо же потом эти деньги со счета вернуть, если будут отзывать лицензию у банка. Откуда вы можете знать, какой банк будет выплачивать по системе страхования вкладов? Вы постороннее лицо туда не отправите. Мне еще никто не показал эту операцию. Прибыли банка, которые хотят с кассы снять, зачем их класть в Агентство, когда они вложены в ценные бумаги, акции, или выведены в офшоры?

Эти 11 221 вкладчик складываются из остатков денежных средств на расчетных счетах юридических лиц. Допустим, ваша строительная компания имеет на расчетном счете 100 миллионов. Вы получили достоверную информацию, что банк лицензию теряет. У юридических лиц остатки денежных средств государством не застрахованы. Вы не знаете, какое у банка финансовое положение. Вы приходили в банк с просьбой перевести деньги в другой банк. Вам отказывали. Счет заблокирован. Но вам никто не говорил, семь миллиардов есть на корсчете или нет и какой остаток наличных средств в кассе банка. Никто такую информацию не дал – ни временная администрация, ни хозяин банка. Так что фальшивых вкладчиков нет. Если бы они были, то в прессе обязательно хотя бы одного человека показали бы.

            Интересен другой вопрос: каким образом выведены эти семь миллиардов? На 21 января на корсчете в РКЦ был всего 71 миллион. Это деньги сибирской организации, занимающейся банкоматами. Задолженность была 17 миллионов по обслуживанию, у налоговой инспекции какие-то вопросы были. Без корреспондентского счета деньги не вывести. Можно, конечно, наличными вывести, но законодательство запрещает это делать.

Согласно Федеральному закону №177 «О страховании вкладов физических лиц в коммерческих банках РФ», до отзыва лицензии юридическое лицо не имеет права – если на корсчете банка есть 70 миллионов, а у вас 100 миллионов. Возникает вопрос: нет баланса. Превышение лимита кассы – это грубейшее нарушение. Деньги держат не на корсчете, а в своем сундуке. Вы пришли, и вам предлагают: а давайте я помогу. Но не бескорыстно – вам важно вовремя и вообще вытащить свои деньги. Из этих 11 221 человек где-то тысяча физических лиц, положивших в банк собственные средства, остальные – это деньги юридических лиц, разбитые по 700 тысяч на человека.

Почему-то СУ ФСБ России не обратилось в суд с требованием разрешить прослушивание телефонов руководителей банков.

Мы везде говорим, что у нас правовое государство, но далеко не всегда закон работает на людей. Мы четыре года боремся за свои права, а воз и ныне там. Я полагаю, что АСВ хочет ввести в заблуждение следствие. Надо довести ситуацию до руководителя ФСБ Бортникова. Это попытка подорвать авторитет президента страны, вызвать негодование у массы.

– Вы представляете интересы пострадавших вкладчиков, которые являлись физическими лицами. Расследование уголовного дела идет четыре года. Каких успехов добились вы за это время по снятию ареста со счетов пострадавших и возвращению их денег?

– Ко мне обратились мои знакомые, знавшие о моем опыте работы в Национальном банке. У нас, у 25 человек, сняли арест. Мы доказали, что они не являлись родственниками работников банка, что на них никто не разбивал свои денежные средства, что они сами хозяева своих денег.

По остальным: четыре года переписка не прекращается – с АСВ, с Центральным банком, Советом Федерации, с Госдумой, приемной администрации президента России, с «Единой Россией». Физические и юридические лица обращаются ко мне, но боятся идти к следователю и давать показания, как они разбили свою сумму. Это законом не запрещается. Если у человека в банке 2 миллиона рублей, он имеет право разбить эту сумму на три части и оформить на супругу, на сына.

– Ваше видение. Действительно в банке совершено мошенничество?

Я полагаю, что в банке мошенничества не было. Там, скорее всего, когда руководство не смогло решить проблему с отзывом лицензии, оно воспользовалось человеческим доверием, а у нас люди очень доверчивые.

Вот вам пример: вы клиент банка, у вас на счету остаток – 100 миллионов рублей. Вы не знаете, есть ли в кассе достаточно денег. Банк вам предлагает – есть люди, которые решают вопрос 50 на 50. 50% ты оставляешь у нас, а 50% наличными получаешь на руки. Это было до 21 января, пока не было разбивки на физических лиц, на страховые суммы. У вас 100 миллионов, вы приносите 150 паспортов, вы на них оформляете деньги, кладете по 700 тысяч, когда в реестр включат. А как можно узнать, сколько вкладчиков? Начиная с 1 сентября 2012 года отследите остатки денежных средств у юридических лиц на 1 число каждого месяца вплоть до 21 января. У вас в конце января те же сто миллионов на счету.

