Сайгидгусейн Магомедов и Магомедсалам Магомедов над креслом Муху. 2010 год

Покушение на вице-спикера Народного собрания Дагестана Николая Алчиева обнажило нерв борьбы за место президента республики. 27 января около пяти часов вечера Николай Алчиев выехал из Махачкалы, чтобы встретить Магомеда Сулейманова, председателя Народного собрания Дагестана. Но через некоторое время его машину догнал черный автомобиль ВАЗ-2109, из которого был открыт прицельный огонь из автоматического оружия. В этот раз никто не пострадал. Но в республике никто даже не сомневался в том, что целью преступников было «предупредить» депутата и его коллег перед ожидаемым голосованием по кандидатуре президента Дагестана.

До сих пор Муху Алиева провожали на пенсию более «демократическими» методами: заказными актами гражданского неповиновения, внезапной активизацией борцов с несправедливым режимом (говоря простым языком — «лесных братьев»), анонимными сливами дезинформации в уважаемые федеральные СМИ. Ни претенденты из медведевского списка, ни их окружение публично о ситуации ничего не говорили и в развернувшейся войне компроматов якобы не участвовали.

Теперь все по-другому — изыски забыты. Пресс-службы молчат. В ход пошел бандитский арсенал – шантаж, покушения и «подставы».

Стрельба по машине второго по статусу человека из республиканского парламента может показаться идиотской выходкой. Но анализ событий демонстрирует, что акция была частью спланированной кампании, и свою роль в предвыборной гонке уже сыграла.

В то время, когда Алчиев и Сулейманов приходили в себя от произошедшего и успокаивали встревоженных парламентариев, в Москве разворачивался второй акт этой пьесы. На этот раз в дело включился респектабельный издательский дом «КоммерсантЪ». Ближе к полуночи на сайте «Gazeta.ru», входящем в холдинг Алишера Усманова, появилась публикация о событиях в Дагестане. В незатейливой манере, её авторы перечисляли набор стандартных обвинений в адрес Магомеда Абдулаева, который до сих пор считается основным кандидатом на пост президента республики, — благодаря своему знакомству с Д.Медеведвым и профильному юридическому образованию.

Заметка не вызвала бы интереса у экспертов по Дагестану, если бы в ней не была упомянута якобы имеющаяся связь Магомеда Абдулаева с известным московским бизнесменом. Правда, через два часа статья была откорректирована, лживая информация о миллиардере была удалена, и в таком виде публикация до сих пор висит в Интернете. За это время она, правда, попала в мониторинги в первоначальном варианте. Видимо, в этом и был расчет черных пиарщиков.

Не прошло и часа, как «Коммерсант» отметился по дагестанской теме еще раз. На этот раз отличилась ежедневная газета, которая нашла «разгадку» тайны покушения. Журналисту почему-то не удалось связаться ни с кем из свидетелей и участников происшествия. Зато сенсационные откровения дала депутат от Кизляра Марина Абрамкина. Она с легкостью назвала «заказчиков» покушения – Муху Алиева, которого по ее словам «списали» в Кремле, и еще одного кандидата на пост президента — советника председателя Совета Федерации Магомеда Магомедова. Эта трогательная забота вызвала у потерпевшего шок: последнее время Николай Алчиев числил себя в сторонниках действующего президента Алиева. А второго фигуранта — Магомеда Магомедова, которого в республике видят как приемника курса Муху Гимбатовича, Алчиев и его коллеги активно поддерживали в последние недели.

(Вообще-то цитата из «Коммерсанта» выглядит так:

«Я считаю, что это было предупреждением Николаю Юрьевичу (Алчиеву.— «Ъ»),— заявила «Ъ» депутат народного собрания Дагестана от «Единой России»Марина Абрамкина.— Все прекрасно знают, что когда в Дагестане хотят кого-то убить, убивают наверняка, потому что этим занимаются профессионалы. Николай Юрьевич, несмотря на свой статус, никогда не пользовался бронированной машиной, у него не было охраны. Ему просто дали понять, что против определенных сил выступать нельзя».

На вопрос, какие силы могли быть заинтересованы в запугивании господина Алчиева и его единомышленников, Марина Абрамкина ответила так: «Ни для кого не секрет, что сейчас, когда всем стало понятно, что Муху Алиеву не удастся остаться на второй срок, со стороны действующей власти идет активное лоббирование одного кандидата — Магомеда Магомедова, советника спикера Совета федерации. Всем пытаются навязать мысль: «Что бы вы ни делали, все равно президентом будет он».)

Источник богатой фантазии Марины Абрамкиной долго искать не пришлось. Практически во всех публикациях о ее политической карьере упоминается о той помощи, которую ей оказал при избрании в Народное собрание руководитель республиканского казначейства Сайгидгусейн Магомедов, который по стечению обстоятельств тоже является кандидатом в президенты Дагестана.

