Владимир Васильев продолжает ревизию «наследства» Рамазана Абдулатипова

АО «Государственная нефтегазовая компания» (ГНК) в Дагестане, созданная по инициативе Рамазана Абдулатипова, за три года так и не начала реальной работы. Все свелось лишь к раздаче обещаний. Одно другого богаче.

Врио главы Дагестана Владимир Васильев продолжает ревизию тяжкого «наследства», которое досталось ему со времен Рамазана Абдулатипова. Мы уже рассказывали своим читателям о том, что вот-вот покинет свою должность прокурор региона Рамазан Шахнавазов (он возглавил прокуратуру в 2013 году, и считается членом команды Абдулатипова), а также отправится в отставку министр образования республики Шахабас Шахов.

Общественность региона ждет решительных действий и по наведению порядка в экономической и имущественной сфере региона, которая сегодня выглядит совершенно не радужно. Одной из своих задач Абдулатипов назвал повышение эффективности использования имущества, находящегося в государственной и муниципальной собственности. Скажем, в бюджете-2017 объем доходов по этому коду должен был составить 792 млн. 802 тысячи рублей (515 млн. 22 тысячи рублей должны быть зачислены в бюджет субъекта).

Реальное же исполнение по состоянию на первое ноября 2017 года, по отчету Минфина Дагестана, составило только 330 млн. 334 тысячи рублей (менее 42% от назначенных показателей). В том числе в бюджет региона поступило только 102 млн. 854 тысячи рублей, или менее 20% от назначенных показателей.

Это зримое свидетельство того, что обещанное Абдулатиповым «повышение эффективности» оказалось пшиком. Можно привести пример только одного его проекта – по созданию АО «Государственная нефтегазовая компания Республики Дагестан» (ГНК РД). Учреждена она была в июне 2014 года, а в ее уставный капитал из бюджета региона перечислили 10 млн. рублей.

Общество было учреждено Минимущества Дагестана, оно же согласовало и назначило генерального директора – им стал Лев Юсуфов.

Сам по себе он не так интересен, как его родной брат – Игорь Юсуфов, который возглавлял Министерство энергетики РФ в кабинете Михаила Касьянова. После ухода из правительства он работал на разных должностях и в различных государственных компаниях: «Роснефти», «Газпроме», «Транснефти».

Юсуфов родился в Дербенте и считается членом «ближнего круга» Дмитрия Медведева, в который входит также несколько людей, связанных с Дагестаном. Например, вице-премьер правительства России Аркадий Дворкович (он сам хоть и не связан с Дагестаном, но его супруга – именно оттуда).

Планы у ГНК была фантастические – в частности, заняться освоением недр шельфа Каспийского моря и даже построить в районе Махачкалинского морского торгового порта (ММТП) завод для сжижения природного газа и терминал, откуда СПГ отправлялся бы на экспорт. Заодно в структуру ГНК должен был войти еще и нефтеперерабатывающий завод.

Планы, в общем, – наполеоновские. Особенно учитывая, что Абдулатипов обещал добывать ежегодно в Дагестане 6-7 миллионов тонн нефти, 5-6 миллиардов кубометров природного газа и еще около 0,5 миллиона тонн газового конденсата.

В августе 2014 года было учреждено два дочерних общества, «ГНК-Геология» и «ГНК-Шельф», а затем еще и «ГНК-Терминал» и «ГНК-Ресурс». Руководителем всех этих дочерних предприятий стал Алексей Фалин, который был приглашен в Дагестан из структур «Зарубежугля».

Причем он был не просто наемным менеджером, но еще и согласился участвовать в разделе прибыли: в частности, Фалину на 49% принадлежало упомянутое уже ООО «ГНК-Ресурс» (согласно ЕГРЮЛ, его основным видом деятельности была «Оптовая торговля топливом, рудами, металлами и химическими веществами»).

После того, как ГНК «обросло» дочерними предприятиями, стартовала процедура подготовки к выкупу акций ОАО «Геотермнефтегаз» (входит в группу «Зарубежугля»). Эта компания ранее получила лицензию на разработку четырех участков шельфа Каспия, но, что самое интересное, ее генеральным директором являлся все тот же Алексей Фалин.

Чтобы начать разработку шельфа, было решено привлечь финансирование вьетнамской нефтегазовой госкорпорации PetroVietnam (она должна была войти в акционерный капитал ГНК). Причем речь шла о сумме $300 млн. Ну а для выкупа имущества «Геотермнефтегаза» компания, созданная Абдулатиповым, планировала получить государственные гарантии.

В целом же капитализация ГНК, если верить заверениям главы Дагестана, должна была составить 18 миллиардов рублей (против первоначальных 10 миллионов). Однако всем этим щедрым обещаниям не было суждено сбыться. В активе компаний так и не добавилось нераспределенных лицензий на разработку шельфа, до сих пор не начали строить ни газо-, ни нефтеперерабатывающий завод, ни морской терминал…

Да что там говорить, если у компании до сих пор нет собственного сайта, где любой инвестор мог бы прочитать о грандиозных планах. Фактически, вся деятельность ГНК (и это несмотря на мощную административную поддержку в верхах) свелась к раздаче щедрых обещаний самим Абдулатиповым. Топ-менеджеры предприятия не проводили пресс-конференций, не встречались с журналистами… Эйфория прошла быстро: нынче два из четырех дочерних обществ ГНК уже не существуют («ГНК-Терминал» будет исключен из ЕГРЮЛ как недействующее юрлицо, а «ГНК-Ресурс» исключено еще в августе).

Вот это и есть истинная цена обещаний Абдулатипова.

Источник