Вор в законе Султан Даудов (Балашихинский)

Чеченский криминалитет активно заявил о себе в столице в конце 1980-х. При этом «чехи» сразу показали свой фирменный стиль — жестокость, хитрость, бескомпромиссность. Они «взяли» на себя рэкет, похищения, вымогательства. При этом чеченские ОПГсразу дали поить славянским «товарищам», что никаких правил игры с ними они соблюдать не будут. Поэтому с 1989 по 1995 годы «славяне» и «чехи» вели кровавые разборки — убивались в том числе авторитеты, не говоря уж про звеньевых и рядовых бойцов.

Не слишком чеченцы признавали и авторитет воров в законе и решения воровских сходок. Что касается Султана Даудова, то он по каким-то причинам стал нетипичным чеченским криминальным авторитетом. Вполне ладил со славянами. Короновался. Причем именно на зоне. Что не слишком типично для южных преступников. Также он был скромен в быту
(для своего положения и финансового состояния) — вместо массивных золотых цепей и красных пиджаков он преимущественно носил джинсовый костюм и кроссовки — типичный прикид успешного человека, но… в 1980-е годы.

Султан Даудов родился в 1956 году в Чечено-Ингушской АССР. В совсем юном возрасте, в 1971 году он отправляется за кражу в воспитательно-трудовую колонию в Грозном. Там он встретил свое совершеннолетие, а также прошел тюремные университеты. Затем Султан еще трижды попадал в зону с богатым набором обвинений (кражи, угон, распространение наркотиков и др.). Говорят, правда, лишь говорят, что титул вора в законе он получил во Владимирском централе с подачи грузинских воров, которые начинали укреплять свое крыло другими выходцами с Кавказа. Якобы Даудов получил высший воровской титул в самый разгар противоборства между «славянами» и «лаврушниками», когда последние объявили «всеобщую кавказскую мобилизацию».

Вор в законе Султан Даудов — Султан Балашихинский

Вор в законе Султан Даудов — Султан Балашихинский

На свободе чеченский вор, как и пристало вору, позволял себе находиться не более двух лет. Семьи не имел. Отмотав таким образом пятнадцать лет по лагерям и тюрьмам, он до
своей смерти все-таки побыл немного на воле и вел «бизнес» в Балашихе.

Чеченские бандиты относились к Даудову с насмешкой. Склонные к роскоши, дорогим автомобилям, они не понимали аскетической натуры Даудова, который мог позволить себе многое. Что касается других воров в законе, как русских, так и грузинских, то они к Султану относились настороженно, прекрасно понимая, что Даудов прежде всего чеченец, а только потом вор. Со всеми вытекающими. Для него тейп куда важнее движения.

Поэтому воры никогда до конца не доверяли Даудову полностью. Султан оставался чужаком и для своих, и для чужих. Такая вот судьба. Тем не менее, что интересно, авторитет у Даудова был большой. А в чем заключается авторитет вора в законе? Это когда его приглашают арбитром при различных спорах между криминальными группировками и их лидерами. Также Даудов был постоянным участником воровских сходок, и его голос значил немало. Правда, Султан имел и несомненную слабость — употреблял наркотики. Но среди воров в законе это не считается зазорным. Почему-то.

Несмотря на то что Даудов провел в тюрьмах и лагерях «пятнашку», наркотики он там имел всегда. Так было в нашей пенитенциарной системе и так есть.

Султан Балашихинский

После очередной отсидки Даудов обосновался в подмосковной Балашихе. Времена были бурные и крутые, начало «лихих 90-х», а потому все быстро менялось, люди быстро поднимались и так же быстро отправлялись в могилу. Султан с трудом втиснулся между местными братками, которые вовсю делили сферы контроля и списки «подшефных» фирм и фирмачей. С одной стороны расположились бойцы Шурика Захара, с другой поджимал Сергей Фролов. Имели свою долю в Балашихе и бойцы некоего Мушинского по кличке Муха.