Надо напомнить, что такой фокус эта пара проворачивает во второй раз. В 2007 году, когда Марина Абрамкина только надеялась стать народным избранником с помощью республиканского казначея, она пригласила к себе на встречу двух кандидатов от «Единой России» и «СПС». В результате между гостями и их охранниками возникли разногласия, закончившиеся стрельбой в воздух. Кто стрелял — никто из двух десятков мужчин, присутствовавших на встрече, не понял. Но не такова была Марина Абрамкина, чей зоркий глаз все усмотрел в этой кутерьме. В этот же день она отнесла заявление в кизлярскую милицию, назвав имя стрелявшего негодяя. Как награду за свою бдительность Марина Абрамкина с благословления Сайгидгусейна Магомедова и нынешнего главы Кизлярского района Сайгида Муртазалиева получила заветную депутатскую корочку, а СПС в тот год с выборов, в конце концов, сняли.

Так что схема отработана. Одним выстрелом сняты с дистанции три конкурента Сайгидгусейна Магомедова. Благо, возможностей инсценировать покушение на вице-премьера у него множество. Десять лет занимаясь распределением денег федерального бюджета, он завел связи не только среди силовиков, которым периодически помогал материально, отдавая на антитеррористическую деятельность часть своих «гонораров». «Лесные братья» были не меньше других заинтересованы в том, чтобы от московских денег им перепадала своя часть. И казначей сумел договориваться. Неудивительно, что все эти долгие годы С.Магомедов ведет в беспокойном Дагестане удивительно спокойную жизнь.

Показательная акция со стрельбой и пиаром не затронула только одного коллегу Сайгидгусейн Магомедова по предвыборному списку – Магомедсалама Магомедова, сына бывшего президента республики Дагестан Магомедали Магомедова, главу крупнейшего клана республики.

Судя по разговорам в Махачкале и Кизляре, эти кандидаты заключили временный пакт о ненападении. Причиной странного миролюбия между этими прожженными политиками стала информация из Москвы о возможной победе их оппонентов. После назначения полпредом СКФО Александра Хлопонина в прессе заговорили даже о высоких шансах Муху Алиева быть переназначенным на новый срок.

Поэтому разборки с другими кандидатами для них сейчас важнее взаимной вражды. Благо, у каждого за пазухой припрятан тяжелый камень из компромата друг на друга. Все-таки много лет бюджетные средства они распределяли сообща. И все же каждый из них видит именно себя на позиции нового президента. Из окружения обоих кандидатов приходят сообщения, что «наш с ВВ договорился»!

Если Сайгидгусейн Магомедов вовсю использует свои московские связи, то семейство Магомедали Магомедова сконцентрировалось на работе в республике. Хотя шанс того, что депутаты пойдут против воли Медведева, очень низок, но фигуры С.Магомедова и М-С. Магомедова они могут и «прокатить». Слишком большое отторжение вызывают оба этих персонажа в среде депутатов Народного собрания, избиравшегося под патронажем Муху Алиева. Именно из-за этих странных, на их взгляд, кандидатур, в конце прошлого года депутаты республиканского парламента пошли на конфликт с федеральным руководством «Единой России». Ситуацию тогда тоже спасала Абрамкина, которая от лица всех депутатов (в количестве 10 человек из 72), написала Медведеву, что готовы голосовать за любого, кого он выберет.

Но ресурса Абрамкиной здесь будет явно мало. Поэтому отец и сын Магомедовы лично занялись депутатским корпусом. Такого колоссального давления на парламент не было уже четыре года, с тех пор как Магомедали сняли с должности главы Дагестана. В ход идут любые аргументы — угрозы, шантаж, давление на бизнес, клановые обязательства и подкуп. После покушения на вице-спикера в депутатском корпусе сразу был пущен слух о том, что это предупреждение за то, что он «не хочет договариваться по-хорошему».

28 января в Народном собрании произошел чудовищный случай – от сердечного приступа прямо на рабочем месте умер руководитель аппарата Парламента Далгат Газимагомедов, старинный друг президента Алиева. По словам депутатов, на Газимагомедова оказывалось большое давление с требованием добиться правильного голосования. Говорят, что происшествие с Алчиевым потрясло Далгата Гайдаровича, и это его окончательно подкосило…

Два трагических события, случившихся в Махачкале за одни сутки, наглядно показывают, что грязные политические приемы, используемые Сайгидгусейном и Магомедсаламом Магомедовыми, действительно могут взорвать дагестанское общество и окончательно расколоть Республику.

Кирилл Набоков

Источники: stringer-news.com

                     Коммерсант

ЧИТАЙТЕ В СЕРОМ ЖУРНАЛЕ:

ГНИЛАЯ ЛЕВАШИНСКАЯ КАПУСТА 5 (только факты)
Гнилая левашинская капуста 3
Хлопки давно минувших дней
Послесловие к покушению на Николая Алчиева. 2010 год
Обвиненная в мошенничестве Мария Абрамкина стала замминистра по туризму Дагестана
Магомедали Магомедов будет первым лауреатом премии за укрепление единства нации
Левашинский пат Абдулатипову на московской "доске"
Марина Абрамкина предоставила неверные сведения о доходах
Пони на переправе