            Вам говорят: или вы все потеряете, или решайте пополам. Забираете половину. Если у вас долги, кредиты, их надо гасить. Никого не волнует, что банк лишается лицензии. Люди хотят вернуть свои деньги. Вы начинаете беспокоиться, волноваться и в конце концов соглашаетесь. И вы несете на эти сто миллионов 130 паспортов, но на сто миллионов вы даете им чек, что получили из кассы эту сумму. И вы по документам сделали это без разбивки еще в конце декабря 2012 года. До лишения лицензии банка.

По кассе есть даже движения 10, 15 января. Разбивка вашей суммы – у вас 100 миллионов – вы приносите 130 паспортов. На каждый паспорт вы открываете счет и получаете банковские карточки. Вы подписываете опять публично чек на снятие вашей суммы. И вам выдают на руки с подписью работника банка и печатью чеки, где люди, чьи паспорта вы принесли, должны подписаться. Вторые экземпляры приходных ордеров должны лежать в банке. Их вклады должны быть застрахованы – внесены в реестр страховых сумм. Потом выясняется, что у вас чек подписан 8 января 2013 года, что вы получили деньги из кассы, а приходные ордера подписаны 28-м. Тут включаются в игру и Агентство, и Национальный банк. Это делалось до отзыва лицензии.

            Физически деньги остались в кассе. Вы чек отдали, на расчетном счете, как у юридического лица, денег нет – вы их из кассы не забрали, они там так и лежат, а вместо денег вы получаете бумажки. Потом находят человека – Ивана, Петра, Ибрагима, Сулеймана – и говорят: хочешь получить 50 тысяч рублей – мы на тебя оформим кредит и сами будем его гасить. Радостный Иван-Сулейман соглашается. И на него оформляется кредит – ваши 100 миллионов рублей.

            Это мошенничество? Статья 159? Почему-то, когда поднимается такой вопрос, никто не хочет встречаться. Ни в Госдуме, ни в Совете Федерации, ни в Центробанке. Почему-то нельзя работникам Центробанка разговаривать по телефону.
Я писала всем нашим депутатам – всем девяти от «Единой России» и от КПРФ. Кроме Магомед-Кади Гасанова никто не ответил. Больше всего меня поразило, что на наши письма не отвечал Ризван Курбанов, бывший работник прокуратуры. Грамотный профессионал, юрист, не захотел защищать конституционные права земляков, соотечественников. Именно он мог дать грамотный запрос Генеральному прокурору России о разбирательстве. Мне глубоко обидно за Ризвана Курбанова. Я считала его грамотным и компетентным.

            – Следственное управление возбудило уголовное дело по преднамеренному банкротству банка «Экспресс». Что вы скажете по этому поводу?

            – Я настаивала, что преждевременно возбуждено дело по 159 статье УК РФ. Владимир Жириновский много раз с трибуны заявлял, что если ребенок украдет с прилавка печенье, он попадет в тюрьму, а если украдешь миллиарды, как та же Васильева, то оставляют под домашним арестом и рекламируют на всю страну. Никто не хочет читать Конституцию. Опубликуйте третью статью Конституции Российской Федерации. Пусть люди почитают. Пусть хоть чуть-чуть свои права узнают. Чтобы могли требовать.

Когда мы были на приеме у Назима Апаева, депутата НС РД, председателя комитета Народного собрания по экономической политике, он нам рассказал, что, когда сенатор Ильяс Умаханов отчитывался в 2013 году перед депутатами о проделанной работе, у него спросили про банк «Экспресс». На что он ответил, что свои акции он продал и что разберется со всем этим за 2–3 месяца.

            Я хочу, чтобы мы все были одинаково равны перед законом. Чиновники должны быть подотчетны нам, простым гражданам. Сегодня ты министр, завтра ты никто. Многие общественные организации предлагают, чтобы правоохранительные органы, чиновники всех рангов были избираемым. Как выдвинули – так и задвинули. Если утерял свою порядочность, честность, добросовестность, внимание, повел себя неправильно, неэтично, значит, нас тоже ты покидаешь.

В силу последних событий в стране, когда было наглядно продемонстрировано, что перед законом все равны – и министр, и простой гражданин, мы надеемся, что задержание Алексея Улюкаева – это начало масштабной борьбы с коррупцией по всей стране. И люди, причастные к такому наглому и циничному по своим масштабам преступлению, понесут заслуженное наказание, несмотря на свои должности и регалии.

ЧИТАЙТЕ В СЕРОМ ЖУРНАЛЕ:

«Журавлик» наказания…
Выемка документов в администрации Избербаша. Экс-глава администрации подозревается в злоупотреблении...
При попытке бегства Шамхалаев ударил сотрудницу больницы
Гаджимурада Омарова развели башкирские "политтехнологи"
Состав Народного собрания Дагестана 6-го созыва
Интервью Волк-Хана корреспонденту «Матч ТВ»
Рейдерский захват Газпрома в Дагестане
Хвала Абдулатипову во благо Дагестана
Агония Шихсаидова и нападки на Гамидова