Квалификация причинения вреда при исполнении распоряжения или приказа

Каждая профессия в структуре своих должностных прав и обязанностей предполагает наличие подчинённых и руководителей, что соответственно создаёт ситуации, в которых лицо, находящееся ниже по званию или рангу, выполняет приказы или поручения вышестоящего руководства, и порой их приходится исполнять, несмотря на собственное мнение и желание. Одно дело, когда такие приказа не нарушают законов или каких-либо должностных инструкций и нормативных актов, но когда исполнение распоряжения неминуемо приведёт к совершению преступления, то тяжесть ответственности, в том числе и уголовной, ложится на всех фигурантов. В рамках настоящей статьи ставится цель пояснить и разобрать, как именно закон, с точки зрения правомерности, рассматривает подобные ситуации, является ли выполнение такого приказа преступлением, а также о том, кто же всё-таки должен нести ответственность за нарушение закона.

Причинение вреда при исполнении приказа или распоряжения

Понятие

И приказ, и распоряжение – это виды установленных законом актов управления. Несмотря на всю первоначальную схожесть, предполагать, что это одно и то же, было бы неправильно.

Приказ – это издаваемое непосредственным руководителем властное требование, которое адресуется или кругу подчинённых лиц или единственному лицу.

Распоряжение – это требование, издаваемое и определяемое не только руководителем субъекта, но и уполномоченным на это лицом (заместителем, руководителем отдела или филиала) на исполнение или донесение обязательств по решению общих вопросов.

Для большей наглядности следует разобрать их отличия на примере таблицы:

Приказ Распоряжение
Возможный срок действия Действует даже после исполнения указанного в нём требования, вплоть до фактической отмены действия приказа. До фактического исполнения установленных в нём требований и предписаний
Внесение изменений Возможно внесение правок и дополнений. Не предусмотрено, в случае необходимости подлежит переизданию.
Особенности распорядительной части Имеет одноимённый заголовок, и распорядительная часть начинается со слов «приказываю» (как правило). Возможно без указания заголовка. Распорядительная часть может начинаться со слов: обязываю, распоряжаюсь и т. п.
Решаемые вопросы Создаёт правовые нормы и обязательства Издаётся в частности для решения вопросов, установленных в приказе, кратковременное наделение определённого лица полномочиями, решение вопросов оперативного порядка.

Несмотря на данные отличия, оба локальных правовых акта (ЛПА) обязательны к исполнению.

Исполнение приказа

Условия и обстоятельства

В рамках рассматриваемой темы нет принципиальной разницы, какой правовой акт исполняло лицо. В рамках уголовного кодекса причинение вреда при исполнении ЛПА не является преступлением, но только при соблюдении ряда условий и обстоятельств, которые прописаны в статье 42 Уголовного кодекса РФ, а именно:

  1. Не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам лицом, действующим во исполнение обязательных для него приказа или распоряжения. Уголовную ответственность за причинение такого вреда несёт лицо, отдавшее незаконные приказ или распоряжение.
  2. Лицо, совершившее умышленное преступление во исполнение заведомо незаконных приказа или распоряжения, несёт уголовную ответственность на общих основаниях. Неисполнение заведомо незаконных приказа или распоряжения исключает уголовную ответственность.

Исходя из изложенных выше положений статьи УК, следует выделить следующие обязательные условия:

  • требования были обязательными к исполнению,
  • последствия их выполнений носили преступный характер,
  • лицо, исполняющее возложенные на него обязанности, не подозревало о тяжести последствий, возникших при его исполнении.

Например. Гражданин Иванов, проходящий военную службу по контракту, занимал должность водителя в военной части № 1. Находясь на службе, Иванов получил устное распоряжение от непосредственного командира на погрузку со склада ГСМ 10-ти бочек с горючим с последующей перевозкой в часть № 2, также на склад ГСМ. Приехав в установленное место и погрузив указанные десять бочек, Иванов получил предоставленную транспортную накладную, подтверждающую факт правомерности перевозки. Во время следования установленному маршруту автомобиль Иванова останавливает на посту ДПС наряд полиции, который утверждает, что несколько часов назад из ВЧ № 1 поступила заявка о пропаже 3 боевых автоматов и была вынесена ориентировка на проверку всех попутных автомобилей с полным досмотром.

В ходе досмотра и вскрытия одной из бочек были обнаружены те самые 3 пропавших автомата, что привело к задержанию Иванова и его напарника. В ходе следствия стало известно, что капитан «А», который и отдал распоряжение Иванову о транспортировке указанного груза, вместе с прапорщиком со склада ГСМ и служащим с части № 2 решили провернуть аферу и продать оружие, используя поддельную транспортную накладную. Соответственно, исходя из описанной ситуации, Иванов исполнял прямое требование командира, при этом не имел представления об их истинных мотивах, что согласно ч. 1 ст. 42 УК РФ является обстоятельством, исключающим преступность деяния.

