В Москве присматриваются к муфтию Дагестана, как к будущему главе республики

Вот уже более месяца предвыборный Дагестан обсуждает неожиданное решение сторонников республиканского муфтията организованно пойти в политику. Однако, ряд экспертов, усматривает за этим решением более стратегические планы муфтията относительно политического будущего Дагестана.

Из мечети – в парламент

Напомним, что, согласно дагестанским СМИ, представители республиканского муфтията готовятся баллотироваться в Народное собрание под брендом федеральной партии «Народ против коррупции». А партийный список может возглавить первый заместитель муфтия Дагестана Магомедрасул Саадуев.

По данным газеты «Новое дело», заявление об этом сделал еще 12 апреля лидер одноименной инициативной группы Магомедхабиб Тажудинов: «У нас будут депутаты, которые честно будут работать на народ. И в наших рядах будут люди, за которыми нет ни одного украденного рубля. Иншааллах!

Свидетельством этому является то, что в Дагестане первым номером в Народное собрание будет идти тот человек, которого мы все с вами уважаем, тот человек, которого уважает весь современный мир. Это – Мухаммадрасул Саадуев», — цитирует Тажудинова газета.

Примечательно, что Тажудинов недавно При этом, газета отмечала, что уже месяц как резко ухудшились отношения между главой Дагестана Рамазаном Абдулатиповым и муфтием Ахмадом Абдулаевым: «Это подтверждают лица, близкие и к той, и к другой стороне».

При этом Абдулатипов еще в апреле недвусмысленно дал понять – духовенство должно заниматься своими делами, а светская власть – своими. По мнению Абдулатипова, вере не место в политике. Имамы и политики могут сотрудничать, но не должны вмешиваться в дела друг друга ни в коем случае.

«Если религиозными вопросами я начну заниматься, это будет выглядеть комично для шейха Магомедрасула (Саадуева – On Kavkaz). А когда он займется политикой, не очень убедительным это уже покажется мне. Каждый должен выполнять свое дело. Следует соблюдать паритет», — заявил тогда Абдулатипов.

Протестный потенциал

При этом, по оценкам газеты «Версия», партия «Народ против коррупции», с представителями муфтията во главе списка имеет потенциал объединить оппозиционно настроенные к власти политические силы Дагестана. Возможность чего, на взгляд журналистов, показала сентябрьская победа оппозиционной «Партии ветеранов» в Буйнакске.

По данным «Версии» идеологи партии «Народ против коррупции» намерены выдвигать в Госдуму одного из лидеров так называемых таркинских джамаатов Залимхана Валиева. Представители этих поселков требуют вернуть им земли севернее Махачкалы и создать новый муниципальный район Таркинский.

В борьбе за осуществление своих целей они готовы оказать абсолютную поддержку «Народу против коррупции». Кроме того партия переманивает на свою сторону оппозицию из Буйнакска во главе с экс-мэром города Османом Османовым, который в прошлом году на выборах в горсобрание от мало известной партии «Ветераны России» набрал 69% голосов.

В стан «Народа против коррупции» также может переметнуться Амучи Амутинов – один из известных политиков лакской национальности, бывший руководитель республиканского Пенсионного фонда.

Он находится в немилости у действующей власти. Бонусом ко всему идет огромный ресурс регионального муфтията. Итог – партия может собрать больше половины голосов во время выборов, — считает газета «Версия».

При этом, по данным «Черновика» сторонники муфтията, стоящие за партией «Народ против коррупции», учитывают возможные страхи Кремля перед «политизацией ислама» и «исламской агрессией» и формируют свою команду, «как из видных представителей традиционного духовенства, так и отставных силовиков и общественников», среди которых:

·        экс-секретарь Совета безопасности Дагестана, в прошлом замначальника Северо-Кавказского регионального управления по борьбе с организованной преступностью МВД Российской Федерации Ахмеднаби Магдигаджиев,

·        заместитель председателя еврейской общины Дагестана Буйбика Шалумова,

·        экс-имам Казбековского района, гендиректор благотворительного фонда «Инсан» Казим Темирбулатов,

·        полковник УФСКН РФ по РД Хасайбат Валиева и др.

«Во главе списка кандидатов, как это подтвердили в штабе НПК, остаётся первый заммуфтия РД Магомедрасул Саадуев. Он, несмотря на слухи о нежелании заниматься политикой, пока единственный, кто находится в примерном общереспубликанском списке кандидатов от НПК», — резюмирует газета.

