Заметный Ткачёв-Упрямый Саврулин-Ровный Кабурнеев-Статусный Дубровин

Указом президента Владимира Путина руководителем Следственного управления Следственного комитета РФ по Дагестану назначен генерал-лейтенант юстиции Сергей Дубровин. Со дня на день ожидается его представление коллективу.

Заметим, что в один день Владимир Путин подписал порядка двух десятков указов, согласно которым была освобождена от должностей дюжина высокопоставленных силовиков, включая генералов, а также произведены новые назначения.

Стоит также отметить, что вероятность назначения Сергея Дубровина в Дагестан уже обсуждалась. По крайней мере в средствах массовой информации Тульской области, где в последнее время он возглавлял областное Следственное ведомство. Говоря же о возможных мотивах (хоть и не решающих) дагестанской командировки Дубровина, следует сказать, что он знаком со спецификой работы на Северном Кавказе, ранее несколько лет отработав руководителем Следственного управления СКР по Ставропольскому краю.

Иерархия сил

Ещё во времена Генеральной прокуратуры СССР в следственных органах (следствие раньше входило в структуру надзорного ведомства) царила иерархия неукоснительной подчинённости ведомственным интересам, фундаментом которой всегда служили взаимный контроль и доверие. Внутренняя дисциплина фактически была на уровне офицеров государственной безопасности. Для поступления на службу мало было просто обладать багажом спецзнаний, как правило, учитывались и близкородственные связи. В развесёлые 90-е прокуратуре и следствию не удалось в полной мере оградить себя от тотальной криминализации государственных структур, и особенно на Северном Кавказе, включая Дагестан. Но уже в двухтысячных в надзорном и следственном органах республики преемственность постепенно оказалась замещена семейственностью, а ведомственный интерес всё чаще подменён корпоративным. Органы всё более начали походить на корпорацию бизнесменов, каждый из которых «курирует» какой-нибудь серьёзный государственный хозяйственный комплекс. На этом фоне высокоорганизованная преступность только набирала размах и обороты.

В 2007 году были приняты федеральные законы, согласно которым из компетенции прокуроров были исключены полномочия по процессуальному руководству следствием. Следственный аппарат органов прокуратуры фактически стал самостоятельным ведомством – Следственным комитетом (СК) при прокуратуре.

А в 2011 году вступил в силу федеральный закон от 28 декабря 2010 года №403 «О Следственном комитете Российской Федерации», согласно которому ведомство подчинялось напрямую президенту – ПутинБастрыкин. Для назначения главы СК более не требовалось одобрения Совета Федерации.

Заметный Ткачёв

Однако ещё до разделения ведомства на две обособленные структуры в 2006 году прокуратуру Дагестана возглавил Игорь Ткачёв, до этого проработавший старшим следователем Генпрокуратуры по особо важным делам. Да ещё каким…

С 1999 по 2000 год он руководил следствием по крупному уголовному делу под условным названием «Война», связанному с событиями на Северном Кавказе в период существования Чеченской Республики Ичкерия. По этому делу были осуждены 70 человек, в том числе бывший заместитель генпрокурора Ичкерии Ваха Айгумов и судья шариатского суда Грозного Ибрагим Азимов. В марте и октябре 2002 года Ткачёв провёл ряд допросов «российских талибов» на военной базе США Гуантанамо на Кубе. Впоследствии этих людей экстрадировали в Россию, прекратив против них уголовное преследование. Впрочем, несмотря на то что Москва в тот период начинала усиливать северокавказские регионы силовиками-варягами, Игорю Ткачёву не хватило, во-первых, ресурсов. В тот период он оказался в тени более могущественного дагестанского силовика – министра внутренних дел Адильгерея Магомедтагирова (убит в 2008 году – «ЧК»), который замыкал на себе все значимые уголовные дела, в том числе связанные с противодействием экстремизму и терроризму. А во-вторых – времени. Следственное управление возглавил КасумбекАмирбеков, который стал первым и пока последним руководителем управления – дагестанцем.

