Точку ставить рано. Ответ на критику с лирическими отступлениями

Недавно в  органе обкома КПСС, в «Дагправде», была опубликована большая статья сотрудника этой газеты Шарапутдина Магомедова «О неизбежности совместного проживания кумыков с горскими переселенцами…»

Багаудин Узунаев

Взяв за информационный повод последний по времени «Чрезвычайный съезд Кумыкского народа», что прошел в ресторане «Уллубий», Магомедов дал оценку всему кумыкскому протестному движению в целом и даже затронул некоторые важные аспекты Кумыкской истории вплоть до периода Хазарского каганата…

***

… То есть, материал даже в самом заголовке явно претендует на то, чтобы, как говорят, расставить все точки над «i» и, как мне показалось, закрыть тему раз и навсегда. В самом деле, если кумыки и горцы, как уверены Магомедов, «Дагправда» и ее учредитель буквально обречены на совместное проживание, если эта перспектива для тех и других неизбежна, то к чему дальнейшие разговоры? Закройте рты, «кумыкские геббельсы», как бы требует г-н Магомедов, вторя своему соплеменнику и единомышленнику из газеты «Миллат», автору нашумевшей статьи «Пора сказать тохта!» г-ну Зайналову, кому и принадлежит изобретение хлесткого ярлыка…

Кстати, замечу мимоходом, что чуть позже редактор «Миллат» г-н Бисавалиев дезавуировал жесткие оценки газеты в отношении кумыкского протестного движения, а также взял обратно угрозы своего автора, вызванные якобы сепаратистскими планами кумыков. В частности, тот грозился перекрыть Аварское Койсу в месте его впадения в Кумыкское Койсу и тем самым лишить равнинный Дагестан пресной воды. Затем он утверждал, что вся Кумыкская равнина полита кровью аварцев, которые защищали ее испокон веков, что будто бы дает право их соплеменникам находиться на ней, рулить и верховодить с полным на то основанием…

Текст был очень жесткий, воинственный, огненный…

Однако вскоре последовало опровержение этих оценок и угроз от самого редактора, сославшегося на чересчур эмоциональную реакцию своего подчиненного на кумыкский сепаратизм…

***

Такой резкий поворот воинственного журналиста на 180 градусов не мог обмануть никого: было ясно, что это, скорее всего, результат воспитательной работы, проведенной с ним его соплеменниками из «коридоров власти». Не думаю, что они относятся к кумыкам лучше, чем редактор «Миллата», но надо же соблюдать политес, соответствовать своему эталонному положению. «Брат, – могли сказать ему старшие товарищи, – ты на 100%, на 200% прав! Мы с тобой полностью согласны, но так прямо высказывать свою позицию нельзя. Пиши так, чтобы все поняли твой патриотизм, а придраться было не к чему…».

Полагаю, что автор статьи «О неизбежности…» писал с учетом этого инцидента и этих предполагаемых мной инструкций.

Я начал с того, что его материал, как по заголовку, так и по объему и охвату обозначенных в нем вопросов, как бы претендует на то, чтобы поставить точку в дискуссии. Но именно эта претензия и кажется мне неправильной и опасной для свободы слова в обсуждении сложных тем и вопросов. Поэтому я и решил все же высказаться по некоторым поднятым автором моментам.

***

«Прочитал материал Багаудина Узунаева («Свободная Республика», № 9 (574), 17.03.2017 г., «Взяли курс на самоопределение») с мнением по поводу чрезвычайного съезда кумыкского народа и увидел, к сожалению, как желание соответствовать пониманию патриотизма некоторыми из своих соплеменников уводит журналиста от состояния ясного рассудка при оценке того, что связано с этим мероприятием. И дело даже не столько в оценке того, о чем говорилось и что произошло на этом мероприятии, а больше в том, как, на мой взгляд, недостоверно и потому неубедительно преподносится им отношение своих соплеменников и к собственно среде своего обитания, и к своим соседям по этой среде обитания. А на съезде, напомню, съехавшиеся со всей республики делегаты взяли курс ни много ни мало — на реализацию конституционного права на самоопределение…».

Во-первых, подчеркнем, что возглас изумления «ни много ни мало», издаваемый им при упоминании Конституционного права любого российского народа на самоопределение, выдает его отношение к нему, как к чему-то вопиющему, чему-то из ряда вон! Это означает, что он готов мириться с положением, когда конституционные права граждан и субъектов Российской Федерации – простая запись на бумаге, никого ни к чему не обязывающая, пустой звук, который никто и не собирается услышать…

***

Это очень важный нюанс, потому что им автор выразил не только свое личное отношение к Конституции, но и отношение официоза в целом, а также ее учредителя – правительства Дагестана. Я уверенно говорю это, потому что буквально на днях глава Дагестана дал нам лишнее подтверждение того, что означает для него понятие «правовое общество». Я имею в виду инцидент с молодым пьяным ногайцем из Уренгоя, который был избит за его грубые высказывания в адрес главы. Я считаю поступок этого ногайца недостойным и глупым, более того – им он нанес ущерб ногайскому протестному движению в целом. И этого говоруна избивали свои же ногайцы! Притом, что вряд ли их кто-то уполномочивал это делать. Однако, по моему мнению, пресс-служба главы могла бы осудить как того, кто оскорбляет главу, так и тех, кто занимается самосудом.

