Силовики раскручивают дело против Абдулатипова?

Силовики раскручивают дело против экс-главы Дагестана Абдулатипова – такой вывод напрашивается после известия об уголовном преследовании мэра Махачкалы Мусаева.

Сценарий смены власти конца 2017- начала 2018 годов в Дагестане все больше напоминает тот, что был разыгран пять лет назад. Тогда Москва направила в республику человека, якобы не связанного с местными кланами и далекого от местной олигархии – Рамазана Абдулатипова. Поддержку новому главе обеспечивали ни много ни мало федеральные силовики, при активном участии которых Абдулатипов через несколько месяцев своего правления, в июне 2013 года, «снес» всесильного и многолетнего мэра Махачкалы Саида Амирова. Дальше последовали серия отставок и «посадок» чиновников рангом пониже и громкий суд над Амировым, завершившийся для него пожизненным приговором. (Причем, Амирова критиковали за чудовищную приватизацию и разбазаривание земли в Махачкале, но осудили вовсе не за бюджетные или градостроительные нарушения, а за… финансирование терроризма и покушение на жизнь следователя.)

На освободившееся место мэра дагестанской столицы Рамазан Абдулатипов долго подбирал кандидатуру. Сначала это был его старый приятель, ректор ДГУ Муртазали Рабаданов, который в силу своей ученой интеллигентности не смог навести порядок в городе. Затем вакантное место занял глава регионального ФОМС Магомед Сулейманов по прозвищу Моряк, который, напротив, оказался излишне самостоятельным, что также не понравилось Абдулатипову. Причем главе Дагестана пришлось повоевать с Моряком, прежде чем тот согласился освободить кресло мэра (якобы, купленное за очень круглую сумму) для очередного преемника. Наконец, третьим по счету мэром после отставки Амирова стал Муса Мусаев, которого Абдулатипов перевел на эту должность с поста министра строительства.

Мусаев – это стопроцентный член команды Абдулатипова, как и чиновники-члены многочисленного семейства теперь уже экс-главы Дагестана. Причем, за два года работы во главе столицы Мусаева он сам и его окружение настолько расправили плечи, что позволяли себе много поступков, вызывавших общественное нарекание. Как, например, поступок сына мэра, который сломал палец сотруднику ДПС, задержавшему его за нарушение правил дорожного движения.

Бадрудина Мусаева оправдали, но буквально на днях Верховный суд вернул дело на новое рассмотрение – еще один сигнал, казалось бы, непотопляемому Мусаеву.
…В минувшем октябре Москва вновь назначила в Дагестан главу, не связанного с местными кланами и олигархией, к тому же вообще не дагестанца – Владимира Васильева. Дальше все стало развиваться словно по утвержденному в 2013 году сценарию – через три месяца после назначения Васильева врио главы республики в Махачкалу приехала группа федеральных правоохранителей во главе с заместителем генерального прокурора Иваном Сыдоруком. Не прошло и пары дней, как стало известно: в доме и в рабочем кабинете мэра Махачкалы ведутся обыски, против Мусаева возбуждено уголовное дело. Вопрос о его отставке и, возможно, даже аресте – дело нескольких дней.
Причем, дагестанские правоохранители пытаются соблюсти лицо. 19 января региональное управление Следственного комитета РФ поспешило заявить, что его руководитель Сергей Дубровин лично возбудил уголовное дело против Мусы Мусаева. Также представители регионального УСКР подчеркнули, что и обыски проводятся местными силами, и материалы на Мусаева поступили из республиканских же источников – местных подразделений ФСБ и МВД.
В целом, если сравнивать с арестом Амирова, в этот раз глава Дагестана и правоохранители действуют тоньше – Мусаева подозревают не в терроризме или в каких-то других преступлениях, не имеющих отношения к управлению городом, а в незаконной передаче земли.
Официальная версия по делу Мусаева такова. В марте 2016 года глава города передал за 1,1 млн рублей акционерному обществу «АСПК» землю на улице Крылова, 5А в Махачкале. Однако этот участок площадью 17,5 тысяч квадратных метров является собственностью республики и его рыночная стоимость гораздо выше – 81 млн рублей. Следствие считает, что подписанное Мусаевым постановление о передаче земли – незаконно и что его действия нарушили интересы государства и причинили ущерб бюджету Дагестана на 80 млн рублей. Преступление, в котором подозревают Мусаева, следователи квалифицировали по п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ – совершение главой органа местного самоуправления действий, явно выходящих за пределы его полномочий, с причинением тяжких последствий. Мэру Махачкалы это грозит реальным сроком в колонии – от трех до десяти лет, с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет. Но все же пожизненно сажать Мусаева не собираются – скорее всего, задача стоит отлучить его от должности и взять показания на того, с чьей подачи он распорядился передать землю акционерному обществу «АСПК». То есть – на Рамазана Абдулатипова.
Согласно открытым данным, АО «Акционерный строительно-промышленный комплекс» — предприятие, учрежденное Комитетом по госимуществу республики и сегодня находящееся в стадии ликвидации.

Очевидно, что передать республиканскую землю республиканскому же предприятию мэр Махачкалы мог с только с подачи главы республики.
Абдулатипов заметно нервничает, он сегодня уже поспешил заступиться за Мусаева, заявив, что к дагестанцам правоохранители страны вообще относятся предвзято.
— Всё это предвзятое отношение, что если Дагестан, то обязательно занимаются коррупцией, бандитизмом – это всё историческое прошлое, — сказал сегодня Абдулатипов, комментируя дело против мэра Махачкалы.
Мы уже рассказывали, что под прицелом правоохранителей сегодня находятся и другие чиновники из близкого окружения экс-главы Дагестана. В первую очередь, это бывший министр образования Шахобас Шахов, экс-глава Каспийска (его заместителем работал старший сын Абдулатипова – Джамал) Джамалудин Омаров, а также двое родственников: племянник Асхабали Абдулатипов, который руководит ГКУ «Автохозяйство», и муж племянницы, глава Махачкалинского управления образования Тагир Мансуров. Всех чиновников подозревают в нарушениях, которые связаны с их непосредственной работой.

Вновь подчеркнем, что при Васильеве (к слову, бывшем заместителе министра МВД) смена властной элиты проходит не так топорно, как при Абдулатипове. Но сама ситуация в очередной раз убеждает нас в том, что правоохранители региона продолжают зависеть в первую очередь от его главы, а уже затем от своего непосредственного руководства в МВД, ФСБ и СКР. Очевидно ведь, что увесистую папочку на Абдулатипова держали под столом в Махачкале, не решаясь достать до его отставки.
В том, что Васильев силовым путем «снесет» мэра Махачкалы и других высокопоставленных чиновников, в республике уже никто не сомневается. Как и в том, что уголовное преследование скоро настигнет и самого Рамазана Абдулатипова – об этом говорит список фигурантов свежих уголовных дел и инкриминируемые им статьи.
Дагестанцев волнует, какую тактику в дальнейшем изберет врио главы республики Васильев. Напомним, «на входе» в Дагестан Абдулатипов имел скромную декларацию – зарплату в несколько миллионов, земельные участки и жилье, да и «на выходе» она осталось примерно такой же. Зато обогатились и сделали карьеру очень многие родственники Рамазана Гаджимурадовича и его окружение. У Владимира Васильева по итогам 2016 года тоже декларация обычного российского функционера: порядка 6 млн рублей доходов, четыре земельных участка и пара домов.

И все же, не повторит ли он путь скромного декларанта Абдулатипова, который при этом на месте «снесенного» амировского клана построил собственный?
Тимур Иванов

Источник