Вор «в законе» Шляпа Младший снова подрался

29-летний вор «в законе» Руслан Гегечкори, он же Шляпа Младший или Руслан Зугдидский, продолжает оставлять на лицах заключенных свои неизгладимые отпечатки. Вчера в краевой тюремной больнице Красноярска под его «горячую руку» попал 38-летний Сулхан Мжавия, он же Георгий Двалишвили, более известный в криминальных кругах как Жора Кутаисский.

Напомним, в марте 2013 года Сулхан Мжавия, отбывая длительный срок в мурмашинской ИК-16, стал одним из обидчиков внучатого племянника Деда Хасана, вора «в законе» Георгия Акоева, он же Гия Свердловский, избитого в прогулочном дворике ЕПКТ по указанию лидера «сухумского» воровского клана Мераба Джангвеладзе. За расправу над Гией всем ее участникам от клана Ониани-Джангвеладзе был пожалован воровской титул. Зато сторонники Деда Хасана объявили их «врагами», при встрече с которыми каждый порядочный арестант должен был поступить в соответствии».

Руслан Гегечкори, как, безусловно, порядочный арестант, столкнувшись в краевой больничке с Сулханом, не раздумывая, так и поступил. Схватив первую попавшуюся под руку пепельницу Шляпа набросился на Сулхана и бил его ею пока их не разняли.

Примечательно, что при разборке также присутствовал вор «в законе» Константин Борисов, он же Костыль, который не первый день коротает срок вместе с Сулханом и воспринимает его как вора, независимо от мнения вновь прибывшего Руслана. Что касается Руслана, те, кто знает его не понаслышке, уверены, что поведение Костыля он не оставит без внимания и доведет его до сведения воров. Если даже за оставшиеся до «звонка» восемь месяцев Руслан окончательно не испортит отношения с Костылем, то Сулхана, как вора, он не примет ни при каких обстоятельствах.

Руслан Гегечкори

Руслан Гегечкори

Напомним, всероссийскую известность потомственный вор «в законе» Руслан Гегечкори приобрел после того, как в феврале этого года избил в кызыльской ИК-1выходцев из Чечни и Дагестана прямо в тюремной мечети. Несмотря на всевозможные спекуляции СМИ, пытавшихся представить данный инцидент, как религиозный или межнациональной, его подоплека была сугубо арестантской, что и подтвердилось развитием дальнейших событий. Никаких признаков джихада или кровной мести Руслан на себе не почувствовал. Более того, лишь благодаря «третейству» Марата Сухумского попытки чеченских воров «в законе» Ислама Большого и Гилани Седого заступиться за своих единоверцев не привели к большой размолвке с Русланом.

На интервью главреда «Медиазоны» Сергей Смирнов о разгроме мечети в тувинской колонии откликнулся эксперт, который не согласился с мнением коллеги. Редакция предоставила возможность высказаться редактору российского портала о криминальном мире страны — «Прайм Крайм» — Виктории Гефтер. В интервью «Реальному времени» она рассказала о том, действительно ли в тюрьмах существует противостояние воров в законе и мусульман, осужденных по экстремистским статьям, и какая участь постигла «обидчиков» уже ставшего известным благодаря медиа Руслана Гегечкори.

«Спекуляции на тему ислама или поруганной мечети — это переклад с больной головы на здоровую»

— Виктория, мы беседовали с главредом «Медиазоны» Сергеем Смирновым, который не верит в официальную версию конфликта по ряду причин. Скажите, а что вам удалось узнать о произошедшем?

— С точки зрения преступного мира, поступок Руслана Гегечкори (вор в законе, который, по официальной версии, является инициатором погрома в мечети тувинской колонии — прим. ред.) закономерен и не нуждается ни в каком оправдании и ничьем прощении. Этот конфликт разгорелся не на религиозной или межнациональной почве. Он чисто арестантский. Любые спекуляции на тему ислама, поруганной мечети или оскорбления всего чеченского народа — это переклад с больной головы на здоровую.