Муфтий, как народный президент Дагестана

Напомним, что весьма показательными в плане политической активности сторонников дагестанского муфтията послужили и итоги смс-голосования «Народный Президент», проводимого каждый год газетой «Черновик».

По итогам очередного смс-голосования газеты «Черновик» народным лидером с абсолютным отрывом от остальных кандидатур, предложенных газетой, уже второй год подряд стал муфтий Дагестана Ахмад Абдулаев, который, приняв титул шейха тариката после гибели шейха Саида-афанди Чиркейского в 2012 году, сконцентрировал в своих руках всю полноту административного и духовного влияния на последователей тариката в Дагестане.

«61,7% потенциальных избирателей проголосовали за муфтия Дагестана. Остальные 11 кандидатов в сумме собрали 38,3% от общего числа смс-голосов, что примерно в два раза меньше числа голосов, отданных за Ахмада-хаджи Абдулаева», — пишет об итогах голосования интернет ресурс дагестанского муфтията Ислам.ру.

«Таким образом, 61,7% потенциальных избирателей считают муфтия Дагестана шейха Ахмада-хаджи Абдулаева Народным президентом и своим лидером. Ахмад-хаджи Абдулаев является личностью, который смог объединить и сплотить многонациональный Дагестан», — отмечает ресурс.

При этом, сама газета «Черновик» пишет, что связывает большое количество СМС, присланных в поддержку Абдулаева, с какой-то политической активностью муфтия. Но связывает с предельно высоким желанием «команды поддержки Абдулаева победить в данном голосовании».

По данным газеты, мобилизация сторонников муфтия под участие в данном голосовании привела к тому, что «агитацией и призывами отправить СМС-голос было охвачено большое количество дагестанцев».

«Один из сторонников Абдулаева, стремясь помочь своему кандидату, побил своеобразный рекорд, отправив с одного номера (+7******1566) триста СМС-сообщений! Были и те, кто отправлял от 30 до 100 СМС», — пишет газета.

Чеченскую модель – Дагестану

При этом, несмотря на невысокую политическую активность самого муфтия в открытом пространстве, «Черновик» подмечает опосредованное влияние муфтия на политические процессы в республике через многочисленную армию своих последователей.

«Большое количество мюридов и просто сторонников муфтията РД, находящихся на различных должностях как в республиканских, так и федеральных органах власти (включая МВД и ФСБ), в бизнесе, образовательной сфере, обеспечивают осведомлённость муфтия практически обо всех процессах, идущих в Дагестане, а также его влияние (по мере необходимости) на них», — пишет газета.

При этом, в Дагестане уже которую неделю обсуждают встречи, которые проводит муфтий Дагестана со своей супругой в высоких кабинетах Москвы. Большое количество дагестанцев, близких к власти, утверждает, что Ахмад Абдулаев был приглашен для консультаций по будущему Дагестана на встречу с секретарем Совбеза России Николаем Патрушевым.

Кроме того, 6 мая в Москве глава Федерального агентства по делам национальностей Игорь Баринов, который, по некоторым версиям, рассматривается в качестве следующего полпреда в СКФО вместо Сергея Меликова, провёл рабочую встречу с муфтием Дагестана и его супругой Айной (Патимат) Гамзатовой, также обладающей большим влиянием на сторонников муфтията.

Любопытно, что «Черновик», ссылаясь на мнения федеральных экспертов, рассматривает возможности применения в Дагестане чеченской модели, когда высшую политическую власть в Чечне переходного этапа Кремль доверил бывшему муфтию Ахмату Кадырову.

«Перенос чеченской практики на Дагестан, вполне возможно, может выразиться в том, что муфтий Дагестана (или иное находящееся в числе влиятельных религиозных деятелей лицо), по примеру Кадырова-старшего, может «во имя уммы» оставить своё духовное звание и стать по зову Родины политиком, олицетворяющим идеологические начала и авторитет…», — писала еще недавно газета.

Особенность чеченской модели, по данным газеты, заключается в том, что в Чечне «главной идеологией по факту стал «традиционный» ислам – один из видов тариката… Формально светские, а по факту религиозные институты определяют развитие этого субъекта страны», — подчеркивает издание.

onkavkaz