В условиях вертикали в «коридорах власти» царят правила жесткие, однажды может случиться так, что в роли того ногайца окажется любой из тех, кто сегодня считает себя недосягаемым для любого наказания, особенно судебного…

***

Во-вторых, никакого желания «соответствовать пониманию патриотизма некоторыми из своих соплеменников», составляя свой отчет о съезде, я не испытывал. Мной владело одно желание: максимально точно, не упустив ни одного важного момента, рассказать читателю о том, что я слышал и видел. Хотя я никогда и не скрывал, что сочувствую именно тем «некоторым соплеменникам», которые сошлись на этом съезде и сходятся на всех других мероприятиях, на которых обсуждается положение кумыкского народа. Я всегда был и остаюсь на стороне народа, а не кучки ловких пацанов, объявивших себя элитой. Да эти «некоторые соплеменники» из «коридоров власти» и не нуждаются ни в моем сочувствии, ни в сочувствии кумыкского народа в целом. У них другие опоры, заступники и защитники (автор и сам говорит про них, когда, помянув про Караманский лагерь, сообщает, что власть, если ее доведут, быстро решит эту проблему с помощью силовиков: полиции, ОМОНа, гвардейцев и т.д.).

***

Таркинцы захватили на Карамане клочок не чужой земли, а земли своих предков. Да, вопреки совету автора не апеллировать к такому аргументу как «земля предков», таркинцы делают это. Но что в этом удивительного, если сам автор, обосновывая свое право на совместное проживание с кумыками на кумыкской земле, ссылается на то, что он на ней родился?! Очень хорошо, что родился… Где родился – там и пригодился. Но ведь таркинцы не только сами на ней родились, но и их отцы, и деды, и прадеды и т.д. Вплоть до периода Хазарского каганата, который автор требует вычеркнуть из списка аргументов кумыков, обосновывающих их право иметь свою землю, свою территорию в этом мире. Автор отказывает им в этом праве, предлагает вести отсчет своей земле, начиная с момента, как он пишет, «формирования дагестанского народа». Но такой народ до сих не сформировался. Сам автор несколько раз называет себя с гордостью аварцем в разных падежах. Выходит, когда речь идет о праве на землю, то тут все дагестанцы и у всех равные права на нее, а когда речь о власти, то мы – аварцы, дайте нам ее побольше, потому что нас больше, чем других, и мы лучше других умеем управлять и командовать…

Двойные стандарты? Очень похоже на это…

***

Что касается совета автора кумыкам забыть свое историческое прошлое, то вот это неисполнимое желание. Азербайджанский историк Сумбадзаде, указывая на расселение тюркского элемента в Прикаспии и Передней Азии, говорил, к примеру, следующее: «В связи с тем, что все тюркоязычные племена, проникавшие в Азербайджан с севера, – гунны, савиры, тюркуты, хазары, кипчаки и другие – шли через территорию плоскостного прибрежного Дагестана, особое значение для прослеживания этого процесса имеет ясное представление об истории Дагестана, в частности Кумыкии, в период раннего средневековья…».

Так что, даже если мы сами ее забудем, чтобы не раздражать горцев масштабами нашего исторического прошлого, нам этого не даст сделать научное сообщество. И это, как минимум.

Еще один нюанс в моей позиции выхватывает автор и строит на нем основание для утверждения своей правоты. Я писал в своем материале о том разрыве, который сегодня произошел между кумыкской элитой (в узком смысле тех, кого горцы допустили в «коридоры власти») и кумыкским народом. Да, это очевидный факт. И он характерен не только для Дагестана, но и для всей России в целом. Причем эти новоиспеченные элиты в силу причин, разбираться в которых следует отдельно, проявляют прямо нескрываемое презрение и брезгливость к тем, кто не сподобился попасть в эти самые коридоры. У них в ходу сегодня в отношении народа ярлыки типа «нищеброды», «голодранцы», «быдло», «лузеры» и т.п. Во-первых, такое отношение характеризует прежде всего их самих, указывая на их вчерашний статус: так относятся к народу обычно те, про кого говорят: из грязи в князи! Истинные хозяева страны, соль земли, ведут себя иначе, уважительно к населению страны и ответственно к его будущему.

***

Магомедов пишет, что такой же разрыв со своими элитами характерен и для других народов Дагестана, что они находятся в равном положении с кумыками, так что им надо совместно решать социальные задачи, отбросив этнополитические, которые их, наоборот, разделяют и противопоставляют друг другу. Мол, смотрите, как консолидированы элиты! Плечом к плечу ведут они наступление на интересы народа и общества. Они отбросили этнический момент, выпятив социальный и даже классовый, и сегодня предстали такой несокрушимой скалой, которой не страшны никакие волны народного гнева и возмущения…

Казалось бы, это неопровержимый аргумент. Однако я не уверен, что он сработает в условиях Дагестана прежде всего потому, что в этом не заинтересованы сами национальные элиты, для которых они служат очень мощным инструментом для укрепления своего положения среди своих коллег по элитаризму.

И лучший пример тому – сам автор статьи «О неизбежности совместного проживания кумыков с горскими переселенцами…». Вроде бы он выступает за общественное согласие, а объективно льет воду на мельницу элит, которые ради своих выгод завтра перешагнут и через него, и через тысячи других лиц и сообществ, верно обслуживающих их сегодня.

 

Свободная республика

ЧИТАЙТЕ В СЕРОМ ЖУРНАЛЕ:

Главой администрации Кумторкалинского района назначен Магомед Бамматов
Кандидаты на должность главы администрации Дербента
Метла Абдулатипова
Коркмаскалинское пике
Реабилитирован очередной Буданов
Набирает популярность ролик о “банде” Абдулатипова
Роспотребнадзор будет добиваться ликвидации "Махачкалаводоканала"
Абдулмеджиду Сулейманову смягчили обвинение
Умахан Умаханов взял кредит в «Сбербанке», чтобы обанкротить свою компанию