Связан ли вчерашний «арест» Раджаба Абдулатипова с убийством Наримана Алиева и контрафактом азербайджанского спирта

Вчера СМИ сообщили, что в одном из аэропортов Москвы при попытке вылететь за рубеж был задержан Раджаб Абдулатипов, депутат Народного собрания Дагестана, брат экс-главы республики Рамазана Абдулатипова. В сообщениях говорилось, что против депутата возбуждено уголовное дело – якобы он подозревается в тяжком преступлении – и что после задержания его отправили на допрос в Главное управление Следственного комитета РФ.

Позже братья опровергли задержание и сообщили, что находятся на отдыхе в Горном Алтае. Любопытная деталь: Раджаб Гаджимурадович, давая интервью корреспонденту «Комсомолки» Александру Гамову, пояснил, что он не бандит какой-то, чтобы иметь отношение к организации убийства директора Дербентского винсовхоза Наримана Алиева. «Алиев Нариман Алиевич. Это известная семья. Он был директором совхоза… Я его знал только по газете», — сообщил Раджаб Абдулатипов. Тем самым стало понятно о сути возможных претензий правоохранителей к Абдулатипову-младшему.

Ранее мы рассказывали о биографии Раджаба Абдулатипова, который десять лет возглявлял республиканскую миграционную службу, затем — Комитет по культуре Народного собрания РД, а кроме того, считался негласным «отделом кадров» при страшем брате Рамазане Абдулатипове. В этой биографии был и эпизод, когда Интернет-СМИ пытались обвинить Абдулатипова-младшего в контрафакте спирта и в связанном с этим убийством Наримана Алиева. Не исключено, что спецслужбы давно занимаются изложенными фактами, и о результатах этой работы мы узнаем в ближайшее время. Сейчас напоминаем  обстоятельства той истории (текст был опубликован более года назад).

В Дагестане в течение года перед выборами – в Госдуму РФ и Народное собрание республики – наблюдалось относительное вертолетное затишье. До этого в 2013-2015 годах спецслужбы регулярно кружили над элитой республики – в прямом и переносном смыслах. Лишились своих постов и попали на нары многолетний мэр Махачкалы Саид Амиров и вице-премьер Магомедгусен Насрутдинов. Заочно арестован экс-руководитель Пенсионного фонда Сагид Муртазалиев. Арестованы – глава Кизлярского района Андрей Виноградов и Буйнакского – Даниял Шихсаидов (правда, благодаря связям отца, политического долгожителя Хизри Шихсаидова, он был отпущен под домашний арест). Теперь выборы позади, и в спецслужбах вновь достают с полок толстые папки с известными всему Дагестану именами-фамилиями. Одной из первых, по нашим сведениям, будет вот эта: «Абдулатипов Раджаб Гаджимурадович».

В начале 2015 года Раджаб Абдулатипов, тогда руководитель УФМС Дагестана, заявил, что не лезет в политику и «занимается строго своей работой». Не прошло и двух лет, а Раджаб Гаджимурадович уже депутат, глава Комитета по образованию, науке и культуре Народного собрания республики! К чему бы – такой карьерный зигзаг?

Новоиспеченный депутат заседает в парламенте республики вместе с Асият Алиевой, которая также возглавляет комитет – по аграрной политике и природопользованию. Между тем в начале 2015 года Интернет-СМИ, близкое к спецслужбам, сообщило о причастности Р. Абдулатипова к заказному убийству родителей Алиевой. 77-летний герой соцтруда, глава винсовхоза в селе Мамедкала Дербентского района Нариман Алиев и его супруга были застрелены в собственном доме в ноябре 2007 года. Сразу после преступления назывались две его возможные причины.

Первая – политическая. Н. Алиев считался соратником тогдашнего главы Дагестана Муху Алиеву, и поэтому убийство рассматривалось как попытка неких «деструктивных сил» дестабилизировать ситуацию в регионе.