Но Даудову все же удалось закрепиться в этом районе. Ненавидящий кавказцев Фрол, по некоторым данным, пытался подвинуть вора-чеченца, но смирился с его присутствием. По
всей видимости, Фролову хватало хлопот с земляками Султана, которые все чаще засылали свои бригады для расправы с ним. Саша Захаров, отличавшийся добродушием и миролюбием, считал Даудова безвредным иноходцем, блатным романтиком, настоящим бродягой. Тем не менее Шурик Захар был первым, кого заподозрила милиция в убийстве чеченского вора. А случилось это в 1994 году. Султану Даудову было всего-то 38 лет.

Вор в законе Султан Даудов — Султан Балашихинский

Вор в законе Султан Даудов — Султан Балашихинский

21 марта 1994 года Султан собирался лететь в Крым на встречу с крупным украинским авторитетом. Дела международного масштаба, можно сказать. Рано утром за ним заехал телохранитель Александр Дерябин, чтобы сопровождать во время поездки. Даудов сел в джип с дипломатом (видимо, далеко не пустым) и приказал ехать в офис местной фирмы «Росинтер». Этот «офис» славился стенной сауной и баром. Любил попариться здесь и Шурик Захар. Султан и Дерябин вышли из джипа и вошли в офис «Росинтера». Едва за ними закрылась дверь, как прозвучала автоматая очередь. Вторая очередь адресовалась уже водителю джипа, на котором прибыл Даудов. Шофер Ислам Осмаев получил пулю в бедро,
остальные прошли мимо. Осмаев рванул дверь, сполз на землю и, хромая, стал убегать. Через десять минут его встретил милицейский патруль и отправил в центрально-городскую больницу. Водитель выжил.

Вскоре оперативная бригада задержала подозрительные «Жигули» с тремя пассажирами. Один из них был администратором «Росинтера». На приказ открыть багажник водитель «девятки» отреагировал агрессивно. Милиционеры настояли. И не зря. В багажнике лежал скрюченный Дерябин, потерявший к тому времени сознание. Он истекал кровью, ведь пуля угодила прямо в голову. Через несколько часов он умер. При досмотре автомобиля милиция обнаружила пистолет «ТТ» с двумя запасными обоймами. Труп Даудова нашли
спустя четыре часа. Он покоился в близлежащем лесном массиве, присыпанный снегом. Вора в законе убили выстрелом в затылок.

Версии убийства Даудова

Почему под подозрение попал Шурик Захар, который ладил с Даудовым? Дело в том, что накануне этих трагических событий между Даудовым и Захаровым был замечен инцидент (или скорее недоразумение), который стоил Захару нескольких часов допроса. Один из бойцов Шурика по имени или кличке Яша наехал на друга Султана по имени или кличке Артур, требуя денег. Чеченский вор немедленно отыскал Яшу и, вытащив пистолет, спросил: «Ты хорошо видишь эту штуку?» Захаров, с интересом слушавший беседу со стороны, якобы ответил за Яшу: «А ты хорошо себя чувствуешь?» Эту фразу можно расценивать как угрозу. А можно и не расценивать. Так или иначе, следствию ничего доказать не удалось.

Аналитики же от МВД связали смерть Даудова с ликвидацией Фролова. Были и такие, кто не связывал Даудова с конкретной уголовной фигурой, а видел в нем лишь очередную
жертву всеобщего крестового похода на «лаврушников». Их действительно тогда отстреливали активно. А тут  еще и началась первая чеченская военная кампания и за чеченцев в столице взялись и правоохранительные органы, помогая тем самым «славянским» ОПГ.

На смену чеченскому вору в законе пришел его земляк, коронованный опять-таки грузинами, — Хусейн Слепой. Двадцатидевятилетний Хусейн долгое время был соседом Султана по лестничной площадке. Вот такая преемственность получилась у малочисленных чеченских воров в законе. С тех пор прошло уже много лет, но до сих пор вор в законе чеченской национальности — это нонсенс.