Изначально предполагалось, что функционирование следствия вне системы прокуратуры должно повысить объективность следствия. Кое-где, надо признать, ставка оправдалась. Но только не в Дагестане.

Упрямый Саврулин

В 2011 году СУ СКР по республике возглавил Алексей Саврулин. Казавшийся внешне абсолютно экзальтированным и дистанцированным от «дружественных» контактов с разной природы группами политического влияния, он, тем не менее, чётко следовал своей внутренней логике. Саврулин вошёл в историю дагестанского следствия как человек, отвергавший в любом виде диалог не только с экстремистами, но и фундаменталистами первой волны. Стоит вспомнить, как глава СУ вступал в открытые перепалки даже с тогдашним руководителем республики Магомедсаламом Магомедовым в вопросе адаптации бывших боевиков к мирной жизни посредством одноимённой республиканской комиссии. «У многих захваченных в ходе проведения спецоперации, КТО закончились патроны, и они продолжали бы свои боевые действия, направленные на убийство сотрудников, если бы они при каких-то обстоятельствах не были вынуждены прекратить сопротивление. Таких людей рассматривать нельзя, просто недопустимо. Этим мы всю правоохранительную деятельность, направленную на борьбу с терроризмом и экстремизмом, сводим к нулю. То есть сегодня, получается, ты можешь стрелять, убивать, а потом прийти на Комиссию и сказать: пожалейте меня, я хороший…», – говорил тогда Саврулин в ответ на положительную характеристику, данную Магомедовым Комиссии.

Саврулин прекрасно понимал, что борьба с боевиками и экстремизмом является самой ликвидной формой самореализации, и на тот период только она могла принести дивиденды в самый краткосрочный период – повышение в звании и перспективы карьерного роста. Атмосфера внутри Следственного управления по республике напоминала сюжет из «…профессора Доуэля», когда более или менее профессиональные следователи были вынуждены работать больше не на конечный результат, а на усиление роли и влияния своего руководителя. Иными словами, им нередко приходилось действовать не на участках, где требует обстановка, а там, где нужно начальству. Так или иначе, приехав в Дагестан в ранге полковника, Саврулин уехал отсюда генерал-майором.

Вместе с этим ни о какой ощутимой борьбе с экономическими преступлениями, коррупцией в высших органах государственной власти тогда не могло быть и речи. Она началась при новом главном следователе республики, но далеко не по его инициативе…

Ровный Кабурнеев

В 2013 году Владимир Путин прописал в СУ СКР по РД нового полковника – Эдуарда Кабурнеева. Однако период его назначения совпал по времени с невиданными доселе операциями правоохранительных органов, арестами высокопоставленных чиновников, такими, к примеру, как задержание мэра Махачкалы Саида Амирова и его племянника, замглавы Каспийска Юсупа Джапарова, главы Кизлярского района Андрея Виноградова и т. д. Однако все эти операции, а также дальнейшее расследование уголовных дел в их отношении проводились силовиками федерального подчинения и следователями центрального аппарата СКР. Или как минимум спецами из СКФО.

Заметим, что в Дагестане Кабурнеев отличался весьма высокой лояльностью к главе Дагестана Рамазану Абдулатипову. Читатель «Черновика» помнит, как в проблемные моменты, связанные с нежеланием влиятельных муниципалов, скажем, Дербента и Дербентского района уходить по просьбе Абдулатипова с должностей, ведомство Кабурнеева своевременно возбуждало уголовные дела, а также инициировало выемки и обыски с привлечением (по поручению следствия) спецназа. Однако, несмотря на такую избирательность, цикличность в работе, его деятельность в Дагестане не осталась незамеченной.