Вторая – семейная. Нариман Алиев собирался отойти от дел и искал нового главу для своего предприятия (в советское время – винсовхоз имени Шамсулы Алиева, затем – ЗАО им. Ш. Алиева). Ни одна из трех дочерей на эту роль не подходила. И якобы глава Дербентского района Курбан Курбанов, который был женат на одной из дочерей Н. Алиева, «ускорил» выбор преемника. В самом деле, после смерти Н. Алиева главой винсовхоза стал сын Курбанова – Ахмедхан. «После смерти директора совхоза им. Алиева, академика, героя Социалистического Труда Наримана Алиева, руководителем этого ведущего и крупного хозяйства республики назначили незрелого юношу, не имеющего ни жизненного, ни трудового опыта», — позже написали в обращении к главе Дагестана жители Дербентского района.

Третья версия убийства Н. Алиева была обнародована лишь в начале 2015 года, в ней-то и фигурировал тогда еще глава УФМС Дагестана Раджаб Абдулатипов. Якобы чиновник покровительствовал одному из организаторов контрабандной поставки спирта из Азербайджана в Россию – «авторитетному бизнесмену» из Дербента по кличке «Крот» (в миру – Рафик Идрисов). Нелегальный бизнес был сверхприбыльным. Дешевый азербайджанский пшеничный спирт реализовывался как местный, российский, а сделки оформлялись через предприятие Наримана Алиева.

Последний какое-то время был не в курсе дел – аферой занимался его заместитель, имевший право подписи. Когда же Алиев узнал об этом, то собрался писать заявление следователям. В планы пожилого бизнесмена не входило отвечать за чужие аферы с контрабандой спирта и с возвратом, обналичкой НДС. К тому же винсовхоз пшеничный спирт не производил, а только – виноградный, так что вопросы у налоговиков и правоохранителей рано или поздно к винсовхозу бы возникли. Вскоре Н. Алиев был убит. Заказчиком этого преступления Интернет-СМИ, близкое к спецслужбам, назвало Рафика Идрисова. Под подозрение попали и покровители криминального бизнеса «Крота», в том числе Раджаб Абдулатипов.

История с участием Раджаба Гаджимурадовича в криминальном азербайджанском алкогольном бизнесе имела свое продолжение. В 2013 году с приходом к власти в Дагестане его старшего брата Рамазана Абдулатипова была предпринята попытка приватизировать Кизлярский коньячный завод. По версии издания «Черновик», ККЗ через подставных лиц намеревалась выкупить группа крупных бизнесменов из Азербайджана.

Смысл покупки был в том, чтобы нарастить поставки дешёвого спирта в Россию и реализовывать дешевую продукцию под вывеской официального поставщика Кремля – ККЗ, то есть – задорого. За продажу завода Махачкала запросила 50 млн евро. Посредником вновь выступил дербентский «Крот» Рафик Идрисов, к тому времени уже находившийся в международном розыске. В результате 30 млн евро в конце 2013 года были переданы «очень близкому к руководству республики лицу», а оставшиеся 20 млн азербайджанские бизнесмены обязались выплатить после завершения сделки. Однако коллектив Кизлярского завода воспротивился приватизации, людей поддержали СМИ и депутат Госдумы Умахан Умаханов (он же – родственник братьев Магомедовых из группы «Сумма»). Грянул скандал, после которого ККЗ отошел в федеральную собственность.

Братьям Абдулатиповым нужно было предложить азербайджанцам что-то взамен ККЗ, и в качестве такой альтернативы были выбраны винодельческие предприятия и виноградники в Дербентском районе. Для начала их нужно было вывести из госсобственности. И в республиканский прогнозный план приватизации госимущества на 2014 год были включены два бывших винсовхоза, ГУП «Геджух» (находится в одноименно селе) и ГУП «Им. К. Маркса» (в селе Хазар). Кроме того, часть земель этих предприятий при приватизации Мингосимущества Дагестана планировало отмежевать в пользу Дербентского коньячного комбината и Дербентского завода игристых вин. Однако оперативному разгосударствлению помешали два обстоятельства: протестные акции коллективов ГУПов и противодействие главы района Курбана Курбанова. К слову, оба бывших винсовхоза в свое время возглавляли близкие к главе района люди – Шихисиф Новрузалиев и Шамсутдин Курбанов.

Тут-то Рамазан Абдулатипов и заговорил об очищении и обновлении власти в Дагестане. Среди прочих глав районов он предложил освободить свое место и Курбанову. В лозунги Абдулатипова уже тогда верили в республике далеко не все. К примеру, политолог Магомед Магомедов отмечал, что «в основе конфликта … не столько «очищение» рядов чиновников, сколько борьба за ресурсы, которые есть в районе. Прежде всего, это крупные ГУПы».