Уголовно наказуемые обстоятельства

В части 2 статьи 42 УК РФ указано, что если лицо, исполняющее приказ или распоряжение, знало о их незаконности и возможных последствиях заранее, то оно несёт уголовную ответственность на установленных общих основаниях.

Уголовно наказуемые обстоятельства

На основе этого можно привести следующий пример:

Предположим ту же ситуацию, только с другого ракурса. Капитан «А» и прапорщик «Б» были хорошими знакомыми. План на совершение данного преступления «созрел» именно у капитана «А», о чём он оповестил своего приятеля. В рамках дружеской беседы прапорщик «Б» отказался от предлагаемой ему роли и уведомил своего друга, что не намерен становиться соучастником преступления. Гражданин «А», не отступая от своего замысла, используя возможность отдавать распоряжения своему подчинённому, при этом обойдясь без угроз, отдал распоряжение на сокрытие 3 единиц боевого оружия в одной из бочек, хранимых на складе.

Прапорщик «Б» понимал, что отказ может стоить выгодной для него дружбы, согласился на вынесенные требования, спрятал оружие, лично переданное ему «А», и подделал транспортную накладную. Принимая во внимание роль каждого субъекта из приведённых примеров, можно сделать вывод о том, что действия и капитана «А» и прапорщика «Б» будут признаны как соисполнительство. А вот действия Иванова, как уже было сказано выше, не подлежат рассмотрению как соучастие, в силу того обстоятельства, что он исполнял распоряжение и при этом заведомо не знал о преступности данного локального правового акта.

Особенности

Все статьи, находящиеся в главе 8, которая устанавливает перечень обстоятельств, исключающих преступность деяния, в том числе касающиеся рассматриваемой темы, во многом соприкасаются друг с другом, и при более тщательном рассмотрении становится видно, что в одной ситуации может присутствовать несколько видов.

К примеру:

Гражданин Алексеев являлся сотрудником государственного учреждения, в его обязанности входило оформление социальных пособий и пенсий. В один рабочий день к Алексееву подошёл непосредственный руководитель филиала («В») этого учреждения с устным распоряжением о том, что Алексееву необходимо предпринять всё возможное, чтобы не оформить пособие для гражданина Борисова и ещё10 человек, которые вскоре должны посетить их филиал. На эти требования Алексеев ответил отказом, так как понимал, что, по сути, действия его будут незаконными, о чём он и уведомил своего руководителя.

В ответ на его отказ гражданин «В» ответил, что это требование пришло «сверху», и тот, кто откажется его исполнять, не только останется без работы, но «попадёт» на крупную сумму денежных средств. Дабы не потерять места работы, которая была ему необходима, так как на его попечении был несовершеннолетний ребёнок, Алексееву пришлось исполнить волю начальства. В результате жалобы одного из обманутых была инициирована проверка, по результатам которой стало известно, что общее число «отвергнутых» заявителей составило более 200 человек, а денежные средства в сумме более 1000000 рублей были присвоены руководящим звеном этого филиала.

По действиям Алексеева можно сделать следующий вывод. Всё исполненное Алексеевым можно квалифицировать по ч. 2 ст. 42 УК РФ – то есть осознанное исполнение заведомо незаконного приказа.

Но в силу того, что на него было оказано психологическое воздействие, так как исходила угроза от вышестоящего начальства, что вполне соответствует ч. 2 ст. 40 УК РФ:

«Вопрос об уголовной ответственности за причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в результате психического принуждения, а также в результате физического принуждения, вследствие которого лицо сохранило возможность руководить своими действиями, решается с учётом положений статьи 39 настоящего Кодекса».

Дальше всё будет зависеть от суда, будет ли всё вышесказанное признано для Алексеева как создание обстоятельства крайней необходимости или нет, на чём и будет основываться окончательная квалификация. Но если брать во внимание только условия, приведённые в примере выше, то наиболее справедливо было бы квалифицировать действия Алексеева как умышленное исполнение заведомо незаконного приказа вследствие психического принуждения, но учётом данных обстоятельств в виде угроз, то есть психологического воздействия, в качестве смягчающего обстоятельства, что, к слову, не отменяет уголовной ответственности.

Заключение

Итак, в заключение стоит отметить, что сама по себе глава 8 Уголовного кодекса РФ достаточно интересная и неоднозначная. Как было наглядно продемонстрировано в последнем примере, в одной ситуации может прослеживаться сразу несколько обстоятельств, которые при правильной и справедливой квалификации могут освободить невиновного от ответственности или помогут вынести справедливое наказание для преступника.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Юридическая помощь в уголовном праве и правосудии, помощь квалифицированных юристов
Adblock
detector