Два месяца назад уже генерал-лейтенант Эдуард Кабурнеев был освобождён от должности главы СУ СКР по Дагестану и назначен Путиным руководителем Главного следственного управления СК России – значительное повышение. Продвижение Кабурнеева (планировавшего уйти на пенсию) на такую высокую должность, тем более на фоне «войн» различных силовых структур между собой и параллельной борьбы с организованными преступными сообществами, имевшими (или имеющие до сих пор) тесные контакты с высокопоставленными следователями, может говорить либо о том, что экс-руководитель СУ СКР по РД исключительно на хорошем счету у руководства СК (член команды), либо его назначение – результат хорошей лоббистской работы. Возможно, что от Кабурнеева ждут очищения системы от коррумпированных следователей.

Мы также предполагали, что уход Кабурнеева, в случае назначения в СУ СКР по республике более самостоятельного руководителя-варяга, может отчасти означать ослабление позиций Абдулатипова внутри республики.

Статусный Дубровин

Сергей Дубровин – первый силовик, который прикомандирован в нашу республику уже в чине генерала. Кроме того, он боевой офицер – принимал участие в боевых действиях на территории Афганистана в составе ограниченного контингента войск СССР. Послужной список достаточно богатый. Награждён медалями «За отвагу», «70 лет Вооружённых сил», «От благодарного афганского народа», Указом Президента Российской Федерации от 20.07.2012         №1022 государственной наградой Российской Федерации – медалью ордена «За заслуги перед Отечеством II степени», а также ведомственными наградами: медалью «За верность служебному долгу» и медалью «За безупречную службу» I, II и III степеней. За продолжительную и безу-пречную службу в органах прокуратуры и Следственного комитета награждён именным оружием и нагрудными знаками «Почётный работник прокуратуры Российской Федерации» и «Почётный сотрудник Следственного комитета РФ».

Перевод Дубровина в республиканское управление – безусловное повышение, хотя не исключено, что Дагестан служит транзитным пунктом для более высокого продвижения по службе. Известно, что в период его предыдущего назначения в Тульской области складывались весьма конфликтные отношения между местным Следственным управлением и ФСБ. За год его службы конфликт практически был исчерпан. Кроме того, надо отметить, что Дубровин наладил и сохранил довольно комфортные отношения с новым губернатором области Алексеем Дюминым, которого считают человеком из близкого окружения Владимира Путина. Вполне вероятно, что, обладая таким положительным багажом, он в среднесрочной перспективе будет переведён в Москву, в центральный аппарат СКР.

Возможно, в качестве заместителя председателя Следственного комитета с сохранением потенциала для дальнейшего роста. Предполагается, что для большего укрепления своих позиций Дубровину будет дан карт-бланш на решительные действия в Дагестане, в частности раскачку коррупционных дел, в которые вовлечены высокопоставленные чиновники.

Одно подобное дело, правда, пока без его непосредственного участия, на днях уже появилось.  Следственное управление СК РФ по РД возбудило уголовное дело в отношении главы Кулинского района Саида Сулейманова. Его подозревают в превышении должностных полномочий (ч. 2 ст. 286 УК РФ) и служебном подлоге (ч. 2 ст. 292 УК РФ). По версии следствия, в 2013 году Сулейманов издал заведомо подложное постановление о передаче бесплатно в собственность земельного участка в селе Вачи Кулинского района местной жительнице под строительство жилого дома для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. На основании подложных документов местный регистрирующий орган выдал женщине свидетельство о госрегистрации права собственности на несуществующий жилой дом и несуществующий земельный участок. Следователи считают, что в последующем Сулейманов заключил муниципальный контракт на приобретение у этой женщины несуществующего жилья детям-сиротам на сумму более 400 тысяч рублей. Мера пресечения чиновнику ещё не избрана, впрочем, глава района выразил полное удивление случившимся, вину не признаёт и называет происходящее политическим заказом. Последнее кажется странным, поскольку Сулейманов сумел утвердиться на своём посту при непосредственной поддержке Белого дома и лично Рамазана Абдулатипова.

Черновик