Курбан Курбанов в Дербенте – это не просто районный чиновник. Он представитель азербайджанского клана, укоренившегося в Юждаге с 1960-х годов благодаря его отцу Саиду. К 2014 году старший брат Курбанова Магомед возглавлял представительство Дагестана в Азербайджане, племянник Нариман и сестра жены Асият Алиева заседали в Народном собрании (жители района жаловались, правда, что не знают своих избранников в лицо). Зато Курбановых знают в лицо в Баку. Якобы основатель клана Саид Курбанов и лидер Азербайджана Гейдар Алиев были лично знакомы и передали это знакомство своим сыновьям по наследству. Чувствуя спиной поддержку Баку, К. Курбанов не согласился отдать Дербентский район по-хорошему. Пришлось отдать по-плохому – в сентябре 2014 года против чиновника было возбуждено уголовное дело (припомнили незаконную продажу земельных участков), следом Рамазан Абдулатипов освободил его от должности. На время расследования Курбанов был взят под стражу, правда, потом отпущен под домашний арест, из-под которого бежал все в тот же Азербайджан.

После бегства Курбанова азербайджанский клан сохранил часть своего влияния в Дербентском районе. Во-первых, винсовхоз Алиева – по-прежнему за ними. Хотя теперь возглавляет его не Ахмедхан Курбанов, а сын другой дочери Наримана Алиева – Эльмиры Атаевой. Три дочери Н. Алиева, в том числе жена Курбанова Написат, остаются учредителями компании по выращиванию винограда «Терекеме». Но это, конечно, лишь часть былого влияния. Поэтому Абдулатиповы и смогли сделать следующие ходы в своей «алкогольной партии». По версии «Черновика», в 2015 году они отправились на переговоры в азербайджанский Нафталан. Там братья получили предупреждение: если передача ГУПов не завершится в ближайшее время, о неудавшейся сделке с Кизлярским коньячным заводом узнают в Кремле.

Судя по тому, как сегодня развиваются события вокруг бывших винсовхозов в Дербентском районе, можно предположить: обязательства Абдулатиповы выполняют. К примеру, ГУП «Геджух» находится в стадии ликвидации, а право на его имущество перешло к Дербентскому заводу игристых вин Магомеда Садулаева.

Как отметил в интервью «Кавполиту» замдиректора ГУП «Геджух» Микаил Абдурагимов, глава Дагестана не зря сначала устроил кадровую чехарду в Минимущества, где подписывались касающиеся ГУП документы, а затем ликвидировал ведомство. «Так, право на имущество этого ГУПа… переходит компаниям ОАО «ДЗИВ» и ООО «ДЗИВ-2» (72% долей принадлежит ОАО «ДЗИВ»)», — рассказывает винодел.

Похожая судьба была уготована ГУП «Им. К. Маркса» – часть его земли планировалось передать Дербентскому коньячному заводу (ДКЗ). Затем бывший винсовхоз можно было бы обанкротить. Но пока он остается в собственности Минсельхоза Дагестана.

К слову, и владелец ДЗИВ Магомед Садулаев, и экс-гендиректор ДКЗ Мурад Гаджиев – близкие Абдулатиповым люди. Именно Садулаев во время борьбы братьев за Кизлярский коньячный завод был его директором.

Помимо выгод, связанных с «прихватизацией» земель ГУПов для своих заводов, бизнесмены-соратники Адбулатиповых получили и другие. Например, не без поддержки адмресурса стали парламентариями. На прошедших в сентябре выборах М. Садулаев получил мандат депутата Народного собрания Дагестана, М. Гаджиев – Госдумы РФ. Стал народным избранником, как мы уже рассказывали, и Раджаб Абдулатипов. К мандату полагается депутатская неприкосновенность, на которую, похоже, очень рассчитывают участники азербайджанской «алкогольной истории». Но вряд ли депутатская неприкосновенность им поможет. Как не помогла в 2015 году Сагиду Муртазалиеву, который был заочно арестован и объявлен в международный розыск, будучи депутатом дагестанского парламента.

Источник