Вне зависимости от национальной или религиозной принадлежности, поднять руку на вора, тем более в тюрьме — значит подписать себе смертный приговор. Это непреложное правило, на котором испокон веков держится авторитет воров. Вор — для арестантов всех мастей — личность неприкосновенная. Я напомню, что Руслан — вор в третьем поколении. Со своими «обидчиками» он поступил так, как был должен в соответствии со своим статусом — объявил «бл*****» (теми, кто сознательно идет против воровского уклада) и определил в «шерсть» (категория заключенных, которым среди людей вообще не место).

— Грозит ли опасность «зачинщику» погрома?

— По моим сведениям, на связь с Русланом выходили чеченские воры в законе Ислам Большой и Гилани Седой, чтобы «спасти» не Руслана, а своих земляков от самой незавидной участи. На данный момент, насколько мне известно, Руслан стоит на своем и ни о каких послаблениях с его стороны с ним договориться не удалось. Находясь в местах лишения свободы, где бы то ни было, не Руслан, а именно «кавказцы», поднявшие на него руку, находятся в группе риска, под «дамокловым мечом». Руслану, если и есть чего опасаться, то только «беспредела».

— И все же конфликт в мечети преподносится, как противостояние воров в законе и мусульман, осужденных по экстремистским статьям (в прессе используется как салафитские или ваххабитские джамааты). А действительно ли в тюрьмах есть такое противостояние между этими двумя группами?

— Такого противостояния не существует и все спекуляции на эту тему есть не что иное, как попытки разжечь такой конфликт. На мой взгляд, любые притязания оспорить власть воров в местах заключения обречены на провал.

«Красные» и «черные» зоны, воровская иерархия и дружба с Дедом Хасаном

— Виктория, хотелось бы понять, что вообще из себя представляет эта колония — «красная» она или «черная»? Вам что-нибудь о ней известно?

— Начну с того, что та колония, где отбывает наказание вор, не может быть «красной». С заходом вора любая «красная» колония становится «черной». Везде, где есть вор, царит только воровской закон. Если администрацию это не устраивает, вора постоянно «трюмят», изолируют от массы заключенных: в СУСах (строгие условия содержания), БУРах (барак усиленного режима), ШИЗО (штрафной изолятор), ЕПКТ (единое помещение камерного типа) и т. д. или в конечном итоге вывозят в другую колонию.

— А какое место в воровской иерархии занимает Руслан Гегечкори и насколько влиятелен его отец Роланд Гегечкори?

— Строго говоря, воровской иерархии нет, как таковой. Все воры, если они не «под конфликтом», равноправны и равнозначны между собой. А наивысший взлет карьеры Роланда Гегечкори пришелся на первую половину 2010-х, когда он занимал ведущие позиции в так называемом менгрельском клане в окружении Деда Хасана.

Хотя и до этого у него были физические стычки и с Бадри Когуашвили в Израиле, и потом, в Турции с Ровшаном, ответных действий со стороны Роланда не последовало. Сейчас Роланд утратил былую активность. Не считая коронации своего сына, за последние несколько лет Роланд ни в чем серьезном замечен не был.

— Также говорилось о том, что для разрешения конфликта якобы выходили на Ахмеда Домбаева (Ахмед Шалинский), однако он категорически отказался выступать посредником — не знаете ли вы, действительно ли был отказ, и ясно ли, чем он был мотивирован?

— Если со стороны Ахмеда такой отказ имел место, то по вполне понятным причинам: вор не вправе хлопотать за тех, кто поднял руку на другого вора, к какой бы национальности или конфессии он ни принадлежал. Такое «ходатайство» больно ударило бы по воровскому авторитету самого Ахмеда и никак бы не помогло его соотечественникам.

ЧИТАЙТЕ В СЕРОМ ЖУРНАЛЕ:

Убийство в Минводах. «Уже пошли просьбы того отпустить, этого отпустить»
«Диссернет» выявил высокий уровень плагиата диссертации Раюдина Юсуфова
Как политика возвращается на юг России
Российского тяжелоатлета Апти Аухадова лишили серебра Олимпиады в Лондоне за допинг
Обзавелся ли муфтий бандами для рэкета?
Прокуратура требует лишить работы президента Нотариальной палаты Дагестана
В Буйнакске задержан помощник главы города Юсуп Бартыханов
Сообщница сатаниста Арсена Байрамбекова объявлена в розыск
Агония Шихсаидова и нападки на Гамидова